«Комсомольска правда» обратила внимание на появление сайта семьи Солодкиных. Журналистка Виктория Минаева обильно процитировала супругу Александра Наумовича Солодкина и его дочь. Что, наверное, заставило многих набрать в интернете адрес www.solokin.info . Но завершила заметку едким замечанием: «Однако невольно возникает вопрос. Куда делся младший сын Александра Наумовича, Юрий Солодкин, который также проходит по делу и объявлен в федеральный розыск… И почему об этом нет ни слова в дневнике его близких родственников?»

Мол, выпусти пенсионера на свободу, он сразу ползком, огородами да и в тайгу-глухомань. Ищи его потом между елок и сосенок с егерями, следопытами и гончими псами. Не знаю, насколько внимательно Виктория Минаева читала материалы на сайте Солдокиных, но лично я не нашел там ни фразы на счет того, что Александр Солодкин –младший страдает многочисленными болезнями, которые помешают ему скрыться от следствия, если будет изменена мера пресечения...

Как говориться: каждому возрасту свои приключения. Кто-то может бегать по горам и прятаться в подвалах, а для кого-то это верная смерть. Что касается Юрия Солодкина, то было бы наивно рассчитывать на размещение на сайте семьи информации с его точными географическими координатами, адресом, схемой проезда и часами приема для специалистов, представляющих интересы компетентных органов.


Вообще, судя по публикациям, и Александр Солодкин-старший и Александр Солодкин-младший до самого ареста были абсолютно убеждены, что с ними ничего не случится. Убеждены настолько, что вице-мэр, находясь под следствием, съездил за границу и из-за границы вернулся. Как я понимаю, они оба приходили на свидания к людям в погонах всякий раз, когда им это свидание назначали. Такое спокойствие можно объяснить либо самоуверенностью и глупостью, либо убеждением, что невиновного человека в России посадить не могут. Знаю точно, среди председателей облспорткомитета был один человек с ограниченными умственными возможностями. Этот индивид полагал, что в хореографическом училище учат петь хором. Но он носил совсем другу фамилию. Обвинений в глупости в адрес Солодкина мне слышать не приходилось. А вот обвинения в наивности Александру Наумовичу не избежать. Сажают у нас и без вины. Вообще, практика нашего следствия проста: лучше провести обыск у невиновного и задержать его, чем упустить виноватого. Все это напоминает браконьерскую ловлю рыбы сетью с мелкими ячейками: попадется что-то некондиционное, лишнее – можно в речку выкинуть. А можно отправить в котелок для навара.

Скажу честно, как любой нормальный обыватель испытывал чувство глубокого удовлетворения, когда в прессе появились первые статьи о разоблачении сибирской мафиозной семьи. Но имею довольно долгий опыт общения с людьми из правоохранительных органов и прекрасно знаю, как у нас расследуют дела. Более того, знаю на себе. 31 января 2008 года в 7.00 утра в мою квартиру ввалились: двое оперативников ОРБ ГУ МВД РФ по НСО Бочарников и Карнаухов, двое понятых, суда по манере общения, так же работников милиции, двое представителей следственного комитета при прокуратуре Ленинского района. Последние, видимо из личной скромности свои имена и фамилии на протоколе обыска не поставили.

Когда мне предъявили обвинение в создании экстремистского сайта, я отреагировал так, как на моем месте отреагировал любой нормальный человек. Сказал: «Ну вы, ребята, и идиоты!». На что юноша из СКП возбудился: «Оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей! Занесем в протокол!» Однако, это не было оскорблением. Это был диагноз.

К чести оперативников ОРБ, они первыми сообразили, что промашечка вышла. Уже через десять минут обыска потеряли всякий интерес к процессу и исполняли свою роль вполне формально. Но, поскольку Гениальный Сыщик, следователь Александр Владимирович Фомин(сам он находился на каком-то другом обыске), дал указание перевернуть моё жилье вверх дном и изъять все, что могло бы представлять интерес для следствия, в 9.40 системный блок компьютера, все CD и DVD -диски, кассеты с аудиозаписями, записные книжки, цифровой фотоаппарат и даже устаревшие носители вроде трехдюймовых флопи-дисков были погружены в казенную «Волгу» и отбыли на улицу Петухова. Я честно предлагал господам захватить на всякий случай коллекцию классической музыки на виниле, но они, оценив задачу на вес, предпочли с классикой не связываться. Четыре часа я провел в ожидании непонятно чего на Серебренниковской, 40. Нет, меня не пытали и не били. С оперативниками мы попили чай, под конфеты, которые я захватил из дома. Под чай я слушал байки о трудных буднях борцов с экстремистами. Потом меня очень вежливо попросили съездить в прокуратуру и побеседовать со следователем. На работу к этому времени я уже опоздал, а потому решил поглядеть в глаза человеку, организовавшему для меня экстремальную экскурсию.

Господин Фомин сначала минут десять суетливо бегал по коридору, исчезая то в одних дверях, то в других. На меня он внимания не обращал. Или обратить стеснялся. Но, в конце концов, успокоился, уселся на рабочее место и задал мне несколько коварных вопросов для протокола: имя, фамилии и т.д. Удовлетворившись моими объяснениями, что людей, которых они ищут, я не знаю, ни разу в жизни не видел, а программировать сайты не умею, следователь отпустил меня с Богом, но без конфискованного добра. Компьютер и все мои «секретные материалы» вернулись домой только через месяц. Кстати, уже через неделю я выяснил, кто сделал сайт и как зарегистрировал его на мою фамилию. Самому господину Фомину искать преступника было некогда. Он забрасывал сети тотальных обысков. А это занятие хлопотное, отнимающее массу времени.

Вы спрашиваете: чего я переживаю? Ну, ошиблись, но отпустили. Да отпустили, хотя и не извинились. Да. Вернули барахло, хотя и сорвали мне работу. Но в 2006 году я разговаривал с женщиной. Ее двоих сыновей посадили за создание экстремистской организации. Младший пацан только окончил школу. Старший подавал большие надежды в ВУЗе. Младший находился на автобусной остановке, когда несколько подвыпивших мужиков избили гостя из Средней Азии, который пытался им сбыть наркотики. После составления протокола и фиксации побоев азиатский гость ударился в бега. И правильно: ему светила 228 ст. УК РФ. Младший сначала проходил свидетелем. Но ОРБ нужно было громкое дело. Следователь сказал: «Ты шустрый – будешь главарем. А твой брат умный – будет идеологом!». И ведь, пошли под суд.

Так что Александр Наумович правильно сделал, что во время задержания позвонил младшему сыну и предупредил: чего тебе третьим быть? Нельзя же семью вовсе без мужиков оставить! Лети, орел!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить