АРГУТ

Приобрести полную версию книги

Часть 1. Весна.

***

Демоверсия.

Скачать деморверсию одним файлом zip.

Автор-Пассажиров рейса № 589, просят получить багаж в багажном отделении аэровокзала.

Пассажиры не ждали просьбы. Пассажиры ждали багажа. И довольно давно. Рейс прибыл точно по расписанию, в 12.30. На электронном табло уже светилось 13.43. Такая задержка после долгого утомительного перелета многих раздражала. Но не Володю. Ему, как и герою известного романса, некуда было спешить.

Тем не менее, у ленты транспортера он оказался в числе первых. Просто потому, что не умел что-то делать медленно. Мимо, важно и неторопливо как манекенщицы на показе мод, по кругу плыли чемоданы северян. Рейс № 589 прилетел в Новосибирск полупустым Десяток командировочных, несколько «челноков» и бизнесменов да семья ранних отпускников вот и все, кто счел возможным покинуть алмазную столицу России город Мирный, в начале апреля.

Володя не был бизнесменом, не имел командировочного удостоверения и в отпуск не собирался. Три года назад, после развода с дрожайшей половиной, оставив ей все, даже рубашки и носки, он укатил из Новосибирска к брату на север. Работы по специальности не нашел. Устроился на автобазу. Крутил баранку, мерз под КАМАЗом на зимниках, кормил якутский гнус и вот решил вернуться. Не то, чтобы Север надоел или к бывшей жене потянуло. Просто проснулся в одну из первых апрельских оттепелей и понял, что детская мечта: стать шофером осталась где-то у порога двенадцатилетия. А ему – взрослому человеку – пора заняться своим, взрослым делом. Сдал КАМАз, получил расчёт, купил билет на материк и из холодной северной весны попал в прохладную Сибирскую.

Свои чемоданы Володя вычисли сразу. Среди благородного и современного багажа респектабельных бизнесменов, его, обшарпанные, смотрелись как нищие на Бродвее. К тому же пожилые нищие. Коричневые, с некогда блестящими металлическими уголками на массивных заклепках, он появились в семье едва ли не раньше Володи. Верой и правдой служили родителям в долгих отпусках северян, объехав чуть не пол Союза: от Сочи до Владика. Сегодня их можно было с полным правом пристраивать в какую-нибудь богадельню для исторических ценностей: музей или частную коллекцию сумасшедшего собирателя чемоданов. Но сумасшедшие собиратели Володе как-то не попадались, да и научные сотрудники музеев обходили его стороной. Поэтому бедным ветеранам чемоданной промышленности приходилось нести трудовую вахту на заслуженной пенсии.

- Да, на роль бриллиантового короля я явно не тяну, - оценил себя со стороны Володя, выходя на площадь перед вокзалом.

-В город? - невысокий парень немного искусственно, как дилер-герболафщик, улыбнулся шедшему впереди солидному господину в шикарной дубленке.

-В город, но не с тобой. – Не скрывая презрения, с легкой издевкой, отрубил господин. – Меня встречают.

Новорусского пренебрежения Володя не терпел, даже если оно его напрямую не касалось.

-Земляк, меня подбросишь? –Володя поставил перед парнем свои потёртые чемоданы.

-Тебя? – он оглядел Володю весело и зло. – А денег-то хватит?

-Не бойся. Не хватит, так алмазами доплачу - у Володи появилось смутное ощущение, что он что-то сделал неверно. Бывает так: выходишь из дома, топаешь по сто раз пройденному маршруту, но знаешь, что движешься не так и не туда и вообще, зря покинул теплую квартиру. Как правило, это ощущение очень скоро подтверждается реальными неприятностями.

-Мирнинским рейсом прилетел? С калыма? - парень проявлял хорошую осведомленность.

-С калыма прилетают с Колымы – скаламбурил Володя. Ощущение близких неприятностей не проходило, но и отступать не хотелось. К тому же, опыт показывал, что все его неприятности завершались Happyend’ом да несколько повышенным уровнем адреналина в крови. – Ну, мы едем?

-Ладно, стой здесь. Сейчас подкачу. – Парень исчез на стоянке в толкучке машин. Через минуту у поребрика лихо тормознула красная «копейка».

-Давай чемоданы в багажник – глаза «таксиста» подсвечивала все та же злая улыбочка, но с багажом он обращался профессионально - деликатно и даже артистично. Володя устроился на переднем сиденье. Хотя машине было минимум лет пятнадцать, салон выглядел не просто опрятным, а идеально чистым, как операционная в элитной клинике для большого начальства.

