Криминальный Новосибирск. Зазеркалье.

 Зазеркалье.Пока новосибирская общественность ждет очередных разоблачений "злодеяний" семейства Солодкиных, я, почему-то заинтересовался фигурой заметно менее известной и публичной, но с точки зрения социальных тенденций, гораздо более занимательной. Мне стало очень интересно: кто же этот камень, висящий одновременно  на шеях вице-мэра, советника по спорту при губернаторе и еще юной шее предпринимателя  Юрия Солодкина?  Что за неподъемный  булыжник тянет их на дно правового омута, прямиком  за колючую проволоку? Кто этот таинственный Хасан Ганеев, который о Солодкиных знает то, чего не знают даже они сами.
Нет, правда, я лично ничуть не удивлюсь, если завтра появятся очередные показания г-на Ганеева, в которых он признается, что лично держал свечку у постели  Гитлера и Евы Браун, а в дальнем темном углу наблюдал фигуру штурмбанфюрера СС Александра Наумовича Солодкина,  который консультировал безумного Адольфа… нет, не в том, как заниматься сексом с Евой, а в том как уничтожать евреев в концентрационных лагерях.

Среда обитания, или как убить конкурента

На завтрак любой колбасе предпочитаю сыр, на обед – любым сосискам курицу. Это вступление вовсе не для того, чтобы показать: какой я сыроед и куроглод. Это все к тому, что я посмотрел телевизор. Конкретно ОРТ. Если прицелится еще точнее, то   «Среду обитания» на тему «Сколько мяса в колбасе». Ой, сколько мяса!!! От сои до крахмала, от кенгуру до крыс. И какого мяса!!! С выдержкой марочного коньяка и цветом лайма.  
Впрочем, не ответ на  вопрос о количестве мяса, кажется,  подвиг авторов на создание передачи. Мяса в колбасе во все времена было мало. В советские, его заменяли мокрой целлюлозой. Между прочим, продуктом натуральным. В постсоветские – всеми достижениями современной химии.  Однако, тема эта интересна, разве что детсадовцам, ни разу не подумавшим: куда исчезают крыски в процессе производства колбаски. Все остальные граждане сознательного возраста имеют отчетливое представление о том, что проще на кладбище найти зомби, чем в колбасе свежую натуральную говядину. Китайцам же, и вовсе поровну, что соя, что крыса, что кенгуру – все едино белок.

Подрыв НТВ

Я разочаровался в НТВ. Разочаровался окончательно.  Причиной тому – теракты в Московском метро.  Конечно, не сами взрывы,  а отношение к ним на одном из некогда лучших телевизионных каналов России.

Допинг и антидопинг

АнтиспортЕдва закончили Олимпийские игры в Ванкувере, а нам уже таинственно намекают, что век нынешних олимпийских чемпионов не долог. Пройдет пара лет, антидопинговые технологии догонят сегодняшний день технологий допинговых, и полетят золотые медали с крепких спортивных шей под не менее крепкие тренированные ноги. Можно было бы утешиться тем фактом, что нашим малочисленным чемпионам  обструкция не грозит. Все намеки на анабол и прочий фармакологический нелегал у российских олимпийцев вычистили еще на дальних подступах к Северной Америке. Выступали наши спортсмены честные и дистрофичные на фоне, например,  неожиданно мощных канадцев.
Только кому нужна эта чистота? Особенно если принять во внимание, что спорт – это зрелище! Шоу!

Пивная история

Скоро Новый год. В это время положено потчевать читателей душещипательными рождественскими историями, рассказывать о том, как одеться и что есть 31 декабря, чтобы не испортить отношения со знаком будущего года, изобретать поздравительные четверостишия. Плохие, но от всего сердца.
Однако специфика «Прецедента», а может быть, вредность характера Вашего покорного слуги мешают мне писать о хвое, хлопушках и шампанском. Хотя, возможно, виной всему недавний съезд судей. Только хочется мне поделиться одной свежей историей.
Итак, 9 сентября уходящего года близкий знакомый во дворе своего дома пил пиво. Погода была теплая, пиво холодное, настроение отличное.
Сразу оговорюсь спиртосодержащий напиток крепостью «менее 12 процентов объема готовой продукции» присутствовал в объеме 0,5 литра. Т.е. пьянкой не пахло.

Жизнь – копейка

Рисунок М. НейманаНоминально копейка и копеечка – это одно и то же. Ну русский язык - язык намеков и толкований. И не удивительно, что «стоит копейки» – означает дешево. А «влететь в копеечку» - значит: изрядно раскошелится.
Так вот, жизнь человеческая у нас стоит копейки, а смерь - влетает в копеечку. Именно поэтому жизнь человека никого не интересует, а за смерть никто не хочет отвечать.

Увертюра
11 июля 2008 года двадцати однолетний Семен Селюнин предупредил родителей, что идет к приятелю на день рождения и вернется только на следующий день к обеду. Это были последние спокойные часы в жизни Ирины Семеновны и Виктора Ивановича Селюниных. Это был последний раз, когда они видели сына живым.

Подрыв на «пятихатке»

Рисунок М. НейманаЧем неприятны мины? Если исключить трагические последствия свиданий человека и взрывного  устройства, то главная пакостность мины заключается в непредсказуемости встречи. Даже очень грамотный минер без специальной техники не может со 100% точностью определить ее местонахождение. Но мины можно попытаться запретить. И такие попытки делают различные общественные организации. Не факт, что результат будет положительный, однако, нельзя говорить и о полной безнадежности этой затеи.
А вот запретить деньги в ближайшем будущем, наверняка, не удастся. История строительства коммунизма показала, что отмена товарно-денежных отношений – тупиковая ветвь развития экономики.
У читателей может возникнуть резонный вопрос: зачем отменять купюры, эти приятно хрустящие в руках кусочки бумаги с красивыми рисунками? Вроде, как и незачем. Но есть одна проблема: все чаще красивые бумажки превращаются в «мины». Нет, они не взрываются при пересчете, не детонируют в портмоне от тряски на дорожных колдобинах. Они не могут убить, но способны сильно испортить настроение и, возможно, жизнь. По крайней мере, в том случае, если купюры отпечатаны не на гознаке, а на принтере каким-нибудь народным умельцем. Число которых, принтеров и народных умельцев, в век научно-технического прогресса заметно увеличилось.

Ирония трубы, или с легким паром

ДомДом на Серафимовича О реформе ЖКХ говорится много и давно. Настолько давно, что разговоры пошли на спад. «Пошла ли на подъем реформа?» - вот в чем вопрос. Судя по звонкам в редакцию, пока что дело сводится к тотальному переименованию банальных ЖЭУ в статусные управляющие компании. Стало ли легче от этого тем, ради кого проводится реформа?
Вопрос интересный и однозначного ответа на него нет. Как нет ответа на вопрос: стало ли легче тем, кто трудится в бывших ЖЭУ, а ныне – бизнес-структурах.