-Куда едем?

-В город.

-Не дурак, догадался, что в город. Живешь где?

-Пока нигде. – Жить, действительно, пока было негде. Во всяком случае, к своей бывшей, Володя не поехал бы ни за какие деньги. Да и «свалиться» на голову кому-нибудь из приятелей после трех лет отсутствия было неудобно. Черт его знает, как они отнесутся к возвращению «блудного сына». - Давай в гостиницу. Как сейчас с местами?

-За башли – где угодно, что угодно и когда угодно. Хоть президентский номер. Нет проблем.

-В Новосибирске - президентский?

-А что: на Обкомовских дачах можно устроить. Есть домики частные – вилла на два этажа в полное и безраздельное владение. Плати филки и живи пока не надоест..

-Ну, я мужик скромный. Обкомовские дачи и вилла мне не нужны. Достаточно обычного люкса.

-Люкс, так люкс. Найдем. - машина с пробуксовкой рванула с места и буквально вылетела с площади на шоссе. Водитель не испытывал страсти к степенной езде, и под капотом ощущалась не «копеечная» мощь,. Педаль газа была утоплена в пол по «самое никуда», казалось, нажми хозяин ещё чуть-чуть: железка провалится сквозь днище и начнёт выжигать искры из неровного асфальта шоссе.

« Аэртон Сенна, да и только. Диагноз ясен – авария» – подвел итог внутреннему беспокойству Володя и снял со стойки ремень безопасности. В авариях он уже бывал. Один раз кувыркался метров восемьдесят на печально знаменитой «гитаре» под Ленском. КАМАЗ пришлось списать. Сломанное ребро срослось само и перестало беспокоить уже через пару месяцев. Другим везло меньше. На «гитаре» десяток менее удачливых водителей каждый год «играли в ящик». Не мудрено: единственный «серпантин» на три сотни километров пути. Володя был уверен: ни одна авария его не возьмёт. Грипп, коклюш, разрыв сердца от неожиданной радости – это - пожалуйста. А ДТП - максимум месяц на больничной койке. И то, очень постараться нужно.

-В Новосибирск-то в отпуск или как? - поинтересовался «Сенна» небрежно разглядывая надписи на аудиокассетах.

-Или как. Ты учти, меня здесь хоронить некому, так что изредка на дорогу поглядывай.

-Успокойся, что случится – я и похороню. – мрачно пошутил водитель, вставил кассету в магнитофон и, наконец, поинтересовался видом через ветровое стекло. Роберт Плант, своим высоким больным голосом запел «Лестницу в небо».

-Как заработки на севере? – парень не собрался молчать всю дорогу.

-Нормально. Кто хочет заработать - зарабатывает.

-Кто хочет – зарабатывает и здесь. Да заработок заработку - рознь. Ты же не за миллион в месяц яйца морозил? Небось, на квартиру, да на машину «срубил»?

-Срубил.

О деньгах разговаривать не хотелось. Лежали все Володины сбережения на коленях в спортивной сумке. Ни много - ни мало пол миллиарда. И зарплата, и приработки, и неожиданная удача с долларами в «черный вторник», и участие в государственной пирамиде- облигациях сбербанка. Вообще, по жизни, ему везло. Первая и единственная, крупная неудача - брак. Но не во всем же должно везти.

-Слушай, а твоя старушка ничего. Тянет, как новая. – Володя с удовольствием вслушивался в ровный и мощный тон, хорошо отрегулированного двигателя.

-Она новая и есть. Два месяца как с капитального ремонта. Пацаны в Казахстане по спецзаказу все сделали. Подвеску ни одна яма не пробьет. А движок – сам слышишь. С места на третьей трогаюсь. По трассе «японцев» делаю. Даром, что «Жигули».

Стрелка спидометра застыла на отметке 140. «Сенна» взглянул на часы и тяжело вздохнул: «Эх, не успеваю».

-Тут такое дело, надо в одно место заскочить. Это по пути. Брата жены до областной больницы подкинуть. Не возражаешь?

-Что, серьезно болен?

-Да никто не знает. На обследование кладут. После Чернобыля у него здоровья вообще не осталось. Он из ликвидаторов. Сам знаешь: у нас с народом как с быдлом. Сначала: давай, давай - угробят, а потом говорят сам, мол, виноват: никто в Чернобыль силком не гнал. Дома филиал аптеки. На колёса больше чем на водку уходит. Это у мужика-то!

-На таблетках, конечно, не жизнь Ладно. Валяй. Меня почетный караул с оркестром не ждет, да и вообще, ждать некому. А в гостинице, небось, не обидятся, если я на пол часа позже прибуду. Кстати, где меня поселить думаешь?

-Разберемся. Родственника прихвачу - потом с тобой все решим. - фраза прозвучала немного двусмысленно, но Володя не придал этому значения..

До города добрались быстро. Чуть сбавили скорость на кольце, перед постом ГАИ. На тех же 140 километрах в час проскочили «прощальный» магазин у Клещихинского кладбища. На Немировича-Данченко водитель свернул в частный сектор. Попетляв по переулкам, притормозил у облупившегося зеленого забора.

-Братан, две минуты и едем дальше. – водитель хлопнул дверцей и исчез за калиткой.

Ждать, действительно, пришлось не долго. Родственник водителя оказался детиной, под два метра ростом, с угрюмым и невыразительным лицом. Меньше всего он напоминал человека, изнуренного болезнями и обнищавшего на лекарствах. Во всяком случае, с первого взгляда о его смертельных недугах догадаться было сложно.

-Ну, все, порядок. Меня, между прочим, Юрой зовут. – Водитель, устраиваясь на сиденье, подал Володе руку. - А тебя?

-Вова. Будем знакомы.

Больной родственник на заднем сиденье пробурчал, что-то нечленораздельное. Володя переспрашивать не стал. Мотор «схватил» с пол оборота.

Родню Юра вез с большой осторожностью. Казалось, что за рулем совсем другой человек. Стрелка спидометра, едва задев отметку 60, сразу ползала влево. «Собрав» все светофоры, не позволяя обгонять себя разве что пешеходам, «копейка» не торопясь, как старая кляча, вползла на территорию областной больницы. В арке между корпусами Юра остановился. В этот момент Володя почувствовал, что по лицу сверху вниз скользнуло что-то холодное. Скорее инстинктивно, чем осмысленно он опустил голову, пытаясь рассмотреть, что падает. И сразу ощутил резкую боль на подбородке.

-Давай быстрее. – Юра оглянулся на Володю. – Что же ты, козел, ничего нормально сделать не можешь!

Только после этого полу крика, полу шепота Володя понял, что его убивают. Петля удавки лишь по чистой случайности зацепилась за подбородок. Детина сзади старался изо всех сил, и казалось, что челюсть вот-вот войдет в позвоночник.

Володя попытался правой рукой открыть дверку, одновременно втискивая левую между челюстью и удавкой, но ручка замка легко отделилась от двери. Ребята предусмотрели все. Везли Володю не в такси. В катафалке везли. А из катафалка клиента, как известно, согласно инструкции, выносят вперед ногами и не в гостиницу, а на кладбище.

Тот, что назвался Юрой, выхватил из кармана выкидной нож и дважды воткнул лезвие Володе в руку. В тесноте машины удары получились не сильными и не очень точными. Во всяком случае, боли Володя не почувствовал.

«Вот тебе и авария». - пронеслось в голове.

Володя, с неожиданной для себя ловкостью, махом левой ноги прижал водителя к сиденью.

-Монтировокой его, по башке! Быстрее, е…, твою мать! – уже не шепотом, а в полный голос орал Юра.

-Ща-а-ас , - просипел детина с заднего сиденья.

***

Зал ресторана купался в приятной полутьме. Запахи будоражили аппетит. Воскресный день оказался для Саши Черкасова, или как его в последнее время все чаще стали называть Сан Саныча, не днем заслуженного отдыха. На выходные в Новосибирск прилетел управляющий московским филиалом фирмы. Всю субботу и пол воскресенья убили на анализ ситуации и разработку новых схем платежей. Московский филиал обходился не дешево. Но даже в те периоды, когда «москвичи» не приносили ничего кроме убытков, Сан Санычу в голову не приходило закрыть офис в столице. Москва отсасывала средства, но давала связи и информацию. Причем связи, в своей внутренней иерархии ценностей, Черкасов ставил только на второе место. Он был совершенно убежден, что вовремя полученная и правильно проанализированная информация – это гарантия лидерства.

Москва по тернистому рыночному пути шла с опережением примерно на полг года - год. Все, что пережила столица, будь то разборки между криминальными структурами или риэлторкий бум, спустя время приходило в провинцию. Естественно в том урезанном, кастрированном, недоделанном виде, который и должен был иметь место, учитывая провинциальные капиталы. Точнее, по столичным меркам, отсутствия капитала

Двухдневный анализ отчета московского филиала указывал на близость подъема в строительстве и массового переоснащения магазинов и офисов. А значит задача номер один на ближайший год – выход на рынок современных строительных материалов и торгового оборудования. Если не первым, то в числе первых.

«Неплохо было бы найти что–нибудь этакое, что называется, эксклюзивненькое» - мозги у Черкасова от работы не отдыхали. Даже сейчас, в ресторане, разминая руками хлебный мякиш, в ожидании заказа, он в очередной раз прокручивал информацию и напряженно искал тот товар, ту суперсильную позицию, которая даст фору, позволит хотя бы временно скинуть с «хвоста» конкурентов.

Извечное проблема: новый товар требует серьезных вливаний в «раскрутку», а на раскрученном товаре всегда жесткая конкуренция, со всеми, вытекающими из этого, последствиями.

На сцене в конце зала зашевелились музыканты. Народа для воскресного вечера было немного. В прежние времена в восемь часов, в выходной день без блата ни в один кабак попасть было невозможно. Ресторанные залы усаживали за одни столы и карточных шулеров, и «оперов», на шулерах зарабатывавших звания. Студентов и профессоров, и работяг и воров в законе. Материализованный идеал социализма: всеобщее равенство и братство. Равенство, естественно, перед цитаделью разгула, разврата и тлетворного влияния запада. Нынче в ресторанах царила формула трех Б. Бизнесмены, Бандиты и дамы, название профессии которых так же начинается на вторую букву русского алфавита.

Впрочем, один посетитель выпадал из общей концепции. Джинсовый костюм Wranglerсмотрелся бы круто лет двадцать назад. В семидесятые такой франт имел сто процентный шанс стать эпицентром женского внимания. Нынче он выглядел эдаким мастодонтом, случайно сохранившимся в процессе эволюции. Все вымерзли, а он остался.

Ну ладно, джинсовый костюм - блатота вообще может припереться в ресторан в трико и красном пиджаке, но, если судить по состоянию лица, «мастодонт» перед воскресным ужином в ресторане еще и участвовал в конкурсе: «Кто быстрее побреется левой ногой и останется жив». Добился ли господин победы в конкурсе или нет неизвестно, но, по крайней мере, остаться живым ему удалось. Хотя все лицо и было облеплено лейкопластырем.

«Вообще, в таком виде нужно идти в больницу, а не в кабак» - Между делом отметил Сан Саныч и снова вернулся к своим мыслям.

Посетитель в джинсовом костюме рассеянно оглядел зал и, устроившись за столиком справа, от Черкасова, принялся изучать меню.

Музыканты сыграли пару инструментальных пьес, модных лет тридцать назад, и занялись проверкой публики на парнос. Убедившись, что расставаться с деньгами никто не торопится, размялись «Стюардессой по имени Жанна». Стюардесса была весьма неплоха и, на пятачок перед сценой выскочили несколько человек из компании, сидевшей рядом с музыкантами.

Гуляла компания уже давно. Во всяком случае, степень веселости намного превышала стограммовую отметку по коньячно-водочной шкале. По речи и одежде можно было догадаться, что ребятки «оттягивались» на честно награбленные рубли и не комплексовали из-за ограниченности своего словарного запаса.

Глядя на танцоров, Черкасов поморщился. Их первобытные вопли мешали сосредоточиться. Вечер мог стать потраченным впустую. Ничего дельного в таком шуме в голову не приходило. По крайней мере, ничего такого, что могло превратиться в серьезные деньги.

Сан Саныч начал жалеть, что предпочел холостяцкой яичнице с колбасой ресторанные изыски. Жену Черкасов на прошлой неделе отправил в Австрию, покататься на горных лыжах, подышать беспечным воздухом цивилизованного и стабильного мира, а, главное, отдохнуть от тяжкой обязанности контроля, за похождениями супруга. Или, как выражается Наталья, «похотьждениями». Жена с хорошими мозгами и острым языком – находка для философа, но катастрофа для бизнесмена.

Короче, готовить самому желания не было. А хорошо поесть – желание было. Именно это стечение обстоятельств в сочетание с неразрешимым противоречием и привело Черкасова в ресторан.

«Сам дурак. Думать нужно на работе, мечтать – на пляже, грибы собирать в лесу, а в ресторане – кутить и развращаться. Как все нормальные люди».- Сан Саныч с наслаждением принялся уничтожать грибной салат: «Эх, надо было бы водочки заказать. Тоже мне мыслитель, Спиноза, Владимир Ульянов: гвозди, панели, торговое оборудование, а о главном забыл. Под грибной салатик помнить нужно только и исключительно о водочке. Как я с такой слабой реакцией на ситуацию до сих пор не разорился?»

Господин в джинсовом костюме дождался горячего. Он был голоден, и массивы лейкопластыря на его лице начали двигаться мощно, ритмично и практически без остановок.

Музыканты продолжали нащупывать слабые места у немногочисленной публики. Замысловатая мешанина из западной и отечественной эстрады, с вкраплениями традиционной «Москвы златоглавой» и тюремного репертуара ощутимого результата не давала.

Компания у сцены затеяла какой-то шумный спор. Один из них, небольшого росточка, пружинкой выскочил из-за стола и, ловко исполнив «вертушку», выбил поднос из рук у проходившей мимо официантки. После чего эффектно, как жонглер в цирке, подхватил левой рукой кувыркающуюся бутылку шампанского, правой - графинчик с водкой. Все остальное со звоном и чмоканьем полетело на пол. Коротышка, потрясая зажатыми в поднятых руках сосудами, издал боевой клич. Приятели улюлюкали и аплодировали. Официантка испуганно застыла в месиве из подливы, салатов и картофеля фри. Плечи ее дрожали. По щекам ползли черные капли коктейля из слез и дешевой туши.

«Да, поужинать тихо не удастся» - подумал Черкасов. Чувствовал он себя пренеприятно. Драться приходилось редко. Вообще он считал кулаки аргументом идиотов. Было страшновато. Но, еще не поднявшись со стула, он уже твердо знал, что секунду, другую спустя все же встанет и вмешается. Вмешается и, судя по квалификации оппонентов, будет размазан по полу как картофель фри и станет выглядеть не лучше этого приятеля в оригинальном карнавальном ансамбле из джинсы и лейкопластыря.

Сан Саныч автоматически оглянулся направо, но джинсового господина за столиком уже не было. Он уже стоял в эпицентре конфликта рядом с официанткой.

Черкасов всегда поражался таким типчикам с крепкими челюстями, волчьим аппетитом и самомнением, позволявшим искать новые приключения, еще не стерев с лица следы предыдущих.

Пока Черкасов поднялся и добрался до места боевых действий, господин в джинсовке успел разбить бутылку шампанского о голову гения карате. Судя по последствиям, каратист не был готов к роли океанского лайнера, спускаемого со стапелей. Вместо того, что бы стойко перенести столкновение с ударной дозой шампанского и гордо отправится в кругосветное плавание, он по-простому, без затей плюхнулся в организованное им самим болото из съестного и спиртного. Щека «каратиста» уютно, как подушку, пригрела свиную отбивную. Компания, разбрасывая стулья и опрокинув стол, бросилась на защиту «пацана».

Последовательность дальнейших событий реконструкции не поддавалась даже в процессе составления протокола в дежурной части, где все действующие лица оказались спустя пол часа. Сан Саныч ясно помнил, что его для начала свалили и топтались на его новом английском костюме, ни-то играя в футбол, ни-то танцуя «Ча-ча-ча». Помнил, что находится внизу, ему довольно скоро надоело, что ресторанный стул оказался неплох в роли боевой палицы, что музыканты вполне сносно владели микрофонными стойками, как орудием единоборств и оказали своевременную союзническую помощь. Кажется, выдержав первый напор пьяных боевиков, совместными усилиями вытеснили их из зала ресторана. В протоколе, правда, значилось, что вытеснили не только буянов, но и наряд милиции. Подоспевшим омоновцам то же немного досталось. Причем и от пацанов, и от милиции, и от музыкантов, и даже от него, солидного бизнесмена Черкасова. Но, уж коли вы специалисты, учитесь быстро разбираться в сложных ситуациях . Или мочите всех подряд и сразу.

-Ощущение такое, что по мне прогнали табун лошадей, а потом следы от копыт закатали катком. – негромко сказал господин, в еще недавно новом, джинсовом костюме. Лейкопластырь с его лица исчез почти полностью. Виднелись многочисленные порезы с еще свежей кровавой коростой.

-Утешает только то, что и неприятель не чувствует себя победителем. – Сан Саныч с удовольствием разглядывал здоровенный фингал у бугая, сидящего на скамейке напротив. Хотелось верить, что это след оставил стул, направляемым его, Черкасовской, твердой рукой.

-Гордиевский, подпишите протокол – лейтенант, подозвал к столу с бумагами соседа в джинсовом костюме.

-Гордиевский? – Сан Санычу фамилия показалась знакомой. Он повнимательнее пригляделся к изрезанному лицу. И, придерживая встающего, за рукав, спросил: «Вы в Томске, в ТИАСУРе не учились?»

-Было такое в моей глупой биографии.

-Гражданин Гордиевский, мне вас долго ждать?

-Подожди, лейтенант. Первый курс. 813 комната. Ну, вспомнил?

-Что значит подожди? Гражданин э-э-э, – Заглядывая в протокол, замялся лейтенант: – Черкасов. Это милиция, а не посиделки с девицами!

-Черкасов? Сашка, что ли? Ну ты и, как бы это выразиться, посолиднел.

-Хорошего человека и должно быть много. Это известно даже детям. Лейтенант, дай-ка мне дежурного по городу.

-Слушай ты, придурок, будешь здесь наглеть, я быстро придумаю: как развлечь своих ребят.

-Дорогуша, я не Кио и не Мадонна. Развлекаться будете в нерабочее время. Набери дежурного.

Сан Саныч давно научился разговаривать с людьми так, что они быстро понимали, кто хозяин положения. Даже если он хозяином, де-факто, не был. Лейтенант, немного подумав, снял трубку телефона и набрал номер.

-Товарищ полковник, это из железнодорожного беспокоят, лейтенант…

Черкасов по-хозяйски забрал у лейтенанта трубку.

-Василий Сергеевич, ты? Привет, это Черкасов. Ну, как, бензин вам подвезли? Все нормально. Разве такого человека, как ты, забудешь. Послушай Василий Сергеевич, у меня с приятелем здесь небольшое недоразумение вышло. В ресторане ужинали, буянов пришлось утихомирить. Да нет блатные какие-то. Ну, спасибо. Сейчас передам.

Черкасов с интересом наблюдал за тем, как менялось лицо лейтенанта. Ничего начальственного, во всяком случае, в нем найти уже было невозможно.

-Да, так точно, товарищ полковник. - Лейтенант положил трубку. – Вы свободны, Александр Александрович.

-Пойдем, Вовка.

-Эй, базар не кончен. Еще встретимся. – бугай с фингалом недобро подмигнул целым глазом и помахал на прощанье пальцами-сардельками.

-Ага. – Беззаботно кивнул Сан Саныч.

Они вышли из стеклянного аквариума дежурки. Вдоль стен длинного узкого коридора РОВД, в две шеренги, почетным караулом выстроились бомжи – результат недавней облавы на вокзале Новосибирск – Главный. По коридору не торопясь прогуливались двое крепких парней в милицейской форме. Легкий аромат перегара свидетельствовал о том, что стражи порядка отметили успешную облаву.

-Стоять, п..дюк! – Один из милиционеров ловко махнул «демократизатором», выпрямляя подгибающиеся колени, потрепанного мужичка неопределенного возраста. – Я сказал стоять!

Второй, обращаясь ко всем присутствующим, весело объявил:

-Граждане бомжи! Зачитываю ваши права. Вас еще не посадили, а только задержали. А, значит, на х.., вы имеете право стоять. Кто не понял и попытается сесть, тому, на х.., права объясню дубинкой! Все ясно?

Бомжи, глуповато улыбаясь, молчали.

-Я спросил: все ясно? – Уже без улыбки повторил милиционер и наотмашь хлестанул дубинкой пошатывающуюся с перепою тетку. Недружное «да» прошелестело вдоль полутемного коридора.

-Громче, блохоносы!

-Да! – Как солдаты на плацу гаркнули понятливые бомжи.

-Лик власти. – Мрачно прокомментировал происходящее Володя.

-Брось. Это уже не люди. – Сказал Черкасов, распахивая дверь РОВД. Свежий ночной ветерок ворвался в душное помещение райотдела. Было неясно, к кому относится последнее замечание Сан Саныча: к бомжам или милиции.

Дорогой читатель, милая читательница!

Я рад, что Вас заинтересовала эта история. Если Вы действительно хотите узнать: чем она закончится – поддержите автора, т.е. меня, а потом получите книгу в формате PDF, doc.,txt. Исключительно благодаря Вашему вниманию у меня появится возможность писать новые, надеюсь, не менее интересные истории. За что я искренне Вас благодарю!

С уважением, Андрей Глущук

скачать полностью http://glush-mania.ru/action-books

Читать книгу

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить