Ограбить ГУМ

Приобрести полную версию книги

скачать в формате EPUB

Скачать деморверсию одним файлом zip.

А день начиналсянеплохо. Рабочая неделя завершилась, а вместе с ней, по логике вещей, должны были завершиться и проблемы. По крайней мере, проблемы этой недели.

Суббота, «фирменный» футбол. Фирменный потому, что все ребята компьютерной фирмы «СибКом», кто выжил в летней финансовой засухе, собирались по субботам в пять часов попинать мячик на поле соседней школы. Увольняли обычно по пятницам. Те, ктоприходил на футбол, знали точно: по крайней мере, еще неделю онипри деле и могут рассчитывать на зарплату.

Денег, правда, не видели с начала лета. Вместо них имелись гарантии руководства и надежды нато, что гарантии волшебным образом превратятся в конкретные хрустящие дензнаки. Конечно не сейчас, позже, осенью, после завершения традиционного сезонного спада.

А лето в этом году выдалось тяжелое.Уже в апреле продажи резко пошли под гору. Отцы-учредители долго голову не ломали.Привилегиюспасения фирмы предоставили сотрудникам, а сами сосредоточились на дележе имущества. И кто их осудит?Фирм можно зарегистрировать десяток, а потерянные деньги никто в коробочке из под ксерокса, перевязанной муаром, не принесет.

Валера Смирнов работал начальником отдела программирования со дня основания «СибКома». Более трех лет. Начальник – громко сказано. В подчинении два человека.Оба - его старые приятели. С ЖенькойУсачевым, за своё крепкое телосложение прозванного «шкафом»,еще в один детский садик ходили. Потом в школе в одном классе все десять лет оттрубили. Винституте дуэт превратился в трио. Не мушкетёров – программистов. Все троедавно могли уехать в Штаты. Все бывшие системщики, в угоду потребностям рынка, ставшие «прикладниками». Они втроем, на равных, «клепали» офисные и бухгалтерские программыпод заказ. Начальственное положение Валеры подтверждалось только десяти процентной надбавкой к зарплате и необходимостью отвлекаться на заключение договоров и прочую бумажную волокиту.

Отдел особой прибыли не приносил, но и убыточным подразделением не был. Свою зарплату зарабатывали сами, в карман фирмы не заглядывали. Даже тогда, когда за июнь и июльбыло продано только два десятка компьютеров, а менеджеры отдела продажтанцевали лезгинку перед каждым потенциальным клиентом, программисты исправно вносили свою лепту «живыми» деньгами. Правда, сами денег не получали. Не живых, не мертвых.

Сегодня после игрыкак всегда расположились на травке под кленами за футбольным полем. Два часа беготни по пыльной, выжженнойтридцатиградусной жарой поляне, стерли и без того едва заметныена фирме, признаки иерархического деления. Поди разбери, кто из этих потных, грязных, загорелых, молодыхмужиков президент, а кто шофер. Ровным счетом никаких различий, если не заглядывать в ведомость по зарплате.

Саша Незванов подошел к Валере сзади. Саша, душа любой компании, непревзойденный мастер тоста, ходячая энциклопедия российских анекдотов и вице-президент «СибКома», дружески похлопал Валеру по плечу:

-Ну, ты, Валерка, Марадона! Какой гол вкатил! С левой ноги, в падении, через себя. Тебе за сборную России играть надо, а не программы писать.

-Какая сборная? Случайно получилось…-Валерка сам знал, чтос мячом обращаться умеет. Играл полузащитником в сборной института. Один сезон за местную команду мастеров. Но в команде не прижился. Нужно было много бегать и мало думать.Так Валера не умел. К тому же тренер не любил людей умнее себя, а бытьглупее его было сложно. О несостоявшейся карьере в большом футболе Валера не жалел. Своим футбольным талантам особого значения не придавал, но услышать комплимент, а тем более почувствовать расположение начальства, кому не приятно?

-Зря скромничаешь. С углового как подкрутил в дальнюю «девятку»? Я после Буряка таких голов не видел.

- Ветром занесло, -Валерка улыбнулсяНезванову и подумал: «Какой, все-таки классный парень, наш «вице»».

-Да, чуть не забыл, мы тутна совете учредителей вчера посидели, подумали и решили…- Саша немного замялся, формулируя мысль изакончил на одном дыхании. – Отдел программирования не отвечает генеральной линии развития фирмы. Будем расформировывать. А, сам понимаешь, нетотдела, нети начальника. В понедельник можешь забрать документы. К сожалению, с расчетом придетсядожидаться до осени. Не переживай – сентябрь не за горами, с голода не умрёшь.

До Валеры не сразу дошел смысл сказанного. Он попытался поймать взглядНезванова, но тот, вдруг, сталсосредоточенно рыться карманахспортивного костюма, как будто надеялся именно из них извлечь сентябрь или, хотя бы Валерин расчет.

-У Стругацких понедельник начинается в субботу, а у меня пятница в субботу продолжается… - попытался пошутить Валера.

-Да брось расстраиваться. С твоей головой ты всегда найдешь работу. А не найдешь, так еще не поздно в футболе себя попробовать.Нам, глядишь, на твои матчи билеты покупать придется.

«Взрослый человек, а такую чушь несет.» – подумал Валера, но говорить ничего не стал.

-Пойдем лучше пивка выпьем. Ребята «Баварское» принесли. Хо-о-олодненькое. Победу обмоем и удачное решение.

-Решение о моем увольнении?

-Да забудь об увольнении. Мелочи жизни. Представляешь: мы последние закупки за ГКО оформили.И такая удача: бумаги скинули как раз, когда Кириенко объявил о реструктуризации.Ну, разве не повод посидеть?

-Как-нибудь без меня.

-Как хочешь. Я же от души.

Валера поднялся и побрел в офис переодеваться.

По большому счету предвидеть сегодняшнее «отлучение» было не сложно. Еще в июне начальство завершило передел собственности мирной конференцией и «междусобойчиком».За столомродилась идеясплочения фирмы в ходе рекламной компании. Кому именно принадлежала эта гениальная мысль, для персонала осталось тайной за семью печатями. Только очередная неделя была объявлена «неделей творчества». Всем было предложено разработать на конкурсной основе оригинал-макет, слоган или сюжет рекламного аудио-ролика. Первая премия – выплата месячной зарплаты. Причём, не осенью.

Откуда Раиса, жена Валерки, узнала об этом мероприятии, неизвестно. Только пути к отступлению оказались отрезанными. Раиса стала за его спиной «заградотрядом с пулеметом» заряженным бесконечным арсеналом упреков и нравоучений. «Вешать» на уши «лапшу» о собственной бесталанности можно было начальству. Для Раисы это не служило оправданием.Безвыходность положенияпривела к рождению самоубийственногооригинал-макета. Два дня насилия над собой и компьютероми вот: грустный Чарли на скамеечке из клавиатуры, обнимает монитор компьютера. В ногах – известный всему миру мятый котелок. Снизу мелким шрифтом слоган: «Все сотрудники «СибКом»летомходят босяком!» и телефоны. Сверху крупная надпись: « Господа хорошие! Купите компьютеры, кто сколько сможет…»

Валера долго решал,где примостить восклицательный знак: перед «хорошие» или после. В конце – концов, плюнули сделал два варианта.

Независимые эксперты из рекламного агентствапервую премию присудили ему.Особую пикантность всему придавало то, что генеральный, Владимир Исаевич, всю жизнь гордился внешним сходствомЧарли Чаплином.

-Да-а-а. – Протяжно и задумчиворезюмировалтогда шеф, - Вы, Валерий Григорьевич, оказывается оригинал.

Обещанную зарплату так и не дали. А вот пинком под зад – пожалуйста.

Валера не торопясь, переоделся, собрал в коробку личные вещи и, под бдительным взглядом охранника, вышел через знакомые облупленные двери служебного входа. Вышел уже безработным.

-Макет прихлопнул оригинала …. – шутка получилась невеселой, но отвечающейреальному положению вещей.

***

Раюша, меня отфутболили.– Валера аккуратно прикрыл дверь квартиры. Аккуратность была мерой вынужденной. Дом, где проживали супруги Смирновы, почти признали исторической ценностью.В конце прошлого векакупец – миллионщик, между прочим, тожеСмирнов выстроил для себя двухэтажный особняк. Купец умер в 17 году.Говорят быстро и не без чужой помощи. Дом умирал медленно. К своему столетнему юбилею особняк подошел расчлененным на восемь квартир. Так называемое «техническое состояние»можно было охарактеризовать как: «Держи меня, а то рухну».Капитальный ремонт не делали ни разу. Городское начальство мотивировало это тем, что дом – памятник архитектуры, а потому его надо реставрировать и отдавать под музей. Но реставрация требовала выселения жильцов.Выселяться на улицу, естественно никто не хотел, а давать новые квартиры не желала Мэрия.

В принципе особняк без проблем мог к своим ста годам добавить еще двести и пережить не только купца, нынешних жильцов, но и бессмертных чиновников. Первый этаж был кирпичный. Кладка держалась не на честном слове бригадира какого-нибудь СМУ, а наяйцах. Отборных, куриных.И разорвать мертвую хватку добротного раствораможно было только прямым попаданием пары фугасных бомб. Второй этаж – сруб из бревен лиственницы с резными рамами и карнизами был свидетелем пары серьезных пожаров и многочисленных безжалостных разборокГражданской войны.

Купецценилкачество.

Здоровье «долгожителя» подорвали два обстоятельства: «плывун» о котором миллионщикне подозревал и Семипалатинский полигон. Последний подорвал здоровье дома в буквальном смысле.Никто не верил, что взрывы в Казахстане могут раскачивать постройки в Сибири.Валера одним из первых додумался сопоставить заявления ТАСС и корабельную качку.Покойникиродители с энтузиазмом сели за письма в инстанции.Реакция последовала мгновенно. Люди в штатском пришли и заявили: «Вы знаете, что бывает за разглашение государственной тайны? Нет?Будете писать – узнаете…»

Потом косяками пошли экскурсии из различных инстанций. Экскурсанты участливо слушали, старательно записывали, кивали головами и, закрыв за собой двери подъезда, выразительно крутили пальцами у виска.

Чиновников опровергла наука. В одном из НИИзаинтересовались феноменом, поставили аппаратуру, зафиксировали толчкисилой до шести баллов по шкалеРихтера. Институт ожил.На купеческом доме защитили десяток диссертаций. Но на судьбе жильцов, как водится, плоды науки не отразились. Так уж у нас исторически сложилось:наука сама по себе, люди сами по себе.

ПотомПерестройка прикрыла взрывы, диссертанты из института разбрелись по шоп-турам и, даже плывун покинул особняк. Ушел куда-то, оставив после себя пустоты в грунте. Во всяком случае,специалисты из НИИ, забирая свое оборудование из подвала, поставили именно такой диагноз. «Живите спокойно, но не увлекайтесь дискотеками: одной половиной дом висит надподземным провалом. Висит, покадержит кирпичная кладка». Иначе говоря, дом висел на дореволюционных яйцах.

Так, что осторожность Валеры не была лишней. Хлопнешь дверью – окажешься этажом ниже. А куда ниже, если живёшь на первом?

-Отфутболили? -Раюша, каки все последние пять лет, а ровно столько прошло со дня их счастливого бракосочетания, находилась в состоянии идеально сбалансированного холодного бешенства. – Опять грязный как свинья?

-Есть немного. – Валера мысленно прикинулскорость перехода от холодного бешенства кядерному взрыву, который неизбежно должен был последовать за сообщением об увольнении. Выходило, что очень быстро. Такую скорость без специальной аппаратуры не зафиксируешь.

-Зато воды «немного» нет. – Сообщила супруга. – И вообще, лучше бы ты вместофутбола вагоны разгружал.

-Ты же знаешь, у нас на один вагон батальон желающих.

-У тебя всегда отговорка найдется, потому и сделать ничего не можешь. Ни квартиру поменять, ни на новую заработать.

Пока все шло нормально. Как обычно. Валера начал подумывать о том, что бы отложить неприятный разговор о его статусе безработного до воскресенья. Или лучше до понедельника. Нет, пожалуй, до вторника. Но тут в привычном ворчаньестали проскакивать нотки явной садистской издевки.

-Он, видите ли, интеллигент. И папа его был интеллигент и дедушка читать умел.Торговать ему стыдно, воровать – совесть не позволяет, он думать будет. Чапай. Стенька Разин на утесе.Программист, ты уже придумал нам программу на ближайшее будущее?

-Не придумал, а составил. - Мягко поправил Валера.

-Ну и что ты там составил?

-Программу лечебного голодания. На ближайший месяц.

-Идиот. И шуткиу тебя идиотские! – Температура нагрева приближалась к критической.

-Кроме шуток. Рая, меня уволили.

-Что! – Бедная Рая забыла о провале под ногами. «Что» прозвучало безо всяких полутонов и каких бы то ни было попытокприглушить голос. Боевой клич«амазонки»гулко срезанировал под ногами тяжелым : «Оу-оу-о!».

-Тише, Рая. –Прошептал Валера,просительно заглядывая в горящие черные глаза супруги. -Будешь так волноваться - мы останемся и без еды и без жилья. Если, конечно, вообще останемся.

-Подлец! – Уже шепотом перешла в атакуРаиса. -Ты специально затащил меня в этот дом! Я знаю, специально!

-Конечно, специально. И яму под ногами специально вырыл. Что бы чувствовать глубину мироздания. А при случае – глубину падения. – Покорно согласился Валера.

-Да, специально! А ведь за мнойсам Холерин ухаживал. Замуж звал. Он теперь вице-президент банка и на «вольве» ездит!

-Не на «вольве», а на «Вольво». - Примирительно уточнил Валера.Но супруга примирения не желала.

-«Вольве», «вольво» – какая разница. Ты токаждый выходной под своей несчастной «копейкой» валяешься.Вот тебе и цена – копейка.

-Слушай, Рая, давай в целях личной безопасности перенесем выяснение отношений на улицу. Жить хочется. -Предложил Валера и неуверенно добавил: -Пока еще…

-Пойдем, выйдем. Тебе житьсразу перехочется!

Военная хитрость удалась. Несмотря на свой буйный характер, публичных скандалов Рая не устраивала. Публику не любила. Предпочитала, что бы в зале театра одного актера находился только один зритель. Согласие выбраться на улицу автоматически означало окончание скандала. Вернее, перевод его вялотекущую форму.

Вообще городв это лето днем словно вымирал. Напарившись в душных офисах, народ без сил расползался по домам в ожидании вечера.Ближе к сумеркам улицы оживали. К страдальцамприходило второе дыхание. Жаркое лето расплодиломассу открытых кафе, столиков под зонтиками, уютных забегаловок. Расплодило с одной целью, что бы дикий сынсоциализма – россиянин узнал, наконец, что пиво есть. Причем не только«Жигулевское». Измученные духотой, жаждой и бесконечной гигиенической рекламой, горожане в массовом порядке перебирались из квартир под зонтики летних кафе, с единодушием, невиданным в советские времена даже в дни революционных праздников .

В кармане джинсов похрустывалпоследний заначенный полтинник, результат пятничного калыма.Валера решил потратить его с пользой. В конце концов,очередной спектакль Рая разыграла на достойном уровне и вполне заслужила гонорар. Что значат: пиво, шашлык и вечер без телевизора, в сравнении с семейным покоем? Ничего! Тем более, что телевизор две недели удивленно моргает, ничего не показывает и только тихонько жалобно гудит.

Во дворе Валера с благодарностью поглядел народной старый домишко, так удивительно легко разрешающий все внутрисемейные противоречия. Ничто так не укрепляетчеловеческие отношения, как угроза катастрофы.

***

Они устроились под зонтиком«открытого» кафе в самом центре, напротив ГУМа.Солнце отсвечивало на западе огненной короной.Крыши пятиэтажек на фоне заката выглядели театрально - демонически.Часы на ГУМе показывали без пяти девять, но долгожданной прохладой и не пахло. Асфальт, впитавшийбезжалостное дыханье августовского полдня, вполне компенсировал уходсветила.

-Ничего лучше ты придумать не мог. – Полушепотом комментировала Раиса идею культпохода. – Банкет по случаю увольнения. Денег нет, работы нет перспектив никаких, зато появился повод для пьянки.

-Банкет – это слишком громко, Раечка. Пьянка – слишком мрачно, хотя вполне в Российских традициях. Мы просто выпьем по кружечке холодного пива, скушаем по шашлычку.

-Пиво не буду. И шашлыком сам травись. – Раиса рассеяно оглядывалась по сторонам.

Валера понял, что пик скандала пройден, можно расслабиться.

-А что тебе взять?

-Шампанское и шоколад.

«Так, шашлык накрылся» – мысленно прикинул Валера: « Шампанское тридцатка, шоколад – пятерка. Остается только на пиво. Ну и черт с ним».

-Шампанское, пусть будет шампанское. – Валера подозвал официантку и сделал заказ. Пиво в высоком пластиковом стакане появилось на столе почти мгновенно. Белоснежная шапка над золотистым напитком и маленькие капелькивлаги, как пот покрывавшие напряженно подрагивающие матовые бока стакана, заставили судорожно взглотнуть слюну.

-Шампанское только теплое. Брать будете?- Официанткаобращалась вроде бы к Валере.Но ответа ждала от Раи. Во всяком случае,смотрела именно на нее. Профессионал…. Раиса, наконец, отвлеклась от изучения площади перед ГУМом и, как загипнотизированная уставилась напиво, стоявшее перед мужем.

-И что, сильно теплое? – Спросила она, борясь с соблазном.

-Достаточно. Не кипит, но обжигает. – Посетителей еще было немного, официантка некуда не спешила и с удовольствием упражнялась в остроумии.

-Если не кипит, – несите. -Раиса своих решений не меняла.

Официантка красиво удалилась и вернулась через минуту с бутылкой шампанского и шоколадкой на подносе.

Откроете сами?

Валера потрогал бутылку. До кипения шампанскому было далеко. Оно, как нормальное земноводное имела температуру окружающей среды. Что-то около тридцати градусов.

-Нет уж, откройте, пожалуйста. – Осторожность Валера считал своей сильно стороной, а везучесть – слабой. Именно поэтому он стал не сапером, а программистом.

-Как вам будет угодно. - Сказалаофициантка. Ее лицо выражала примерно следующее: « Я вас предупредила, а остальное уже не мое дело!»

Ловким движением палача она свернуласеребристую голову бутылки. Белое игристое полу-сухоебыло в хорошем настроении. Почувствовав свободу, оно громкосказало: «Ба-а-а!», рванулось верхирастеклось сверкающими пузырьками покрасно-беломупластику зонтика.

Официантка демонстративнозаглянула в бутылку, деланно вздохнула и аккуратно перелила остатки сбокальчик.

-Вот так весь день. Из четырех бутылок полтора стакана. Еще шампанского не желаете?

-Нет. – И без того черные глаза Раисы стали еще темнее. Онанапряглась, как перед прыжком. Большая капля шампанскогоупала ей на щеку и вдруг, как бы вдохновившись ее примером, из глаз потекли слезы. – Ну почему вечно все так?

-Рая, ну что ты.Ну, подумаешь, шампанское. Делов-то.

Плакала Рая редко. И каждый раз ее слезы приводили Валеру в состояние полной растерянности.

-Милочка, не плачьте. – Официантке надоело изображать Фурию, а может быть, Раины слезы ее действительно тронули, толькотут же появилось белое полотенце «что бы вытереться» и стакан пива «за счет заведения».

Резкий сивушный запах падающих с зонтика капель заставил их пересесть за другой столик.

-За нас, за безработных. -Валераподнял стакан.

Жена почти успокоилась. Она сосредоточенно смотрела, куда-то за спину Валере, и безжалостно кусала губы.

-Надо все менять. – как бы про себя сказалаРая.

-Ты о чем? – Валера непроизвольно повернулся, по направлению ее взгляда. За площадью темнела уродливая махина ГУМа. У служебного входа, в сумерках угадывались контурыинкассаторскогоУАЗика.Валера почувствовалнеприятный холодок в животе.

-А пиво-то, какое вкусное! – Он торопливо сделал большой глоток. Английское пиво отдавало дрожжами, как недозревшее домашнее вино. Но послевкусие было приятным ив жару оно пилось легко. - Рая, попробуй. А насчет денег не волнуйся. У меня завтра калымчик. Нужно «сгенерить» систему и установить Windows. Рубликов сто пятьдесят заработаю. Как-нибудь перебьемся.

-«Калымчик»? «Сто пятьдесят»?Как-нибудь перебьемся? – Повторила за мужем Рая, копируя его негромкий глуховатый голос. – Ты хочешь сказать, что с голоду не сдохнем?

-Конечно, не сдохнем! – подтвердил Валера, отхлебывая очередной глоток.

-Дождемся, что нас под развалинами похоронит….

-Да наш дом может еще сто лет постоит.

-Похоронит, похоронит. – Рая говорила, явно думая о чем-то другом.

-Смотри сколько денег в одно время, в одном месте. И почему они не наши?

Валера с тоской оглянулся на ГУМ. Из служебного входа вышли три фигуры. У двоих в руках были мешки.

-Валера, мы ограбим ГУМ!

-Да ты с ума сошла!!!Я программист, а не грабитель! И ты, между прочим, бухгалтер, а не мафиози!

- Бывший программист и бывший бухгалтер. – Рая проводила взглядом отъезжающий УАЗик и спокойно отхлебнула пиво из Валеркиного стакана.

-Воровать! Грабить! Уму непостижимо. Как ты могла до такого додуматься! Где твоя хваленая порядочность? У тебя же папа был полковником милиции.

-Дети за отцов не отвечают.

-Представь, как ты будешь смотреть в глаза дяде Васе, когда тебя арестуют и приведут к нему на допрос!

-А что мне дядя Вася?Всю жизнь кричал, что он лучший папин друг, а нам с квартирой помочь отказался.Сам живет в пятикомнатной, в генеральском доме. И, кроме того, я вовсе не собираюсь арестовываться.

-Ага, а все остальные, кто сидят,ходили и упрашивали, что бы их в тюрьму упрятали. - Валера никогда не поднимал голос на жену. Он вообще редко кричал. Даже если бы он заблудился в лесу, его «Ау!» услышали бы разве что грибы под ногами. Но сейчас он действительно находился в состоянии близком к панике.

Валера прекрасно изучил свою половину. Если Раиса что решила, то ее можноспровадить в Арктику к белым медведям или в Антарктиду к пингвинам, она вернется вплавь, пешком, но осуществит задуманное.В свое время, пять летназад, она решила, что Валера хочет на ней жениться и результат налицо. Пять лет сплошного брака. Как ей это удалось, для Валеры до сих пор тайна за семью замками.

-Я пол жизни честно сидела над планами счетов, балансом, дебетом, кредитоми прочей ерундой. А вся страна в это время весело воровала. Теперь я, со своей порядочностью, осталась без работыс нищим мужем на руках. Хочу нормальную квартиру, хочумашину, которая способна выехать из гаража без посторонней помощи, хочу не думать о том, на что завтра купить хлеб и что одеть на ноги, чтобы не выглядеть полной дурой! И плевать мне на дядю Васю. Понял?

-Слушай, может тебе другого мужа завести? С квартирой, машиной и оптовой торговлей женской обувью?

-Ты мне поможешь, или бросишь слабую женщину одну?- Рая и в более спокойных ситуациях редко слушала мужа, а уж в таком нервном возбуждении, как сейчас, просто не обращала внимания на его реплики, -Оставишь на поруганиесовершенно посторонним, вооруженныммужикам? Ты подумал, что они со мной могут сделать?

Вообще, Валера был убежден, ни даже батальон вооруженных мужиков с Раисой не справится. Но воспитание – штука парадоксальная.Воспитание легко справляется и с логикой и с разумом. Именно они, культурные навыки, привитые интеллигентными, родителями не позволяли Валере доверить свою жену посторонним мужикам. Тем более, вооруженным. Нужно было срочно придумывать какой-нибудь ужасно хитроумный план. Можно было попытаться объяснить жене «в лоб», чтолучше не проводить следующие пятнадцать лет жизни порознь и на казенных нарах. Но убедить её в такой банальности не было никакой надежды..

***

Домой вернулись около десяти. Всю дорогу молчали.Рая, кажется, сосредоточилась на разработке плана грабежа. Хотя, скорее, прикидывала: где купит квартиру и как ее обставит.Само ограбление для нее - действие не существенное, промежуточное и недостойное напряжения мозгов. Важно правильно распорядиться деньгами.

Валера готовился к длительной и опасной компании идеологических антиграбительских диверсий. Пиво сделало свое дело: мысли в голове у Валеры путались, а настроение необоснованно улучшилось. Стало казаться, что все может «рассосаться» само собой.В парном молокеночного воздуха сладко пахлосвежескошенной травой, на газонах шебуршала и трещала всякая живность. Бездонное небо с богатой россыпью звезд навевалолирические мысли.

Рая первая поднялась по скрипучим доскам на крыльцо.Ее стройные загорелые ноги загадочно и маняще исчезали под складками легкойбелой мини-юбки. Валера иногда задумывался над тем, что же их все-такидержит вместе, таких разных, что если бы была поставлена задача: найти сто пятьдесят отличий, то с ней легко справился бы даже ребенок.Всяки раз он находил только один ответ: они связанны на уровне тел. И, к сожалению,больше ничем. Но зато как!

Он сам не заметил, как его рука коснулась ее голени и скользнула вверх по ласковой коже. Она остановилась и шепнула:

-Подожди. Кругом люди. – В ее голосене было протеста, только игра.

-Ну и что? – Валера поднялся на крыльцо, обнял жену за талию исдув прядку с шеи нежно поцеловал.

В прихожую они зашли обнявшись.

-Не могу. Твое проклятое пиво… - Рая оттолкнуламужа изахлопнула перед его носом дверь туалета.

-Лерка! Воду дали.

-Ага.

Валера залез под жесткие струйки душа. Ванны у них не было. Купец, при строительстве не предполагал, ни такого количества квартир в доме, ни возможностиподключения к, не существовавшим тогда - центральному отоплению, водопроводу и канализации. Все это втискивали уже в шестидесятых. Душевая и туалет занимали два тесных чуланчика, в которых удобно было стоять, трудно было сидеть, а лечь могла только собака. И то, свернувшись клубком.

Горячей воды, конечно, не было, но и холодная казалась слишком теплойдлядухоты этой ночи.С наслаждением, пофыркивая, он смылпыль и пот. Одеваться не стал. Просто завернулся в большое рыжее махровое полотенце.

На кухне лилась вода. Валера встал в проеме дверей, наблюдаякак Рая, нагнувшись над умывальником, моет руки.

-Я чай поставила. – Сказала Рая, не оборачиваясь.

-Отлично. – Валера подошел к жене, положил ей на плечо подбородок и просительно вздохнул.

-Отстань. – Рая уперлась в него спиной: не то отталкивая, не то прижимаясь.

-Щас, хитрый рыжий лис все бросит и отстанет.

-С каких пор ты стал рыжим? -она оглянулась намужа через плечо, увиделанаброшенное на его тело полотенце и игриво заметила: - Ты не рыжий, ты бесстыжий.

-Ага. А ты так вкусно пахнешь шампанским… -Чуть «подсевшим» бархатным баритоном пробубнил Валера ей в ушко. Его руки, едва касаясь кожи, массировали ее бедра.

-Ба, у нас некомплект. Кажется бесстыжая-то ты. – Приятный сюрприз: супруга«забыла» одеть трусики. Пальцы Валеры, не теряятеплого живого тела, скользнули с ног наупругий живот и снова пошли вниз.

-Не здесь -Рая была права: кухня располагалась как раз над провалом. Самым безопасным местом в квартире была кладовка. Собственно, если бы в кладовке имелось хотя бы одно окно, ее можно было считать полноценной и вполне приличной комнатой. Чей больной мозг и для каких нужд изобрел чулан в полных 12 квадратов? Ответана этот вопрос получить уже не у кого. Да и зачем? Там было темно, тепло и уютно. А главное, не было необходимости усмирять свой темперамент. И супруги редкий день завершали вне чулана. За что и прозвали эту архитектурную причуду «будуар страсти».

Валера подхватил жену на руки.

-Клад несем в кладовку! – Изображая монстра, прорычал Валера.

В темноте, среди зимних вещей и всякого хлама, Рая соврала с него полотенце. У Валеры терпения на раздевание жены не хватило. Освободив из плена халата её грудь, он впился горящими губами в теплую упругую кожу. Рая,откинув плечи на назадНо, видно, Бог в этот день решил не давать им жить спокойно. В самый неподходящий момент Рая, зацепила свою шубу и сорвала её вешалки.

-О-о-ой, дурак, я же вся в нафталине!

Позже, уже в постели, супруга ткнулась носикомему в плечо, потом подняла голову и, заглядывая сквозь сумерки в Валеркины глаза, спросила:

-Хочешь ребеночка?

-Конечно, дурочка.

-Тогда подумай: можно ли в этот дом принести маленького, и чем его кормить?

-Об ограблении забудь!

Рая уютно пристроилась у него на руке, зевнулаи спокойно заявила:

-Не надейся.

«Странная она у меня» - думал Валера, чувствуя, как от ее сонного дыхания щекотно шевелятся волосы на груди.

Они познакомились на свадьбе Женьки Усачева. На церемонию во Дворец Бракосочетания Валера опоздал. Задержали у клиента. А что делать: работа кормит,дружба терпит. Хорошо хоть, предвидя возможные накладки, отказался быть свидетелем. Уже за столом Усачев,припомнил Валерке все обиды.Начиная с детского сада.Память у Женьки изумительная, а провинностей за двадцать с лишним лет накопилось достаточно.Валерка понимал, что друга прорвало на нервной почве. Свадьба – большое потрясение для холостяка... К тому же бесконечно повторяемый боевой клич родни: «Горько!» сбивал с темпа и разделял обвинительную речь на короткие, как правило, не завершенные эпизоды. Впрочем, мир и дружба восторжествовали. Ближе к полночи, когда родня жениха отправилась на улицу перекурить и выяснить отношения с родней невесты Усачев налил рюмку себе и Валерке. Под бдительным взглядом молодой они выпили за дружбу.

-Извини, я сегодня чуть не в себе. –признался Женька.

-Да ну, я и не заметил, - принял протянутую руку Валера.

А вот Раю не заметить было невозможно. Неестественно светлыеволосы, ангельское личико с идеально правильными чертамии огромные, порочные, черные глаза. Невысокая,стройная фигурка, плотно обтянутая длинным, серебристо-зеленым платьем притягивала, как магнитоммужские взгляды. Она казалась инопланетянкой, случайно оказавшейся в этом банальном кафе с дурацким названием «Незабудка».

-Кто это? -Спросил Валера у молодожена.

-Где? А, Раиска. Подруга жены.

-Раиска, и все?

-Хочешь полезный совет? – Женька был, как и полагается «молодому» почти трезв, и, поэтому, имел правона ироничный взгляд и полезные советы.

-Давай.

-Видишь: в углу, клуня - уборщица швабру забыла?

-Ну.

-Так вот. Возьми эту швабру, привяжи ее к себе перпендикулярно и старайся держаться отпрекрасной Раисы на расстоянии вытянутой швабры.

-Почему?

-Стерва. - Коротко ответил Усачев и отвернулся к молодой жене, потеряв всякий интерес к продолжению разговора.

Вот тогда уВалеры впервые в жизни отказало его самое главное качество - осторожность. Он пригласил «инопланетянку» на танец и, едва коснувшись ее талии руками, понял, что без этого тела не сможет жить.

С тех пор каждый его день превращалсяв поле беспощадной «брани», а каждая ночь в Рай примиренья с Раей. Скучать она не давала ни секунды. Быть может, поэтому и после пяти лет семейной жизниони не могли надоесть друг другу. Во всяком случае, в постели.

К тому же она обладала еще одним прекрасным качеством – надежностью.Рая могла, сколько угодно рассуждать о поклонниках бизнесменах, банкирах, бандитах. Эти рассуждения были неотъемлемой частью ее роли. Если честно, топоклонников хватало. При желании из них можно было сформировать небольшую армию для государства типа Сан-Марино или княжества Монако. Но стоило еешефу, преуспевающему молодому бизнесмену, разъезжающему по улицам в «танцплощадке» единственного в городе сотого LandCruiser,перейти от деликатных комплиментовк грубому ощупыванию, реакция была мгновенной. Бизнесмен неделю скрывал под черными очками сизый фингал.ПравдаРая потеряла работу. Приказ об увольнении ершистого главного бухгалтера появился на следующий день после инцидента. Над формулировкой смеялась вся контора: « За непрофессионализм и неумениеподдерживать отношения в коллективе».

Ссора с таким человеком как босс Раиавтоматически приравнивалась к получению волчьего билета. Устроиться в городе по специальности было уже невозможно.Небольшие шансы на карьеру дворника или технички сохранялись. Но реально можно было рассчитывать только на должность домохозяйки или трудоустройство на панели.

-Ну, их всех на фиг! – Заявила Рая. – Буду сидеть дома.

Её выбор Смирнов одобрил.Хотя, зная деятельный характер супруги, понимал, что вся её энергия отныне будет принадлежать ему, выплескиваться на него и не только в минуты примирения тел в темноте «будуара страсти».

Пол ночи Валерка мучился бессонницей под сладкое посапывание жены.Уже под утро ему пришла в голову гениальная идея: «Хочет грабить –отлично. Никаких проблем. Начнём готовить ограбление. Маниакальный бред не лечится быстро. Деловая игра, вот что нам нужно. Начнем разрабатывать планы. Один хуже другого. А откуда взяться хорошему с нашим опытом криминальной деятельности? По ходу непременно выясниться невозможность их осуществления. Волна спадёт, Раиска успокоится, и начнем жить, как и должно людям нашего положения: на пособие по безработице».

***

Утром Валера проснулся около одиннадцати. Наскоро проглотил бутерброд, залил его чашкой отвратительного растворимого кофе и побежал к клиенту. В их нынешнем положении потеря полутора сотен грозила полным коллапсом семейного бюджета. Это правительство да парламент в Москве могут бесконечно рассуждать о путях экономического развития и последовательностиконкретных шагов. У Валерыс последовательностью все обстояло просто: левой- правой, левой- правой – и так пешочком до заказчика.

Воскресный клиент был из нуворишей-дураков. Брат нувориша, директор химкомбината, на бюджетные деньги организовал для родственничка фирму. Торговля строительными материалами у новоявленного бизнесмена шла ни шатко - ни валко. Но на две квартиры и, пахнущий солнечной Испанией «Сеат», хватило. Недавно для приятного времяпрепровождения был приобретен и компьютер. Правда, не очень удачно. Магазин, работавший от московской компьютерной фирмы,объявил «небывалую компанию летних скидок». Цифра 15 % буквально поразилавоображение Василия Исааковича. У местных фирм такое же чудо без скидок стоило на 10 % дешевле, но магия слова «скидка» была столь велика, что Исаакович оседлал свой «Сеат»и, не долго думая,отправился за«выгодной» покупкой. Поторговавшись, он добился удешевления комплекта еще на пол процента. Если учитывать, чтовместе с компьютером, напичканным по максимуму дорогими прибамбасами, были приобретены факс-модем, принтер и сканер, а все венчал потрясающий монитор «NOKIO» 19”, любой на его месте завел бы речь об оптовых скидках. Любой, имеющий хотя бынекоторое представление о предмете покупки. Нувориш не имел.

Уже дома, распаковав, пахнущий новым пластиком компьютер, Владимир Исаакович обнаружил, что принтер не печатает, сканер- не сканирует, а игрушки замирают с перекошенными рожами сразу после «загрузки».В магазине сказали: «Ничем помочь не можем. Нужно везти в Москву. Через две недели получите обратно.»Кто-то из знакомых Исааковича посоветовал обратиться к Валере. Так, собственно и состоялся калым.

Валера возился с системой, когда Владимир Исаакович зашел в комнату и голосомЛевитана объявил:

-Все, наши идут! Президент отправил Кириенко в отставку! Поигрался и хватит! Премьером назначен Черномырдин!

-Самый подходящий момент… - Валера сказал это с иронией, но клиент не обратил внимания на интонацию и энергично поддержал:

-Точно, самое время.А то долларпополз вверх, народ ничего не покупает, а меня в это лето даже сантехнику не берут! Черномырдин сейчас порядок наведет. Всех на место поставит. Старый конь, лучше новых двух!

-Вы хотели сказать: «Борозды не испортит»?

-Он ничего не испортит. Вот увидите: уже в понедельник курс вернется на место.

-Это: смотря какой курс - Под нос себе пробубнил Валера. Спорить с клиентом не хотелось. Во-первых, голова занята работой. Здесь не до анализа очередного фокуса президента. Во-вторых,портить отношения с потенциальным инвестором с точки зрения тактики и стратегии поддержания семейного бюджета – уникальная глупость.

В три часа, с удовольствием, оглядев плоды своих трудов, Валера собрался домой. Компьютер, наконец, «нашел» и принтер и сканер. «QUAKE –2» «летал»по монитору,как весенний воробушек.

Исаакович долго копался в шкафу, отсчитывая купюры и жалуясь на неблагоприятную экономическую обстановку.

- Валера, может быть, сто сорок хватит?

Валера укоризненно поглядел на клиента.

- Ну, ладно, ладно. Будь, по-вашему. Но учтите, Валера, вы меня без ножа режете. Без копейки сижу.Доделал камин на даче. Фактически последние пятьдесят тысяч вбухал. На что буду жить – ума не приложу.

Домой Валерашел довольный собой. Теперь худо-бедно, но до среды можно будет протянуть. А там что-нибудь появится.

«С Черномырдиным они забавно придумали: дали орден, отправили в отставку. Все неприятные мероприятия по изнасилованию налогоплатильщиков и инвесторов свалили на Кириенко. Судя потелевизионной информации,деньги в казнупошли. Чубайс помогает получить кредит. И вдруг ни с того ни с сегопанический рост курса доллара. На сцену въезжает на белом коне спаситель отечества, финансовый гений Черномырдин.Рубль стабилизируется, все кричат «ура» и «воздух чепчики бросают». Лучшего трамплина для президентства не придумать.Вот только смена капитана в такую качку, не перевернет ли судно?Хотя нам-то что. Кого только Россия не пережила. И это переживем. Если, конечно, Ельцин новый фортель не выкинет. Его фавориты живут припеваючи, но не долго».

Рая встретила мужа привычным дневным репертуаром:

-Опять пол выходного пробегал. Вешалку вчера в кладовке оборвал, что: теперь ее мнеприбивать?

-Ну, кто оборвал – это еще вопрос. – Валера с удовольствием вспомнил вчерашнююночь и улыбнулся.

-У тебя ни грамма ответственности. В нашем распоряжении меньше шести часов и мы совершенно не готовы. Ты подумал: где взять ружье?

-Чего?

-Чего, чего – ружье. Ты же видел, какие у них бандуры. Без ружья они деньги не отдадут.

-Рая, ты совсем рехнулась? Из ружья же убить можно. Ты готова стрелять в человека?

-А я и не собираюсь. Ружье должно быть у мужчины. А мужчина - это ты.

-Я должен убить ни в чем не повинного человека, только потому, что моей дорогой половине захотелось переехать в новый дом?

-Кто сказал: убить?Ты в воздух выстрелишь, они испугаются, мы заберем деньги, сядем в нашу копейку и удерем!.

-Рая, я никак не могу понять: кто из нас двоих идиот?

-Конечно, ты. – Черныеглаза смотрели на него в упор, нахально и спокойно.

-Милая, тебе только страной управлять.

-Поему?

-Ты решения принимаешь быстро. – Валера сделал небольшую паузу и закончил мысль. -А думаешь медленно и потом.

-А ты вообще не думаешь. Ты не думаешь, как мы будем жить, что мы будем есть,как вырастим нашего ребенка. В этом доме нет мужчины.

-В этом доме пока нет и ребенка.

-С таким мужиком как ты, никогда и не будет! Я сама достану ружье. Чулки я уже подобрала. Смотри! – Рая достала пару старых черных чулок и натянула один из них себе на голову. – Как видишь, я обо всем подумала.

Валера не знал, что ему делать: смеяться или плакать. Супруга действительно могла спереть ружье у кого-нибудь из соседей, напялить чулок и отправиться отбирать деньги у профессиональных охранников.

-Сядь и успокойся. –Валера попробовал усадить жену к себе на колени.

-Обойдешься! Кобель. – Раиса вырваласьу него из рук и встала напротив. Черные глаза на фоне черных чулок смотрелись как провалы, а сплющенный побелевший носик придавал супруге вид совершенно демонический.

-Рая, ограбление- дело серьезное. Здесь нужен план. – Валера решил, что пора приступить к реализации ночного замысла. -План тщательно разработанный ихорошо подготовленный. Смотри: у ружья максимум два ствола. Так?

-Не знаю. Наверное.

-Я знаю. Два ствола, это два патрона, а значит, два выстрела. Так?

-Ну.

-У них автоматы. Теперь смотри: ты предлагаешь выстрелить в воздух. Так?

- Я же сказала..

-Да, я помню. То есть в ружье останется один патрон.

- Я бухгалтер с высшим образованием, если ты ещё помнишь. Мне ликбез по арифметике не нужен.

-Замечательно,- согласился Валерка, - представь себе, что они не испугаются?

- Как не испугаются? Мы же выстрелим. Я, например, обязательно испугаюсь. И, заметь, всё предусмотрено!- Раиса достала из кармана халата резиновые бирушии вставила их у ушки. -Ничего не слышно и совсем не страшно!

- Умница. – Валера в очередной раз удивился поразительной способности супруги проявлять благоразумие вдеталях абсолютно безумных затей.

- Что? – приподняла бровки Рая. Валера вытащил затычки из её ушей и попытался обнять. Но жена вывернулась из его рук. Она жаждала согласия, а не удовлетворения.

-Инкассаторы стреляют, наверное, каждый день. Их шумом не испугать.

-Почему ты никогда не хочешь со мной согласиться?

- Я – хочу, они не хотят… Они, сволочи, так просто деньги не отдадут. Ни тебе, бухгалтеру объяснять, что один патрон в стволе никак не делиться на три мишени. После выстрела в воздух мы безоружны. А кругом -толпа зрителей. Они же – свидетели. Свидетели того, как из нас сделает решето. Ясно?

-Наверно.

-Далее. Если поднимется стрельба то сразу прибежит куча народа, в милицейской форме. Это же центр города…Кроме всего прочего, у людей, в которых ты готова стрелять, есть дети. Ты хочешь, что бы они остались сиротами?

-Нет, конечно.

-Отсюда вывод: грабить ГУМ глупо.

-Нет. Глупо грабить ГУМ глупо. Ты должен придумать план.

«На что я растрачивал свое время и способности к логическому мышлению?».- С разочарованиемподумал Валера. Блицкига не получилось. Хотя и повода для разочарования не было. Его ночной план сработал. Или почти сработал. Теперь предстояло превратить подготовку преступления в советский долгострой: вырыть котлован и годами придумывать объективные причины того, почему яма не становится домом.

Предстояла длительнаяи упорная оборона.

***

Сидеть вдушном, раскаленном солнцем «жигуленке»– отдельное удовольствие. Супруги чувствовали себя, как безе в духовке Последние деньки августа прошли подаккомпанемент нудного, моросящего дождика. Но сентябрь вернул солнце во всем его летнем великолепии. Шла вторая неделя«планомерной подготовки». Днем Валера искал:где быкак подработать, а по вечерам семейство Смирновых садилось в старую «копейку», заставшую еще «папу» Леню Брежнева в расцвете его сил и выбиралось на площадь перед ГУМом. Наблюдать.

Вспомнив все просмотренные боевики, Валера создавал максимум правдоподобия в своих имитациях подготовки грабежа. Раисапо старенькимчасам «Полет» вела хронометраж и фиксировала полученные данные в специально заведенной тетради. Разлинованные графы: «время приезда», «время захода инкассаторов в ГУМ», «время выхода инкассаторов», «время отъезда», постепенно заполнялисьцифрами, выведенными ее твердым, мелким почерком.

Валера, периодически выходил из машины.Прогуливаясь с самым независимым видом, замерял в шагах расстояния от угла здания до уазика инкассаторов. От уазика до служебного входа. От автомобиля с зеленой полосой до ближайшего укрытия – неработающего фонтана.

Вернувшись домой,они эмитировали различные варианты, рисовали схемы и, неизбежно, игры в грабителей превращались в игры любовные. Вчерашний «захват заложников» настолько увлек обоих, что Валере даже стало нравиться это странное времяпрепровождение. Во всяком случае, их семейные отношения,за эти дни заметно окрепли.

Чем больше они узнавали оработе инкассаторов, тем меньшеверилось в возможность благополучного исхода. Даже до Раисы стало доходить, что всене такпросто: отъем больших денег отнимает много сил.

-Лерка, ты был прав. – Сообщила она вчера, после победного «захвата заложников».– Чулками и ружьем мы их не напугаем. Может быть, нам танк угнать?

-Чудесная идея! – обрадовался Валерка, - Добавь к трём мужикам с автоматами еще одного с пистолетом, вооружи их пушкой и пулемётом и спрячь за броней. Это буде первый и самый простой этап ограбления -захват танка. А уж уазик мы потом вместе с водителем и инкассаторами на «длинном зажигании» увезём.

-Это как?

-Тросом зацепим и утянем.

-Издеваешься? Кто будет трос цеплять: он же тяжёлый?

-Я, - развернув грудь колесом, объявил Валерка.

-А кто буде танка вести?

-Ты! – удивился Валерка, будто Рая не понимала чего-то совершенно очевидного.

-Дурак.- резюмировала супруга. Вариант с танком покинул ее светленькую голову. Но не идея ограбления.

А чем дольше велось наблюдение, том больше копилось вопросов. Например, что делать с водителем, который из бронированной машины не выходил? Как нейтрализовать милиционера, дежурившего на вахте ГУМа. Двое против пятерых – вариант гнилой. Правда, численное превосходство противника только раззадоривало Раису. Она постоянно «наезжала» на мужа:

-Если ты такой умный, то должен придумать, как не стрелять самим и не дать стрелять, этим, как их, инкассаторам.

-Я думаю. -С важнымвидомотвечал Валера. Насупленные брови, наморщенный лоб, задумчивый взгляд - все подтверждало напряженную работу мысли.

Вообще, чисто теоретически, задача была действительно интересной. И у Смирнова, несмотря на его «смирную» фамилию, созрела пара вариантоврешения. Беда заключалась в том, чтодля любого из нихдуэт Смирновых не походилсилу своей абсолютной,профессиональной непригодности. И это было единственным, что поднимало настроение Валерки в условиях дефолта, с его непредсказуемыми скачками цен и вполне логичным отсутствием средств.

С очередной своей рекогносцировки местности Валера к копейке вернулся с добычей: две баночки «7 –АР» приятно холодили ладони.

-Держи. – подал он одну из баночекжене.

-Ага. – Раиса не отрывала взгляда от темных контуров ГУМа.

Валера осторожно обнял ее за плечи и попытался поцеловать всоблазнительную ложбинкумежду грудок. Два месяца непрерывной жарызаставили почти все женское население городаспрятать лифчики подальше в шифоньеры. И даже недавние дожди не восстановили утерянного навыка. Рая исключением не была.

Он знал ее телостоль же хорошо, сколь профессиональный шулер знает свою колоду карт. Но сейчас, в полусумраке,ее высокая и упругая грудь, задрапированная тонкой белой футболкой с широким воротом,манила так, как на первом их свидении.

-Отстань. Жарко. – Рая проводила взглядом отъезжающий УАЗик инкассаторов, включила в салоне свет и записала в тетрадку 21.43.35.

-По ним часы проверять можно! За три дня разница всего в одну минуту. Ты обратил внимание, что вчера милиционер из магазина выходил их провожать. За руку со всеми прощался. А позавчераи сегоднядругой дежурит. Не выходит. Только из дверей выглядывает. Вот.

-От твоих черных глаз не скроется никто. – Валера посчитал, что теперь поцелуй окажется весьма к месту: своего рода подтверждение комплименту. Но Рае было не до телячьих нежностей.

-Ты, по-моему, от жары совсем отупел. Ты не понял?Завтра милиционеропятьвыйдет. Завтра и надо на них нападать!

-Ну, вот, привет. Как ты себе это представляешь?

-Я?

-А кто же. Ты собралась нападать.

-Это ты должен представлять, как нападать. Ты обещал мне план. Уже сто лет прошло! Где твой план?

-«Есть ли у вас план, мистер Фикс?»

-Валерий, кончай дурака валять. Я жду. -Онауставилась намужа своими черными пронзительными глазами. Увиливать дальше возможности не было. Отшутишься еще раз и можно нарваться на крупные неприятности. Тем более, чтомашина, в отличии, от квартиры, являлась идеальной сценой для Раиных моно спектаклей: маленький зал, один актер, один зритель и ни одного варианта бегства.

-Раюшка, давай еще пару дней последим. План есть. Честное слово, есть.Но требуется время на техническую подготовку. Нужно кое-что сделать, кое-чего прикупить.

-Не морочь мне голову.

-При чем тут твоя голова? Вот смотри:господа-чиновники не подумали, поторопились, наворовали денег – раз и казна оказалась пуста. Что делать? Сновапоторопились, назанимали денег, а отдавать оказалось нечем. Как результатв стране паника, рубль дешевеет, доллар из коридора выполз. До катастрофы рукой подать. А все глупая торопливость.

-И я о том же.Через неделю мы заберем эти четыре мешка денег: ни бутерброд на них не купим, ни доллары.

-Не бойся. Купим золотые червонцы. Обещают начеканить.

-Как же, жди. Они все время чего-нибудь обещают. Кстати о золоте. Опять ненормальный «Краевед» из пятой квартиры приходил.

-Про туннели рассказывал?

-И про туннели, и про разбойников, которые из них выезжали и купцов грабили. Еще сказал, что у военных миноискатель купил и уже знает, где сокровища зарыты. Просилсахара взаймы. Обещал за него золотом отдать, когда найдет.

-Дала?

-Дала. Стакан. Куда деваться. Его же иначе не выпроводишь. Взял сахар, а потом, гляжу, с брезентовым мешком и лопатойпошел золото копать.

-Ну, вот видишь. Теперь мы богатые. Стакан золота есть.Может, оставим ГУМ в покое?

Эта фраза была лишней.О ней Валере пришлось жалеть два следующих дня. Два дня, в течение которых Рая никуда не отпускала его одного и тщательно следила за ходом технической подготовки операции. На ночные игры был объявлен односторонний мораторий, из-за которого, как водится, страдала другая сторона. Другой стороной был Валера.

***

Смирнов сидел в гаражеи доделывал электронный факел – ключевое устройство предстоящего ограбления. За пол дня обрезанная лыжная палка, конденсатор, выключатель, провода и детское ведерко превратились в смертоносное оружие. Хотя внешне все выглядело совершенно безопасно ибольше подошло бы в качестве зажигалки для жирафа. Если бы жирафы курили.

Входная дверьраспахнулась и зашла Рая. У Валеры неприятно засосало в животе. Одного взгляда на возбужденное лицо жены было достаточно, что бы понять: дела из рук вон плохи.

-Лерка! Ты не знаешь, что твориться в магазинах!

-Тише, Рая.Что случилось?

-Половина магазинов закрыта. Из других «выметают» все.ГУМ открыт. Во всех отделах очереди. Грабить нужно сегодня!

-Да ты что? Я еще факел не проверил. Канистр нет. Ведер нет.Бензина в баке, на донышке.

-Если ты сегодня не пойдешь, – я все сделаю сама. Ты понял?

Одно дело теория, другоереальная экспроприация. Нет, Валера не был готов превратить невинную интеллектуальную забаву в настоящее преступление. Он попытался быстро придумать какое-нибудь веское оправдание очередному переносусроков нападения. Но Раисапочувствовалаего настроение и пресекла всякие отговорки на корню.

-Без десяти девять мы выезжаем. И не пытайся улизнуть. Если начнешь хитрить, япойду на нашу чертову кухню, и буду прыгать и орать до тех пор, пока дом сквозь землю ни провалится.

«Она это сделает» – Валера понял, что он обречен сегодня стать преступником. «Как ей это все это удалось? Всего несколько дней и я, как последний идиот, оказываюсь втянутым в авантюру, которая в лучшем случае закончится тюрьмой. А ведь и пристрелить могут. Запросто.»

-Райка, ты ведьма! -Сказал Валера скорее растерянно, чем зло.

-А ты – трепло. Только о политике на кухне трепаться и можешь. Страну спасаешь, а сам в дерьме по уши. Ты так печешься о государстве, а ему на тебя плевать.Короче: бензин и канистры – на тебе, а ведра я у бабы Тани возьму.

Рая хлопнула металлической дверью гаража. На душе у Валеры было приомерзительно.

-Да, пофиг, все! Ничего из этой затеи, слава Богу, не выйдет. Повяжут нас вечерком. Оно и к лучшему: наконец-то и государство позаботиться о нас как о гражданах. И накормит и жильем обеспечит. – Чуть не первый раз в жизни Валера перешел на крик. Сдерживаться не было смысла. Никто кроме его старой машины не мог подслушать вопль отчаявшейся души. Он сердито щелкнул кнопкой своего изобретения. Между контактами проскочила синяя искра. Пакля задымилась, источая отвратительную воньпаленой щетины.

-Почему? Ну, почему человек с нормальной башкой и с руками оказывается нужен только жене и то в роли преступника? Ничего не понимаю….

В половину девятого они захлопнули дверки своей потрепанной « копейки» и отправились«на дело».Сияющая Райкапоминутно поправлялаолимпийку старогочерного трико. Мысленно она уже расходовала добычу.

Валера успокоился. Он поглядывал на часы, прикидывая: сколько минут им еще осталось быть свободными гражданами этого сумасшедшего государства. Оказывалосьсовсем немного.

-Ты все помнишь? - Валера решил еще раз провести инструктаж. В принципе, ничего от точности исполнения плана не зависело. То есть, они просто не могли его исполнить точно. А провалится он минутой раньше или позже – не важно. Но другого способаотвлечься неприятных мыслей и предчувствий, Валера придумать не мог.

-Да – Рая не очень слушала мужа. Онапримеряла на голову чулок.

-В принципе, конечно, чулок ничуть не портит твой внешности. Но, дорогая, если нас остановит ГАИ, я не возьмусь объяснить: зачем ты натянула на голову капрон.

-Это не капрон, а лайкра.

-Не важно. Пусть лайкра. Кроме того чулок сильно отражается на качестве твоей дикции. Я перестаю тебя понимать.

-Ты меня никогда не понимал. Не в чулках, не без чулок.

-Не согласен. Без чулок я тебя очень даже понимаю. – Валера попытался игриво подмигнуть, но жене было не до него. Пришлось перейти на тон учителя младших классов. - Все-таки, снимисвою маскировку. Здесь кроме меня пугать некого.

Валерапоймал себя на том, чтоон стал слишком многословен. Словесный понос – это не к добру.

-Ладно. – Легко согласилась Рая и сняла чулок.

-И так. Я разбираюсь с водителем. Ты?

-Я подбегаю к тебе с ведрами и закручиваюмиппель колпачком.

-Не миппель, а «ниппель». – Поправил Валера. – Ладно, неважно.Я бегу к фонтану за канистрами и факелом.

-Я ставлю ведра в машину иищу насос.

-Хорошо. Дальше…

-Мы затаскиваем водителя в салон, накачиваем колесо, переливаем бензин из канистр в ведра. В 9.43 я забираюсь на штыри в нише над входом, а ты закрываешься в пассажирском салоне.

-Отлично.

-В 9.44 инкассаторы с милиционером выходят из ГУМА,открывают боковую дверку. Ты обливаешь их бензином, приказываешь бросить оружие и лечь на землю, а я зажигаю факел.

-Только прошу тебя, не урони факел на мужиков. Иначе они сгорят.

-Будут вести себя хорошо - не уроню.

-Дальше?

-Ты забираешь оружие, связываешь их. Я спрыгиваю, выбрасываю факел. Ты уезжаешь на инкассаторской машине. Я на нашей.Встречаемся впарке Сосновый бор в 10.10 на нашей поляне.

Они объехали вокруг ГУМа. Площадь около магазина была пуста. Только какой-то пьяныйобнимал столбик с козырьком телефона-автомата.

-Все идет по плану. – Резюмировал Валера и, взглянув на часы, тихо добавил:

-Через двадцать минут мы уже будем сидеть.

-Что? – Не расслышала жена.

-Я говорю: скоро наши проблемы с жильем закончатся.

-Наконец до тебя дошло. Скоро новоселье отпразднуем.

«Как всегда: мы думаем об одном и том же, но совершенно по-разному…».- Мысленно усмехнулся Валера.

***

Без восьми девять. Валера собрался открыть дверку и вдруг заметил на тротуаре три фигуры. Троица не торопясь,двигалась в их сторону.Даже в сумерках можно было разобрать форменные фуражки на головах.

«ОМОН.Отлично. Сейчас вылезу, устрою пьяный дебош, получу по башкеи весь Райкин бред закончитсямелким хулиганством.»- подумалВалера.Более удачного варианта и предполагать было невозможно.Онпотянул на себяручку замка инадавил плечом на дверку.

-Стой! Дурак! Милиция! – Рая тоже заметила прогуливающийся наряд ОМОНа.Она стремительно втиснулась между мужем и рулем, одной рукой ухватилась за дверку, второй обняла его за шею. Не рассчитавдвиженье, больно ударилась губами об егогубы.

-Ты что, с ума сошла? - обескуражено прошептал Валера, пытаясь вырваться из ее жарких рук.

-Обними меня и целуй! – Раябыла настроена решительно.

Троица подошла к машине. Они с интересом поглядывали на ветровое стекло и что-то обсуждали. Один из них, видимо старший, двинулся к водительской дверке, двое других демонстративно уселись на капоте, бесцеремонно разглядываяСмирновых.

Валерачерез голову жены наблюдал за тем, какомоновец остановилсяс его стороны, нагнулся, заглянул в окошко и, нехорошо улыбаясь, постучал в стекло.

-Не открывай. – Прошептала Рая, но Валера уже крутил ручку стеклоподъемника.

-Что, половой гигант, прогуляться в отделение не желаете?

-Почему бы и нет? – Валера действительно ничего не имел против такой прогулки.

-Зачем это в отделение? – вмешалась Рая.

-Как же. Протокольчик составим. По месту работы и по месту жительства отправим.

-Зачем «протокольчик»? – Рая не собиралась уступать.

-Для удовлетворения любопытства трудящихся масс. Должны же знать коллеги этого господина, чем он занимается в свободное время. А, главное, жена должна быть в курсе. – Омоновец уютно пристроился в окошке, облокотившись надверку руками.Нахально улыбающаяся физиономия стража порядка,оказалась внутри салона. Наглость посторонних, сующих нос не в свое дело, всегда возмущала Смирнова. Тем более, чтов глазахрадетелянравственности, легко читалось: «Дядя, дай денег и я отстану».

-Хочу вас разочаровать, милейший, во-первых, на работе не заинтересуются вашей информацией . Я безработный. А, во-вторых, моя жена в курсе.

-В курсе?И как она относится к вашим приключениям? – Омоновец был слегка обескуражен «непробиваемостью»жертв, но сдаваться не собирался. Дефолт и его сделал более настойчивым и менее разборчивым в поиске средств.

-Прекрасно относится. – Вмешалась Рая.

-А ты, красотка, откуда знаешь?- Пара на капоте, почувствовав, что переговоры затягиваются,заволновалась.Пытаясь понять: в чем дело, они, поигрывая дубинками, подошли к открытому окошку со стороныРаи.

-А я и есть его жена!

-Всякого дерьма мне на уши вешали, но такого не слышал. Что бы муж с собственной женойв центре города в машине сосался? Короче, красавцы, гоните полтинник и трахайтесь себе на здоровье.

-Послушайте…. – Начал Валера.

-Подожди. – Перебила его Рая. Она уставилась своимтемным, ведьминым взглядом на омоновца и,не сдерживая эмоций, заорала:

-Тебе, козел, фамилия Шумилов что–нибудь говорит?

-Ты, чо орешь? – Омоновецотвечал в полный голос. Но кричал скорееотнеуверенности.

-Если вы, п-ки,сейчас же не свалите отсюда,я позвоню дяде Васе! Потом этот город через Африку объезжать будете!

-Серега, пошли. Не связывайся с этой дурой. А то, ивправду, на Шумилова напоремся. – Пара с правой стороны машины быстрее сориентировалась в ситуации.

Омоновец так просто отступить не мог. Он еще немного помялся, но, не найдя рационального решения, со словами: « Ладно, дамочка, успокойтесь» сделал шаг назад. И ужес безопасного расстояния, пригрозил Валере:

-А с твоими семейными делами я еще разберусь.

-Ага. – Смирнов был слишком возбужден, что бы ответить что-то осмысленное. Оказываясь в подобных ситуациях, он, как правило, придумывал резкие, уничтожающие ответы. Но не тогда, когда они могли оскорбить слух наглеца, а в течение следующих двух дней.

Минуту спустя омоновцырастворились в сумерках.

-Пошли. Мы уже опаздываем. Через две минуты они приедут. - Раиса толкнула мужа с плечо и выбралась из машины.

«Странная,все-таки, она женщина». – в который раз удивился Валера, глядя на, по-девчоночьи легкую фигурку жены. «То ей невозможно втолковать простые вещи и элементарные логические построения, то она за считанные секунды разрешает такие жизненные кроссворды,на которых ипрофессиональные разведчикимогут «засыпаться»».

***

-Рая, подожди. Пальцы. – Спохватился Валера.

-Ой, чуть за ведра не схватилась. – Вплеснула руками Рая.

Быстронакрутив на кончики пальцев черную, тряпичную изоленту они, подхватив ведра, канистры ифакелпошли кфонтану. Оказавшись в укрытии - огляделись. Пока все шло нормально. Пьяный у телефона продолжал гипнотизировать аппарат. Из сквера, расположенного метрах в ста от них доносилась музыка. Скорее всего,из кафешки, от тех злополучных столиков, за которыми Рае пришла в голову эта сумасшедшая идея: поменять безработицу на тюрьму.

К служебному входу лихо подкатил УАЗикинкассаторов. Трое с автоматами, о чем-то негромко переговариваясь, выбрались из машины. Из фонтана в котором отсиживались Смирновы, слов было не разобрать. Инкассаторы позвонили в дверь. Охранник открыл почти сразу. Свет из коридоравыхватил из сумерек мускулистые фигуры в брюках из пятнистой маскировочной ткани и таких же безрукавках, неестественно оттопыривавшихся на бронежилетах.

- Валера мысленно прикинул, что сделают эти тренированные руки с его лицом исимпатичным личиком супруги. Выходила очень некрасивая картинка. Дверь закрылась. Снова стало темно.

-Давай. Пора. – Шепнула Рая, подталкивая Валеру в бок локтем.

-Вот так они и жили – Пробубнил Валера. – Потому и померли.

Меньше всего в жизни он хотел сейчас выбираться из сухой, забитой мусором чаши фонтана и двигаться куда либо, кроме дома. Смирнов, наверное, скорее бы согласился остался здесь навсегда. Изображать «мальчика-пис», Самсона, Давида, дворника со шлангом– кого угодно, лишь бы не встречатьсясо здоровыми мужиками в бронежилетах. Но женавряд ли согласится с ролью знаменитой Мухинской колхозницы. Торчать в фонтане и в пустую лить воду – не её стиль.Не за тем Раиска приехала…

- Без моего сигнала не лезь. – Валера натянул на голову чулок, выскочил из укрытия и, наклонившись, перебежал к углу здания. В правой руке он сжимал короткую монтировку, завернутую в газету.

Надвигавшаяся с востокачернота наступающей ночи, с редкими проблесками звезд и резким запахом распаренной зноем полыни воспринимались сейчас, как-тоособенно остро.«Один случайный выстрел, и я уже никогда ничегоне увижу и не почувствую. Ни звезд, ни полыни, ни ГУМа, ни Райки. Ну, и слава Богу!».- Подумал Валера и сделал шаг из-за стены. Оказавшись точно напротив заднего бампера УАЗика, он как мог быстро и бесшумно, подбежал к машине. Увертюра отзвучала, настала пора драматических арий.

Смирнов оглянулся на фонтан. Светлая,аккуратно причесанная головка жены светилась надсрезом бассейна. Она до сих пор не одела чулок, и была видна отовсюду за сто миль,какмаяк в океане. Если бы сейчас появились омоновцы, уже никакие ссылки на дядю Васю не спасли бы ее от долгих выяснений: что она делаетсреди ночи в фонтане с пустыми ведрами и двумя канистрами бензина? «Дамочка, вы решили поджечь фонтан?» «Что вы, что вы, я – королева бензоколонки!. С разрешения дяди Васи открыла здесь автозаправочную станцию!»

Стоило поспешить, пока «королеву» не обнаружили.

Валера скользнул под УАЗик и, обдирая спину окардан, глушитель ипрочие выпирающие части конструкции, пополз вперед.Нащупав налевом переднем колесе колпачок ниппеля,он попытался его скрутить. Колпачокоткручиваться не желал. Он относился к той породе вещей, которые, раз закрутив, стараются больше не трогать. Сейчас бы очень пригодились пассатижи, но их не было. Валера тихонько чертыхнулся: нужно было думать раньше. А время поджимало. Через несколько минут выйдут инкассаторы, погрузятся в свой деньговоз, водила поддаст газу, а дальше все как в мультиках про Тома и Джерри. С одной разницей: герои мультипликации выживают в любых ситуациях. Люди из-под машин живыми и невредимыми выбираются редко.

Едва сдерживая нервную дрожь, Валера сделал еще пару попыток. Наконец колпачок нехотя дернулся, выплюнул струйку песка и со скрипом принялся отмерять витки резьбы.

Дальше все пошло как по маслу. Вывернуть сам ниппель не составило труда. Колесо сначала издалотонкий свист, потом облегченно сказало: «У-ф-ф-ф» и легло на обод. Валера едва успел переползти вправо. Было бы совсем не смешно оказаться придавленным, машиной, которую собрался ограбить.

Несмотря на то, что кренУАЗика был очевиден без «уровней» и «отвесов», водительникак не отреагировал.

«Что делать,если этот болван уснул?» - мелькнуло в голове у Валеры.

Он закрутил колпачок на место и легонько ударил торцом монтировкипо ободу. Звук показался ему неестественно громким. Однако вводительской кабинебыло тихо.

«Остается только вылезти, постучать в дверку и сказать: «Эй, мужик, у тебя баллон спустил. Вылазь, а то я вас ограбить не сумею!»».

Вдруг над головой завозились. Щелкнул замок дверки. С днища машины за шиворотВалере посыпались лепешки высохшей грязи.

-Вот, е. твою мать. – Водитель тяжело выпал на асфальт.Большой черный ботинок, с высокой шнуровкой зачем-то с размаху пнул спущенный баллон. Будто иначе никак нельзя было определить, его непригодность для дальнейшего движения.«Размер- не меньше сорок пятого» – прикинулСмирнов и прикинул, чтошофер с такими ногами наверняка имеет кулаки соответствующего размера. Кто кого скрутит и положит в УАЗик, становилось загадкой. Валера с тоской подумал, что единственный кандидат на отгадывание загадки – он. И еще он подумал, что такие сцены лучше смотреть дома, по телевизору. Если, конечно, телевизор работает.

«Сейчас это бугай присядет на корточки, заглянет под машину и втелевизоре окажусь я. И сразу заработаю. Это точно!» – несмотря на, казалось, тщательную теоретическую проработку плана нападения, в ходе операции обнаруживалась масса моментов, которыеспециалист, наверное,свободно просчитал бы сидя на диване, и которые в любое мгновенье могли привести к провалудилетантов вроде Смирновых.

Но Бог решил поддержать Смирновых, в их нелегком грабительском начинании. Водитель, матерясь, полез в машину за инструментом. Пора было появитьсяна сцене главному герою. Великому и непобедимому.

Валера почти бесшумно выкатился из-под автомобиля, поднялся и, зачем-то начал отряхивать пыль. Раявысунула голову из фонтана по самую шею и принялась энергично стучать по ней маленьким кулачком. Валера развел руки, принося извинения супруге. Та снова нырнула за стенку фонтана, оставив на обозрение только белый буёк прически.

«Сама, то, черепашка-нидзя, шапка-невидимка. Чемпион мира по пряткам среди слабовидящих. » - Валера понимал, что допустил промах. И даже не один. Причем саамы главный среди них был как раз тот, что дал согласие на участие в этой афере. Мысленно чертыхаясь, он осторожно заглянулза распахнутую переднюю дверку, здоровяк, сидяприлаживал домкрат. С его ростом и комплекциейУАЗик можно было поднимать руками. Насос валялся рядом.«Отлично. Хотя бы не придется насос икать».

Смирновеще раз оглянулся на фонтан. Бестолковая Раиска не только вылезла из бассейна по пояс, но и, совершено не заботясь о маскировке, показывала ему большой палец.

«Не посадят – убью.» - разозлился Валера, мысленно выдохнул, приготовил монтировку для удара и шагнул за спину водителю.

Пока рука шла вниз он думал только об одном: «Главное не убить». Смертоносный металл, одетый в невинную газетку опустился точно под выпирающий позвонок у основания обнаженной шей. Водитель мотнул головой, не вставая с корточек, повернулся к Валере и сказал: « Ну, ни хрена себе, шутки!»

Не на такой результат рассчитывал Смрнов, когда наносил удар.

Валера, глядя на возмущенное лицо водителя, автоматически сказал: «Извините».

Здоровяк, разглядев на голове противника чулок, мгновенно сообразил:«что к чему»иего правая рука дернулась к кобуре.

Уже не задумываясь о последствиях, Смирнов нанес второй удар. Водительмедленно осел на бетонные плиты площади. Громыхая ведрами, подбежала Раиса.

-Я так волновалась. А ты молодец: какого здоровяка уложил! Не ожидала, Смирнов!

- Ты бы еще продекламировала номер паспорта с пропиской. Ине молодец, а преступник. Это «молодец»лет на пять тянет. Где чулок, Мата Харри?

-Ой, забыла. Щас надену. – Рая торопясь, натянуласредство маскировки.

-Подсоедини насос. – бросил на ходу Валера и побежал за канистрами и факелом.

-Уже накручиваю. – Рая отважно набросилась на насос, пытаясь провести шлангу болевой приём. Валерка успел сбегать до фонтана и обратно, но по возвращении убедился, что первый раунд закончился вничью: Рая не сломала ногти, а насос не приблизился к колесу.

-Пусти, - он не очень вежливо отодвинул супругу.

-Лера, я веревки в машине забыла. – Раиса виновато шмыгнула носом.

-Вот тебе, бабушка и Новый год….Снимай с него ремень.

-Ты что, выпороть меня решил?

-Совершенно неуместная шутка. – Валераторопливо накачивал баллон, стараясь не думать о том, что их ждало в самое ближайшее время.

-У него тут пистолет.–радостно сообщила Рая.

-Сними кобуру и забрось в машину. На вооруженное ограбление мы не пойдем.

-Ну, да. -пробурчала себе под нос Раиса. Валера впопыхах не обратил внимания на это ироничное «ну, да».– Сняла. Что дальше?

-Сейчас. – Валера закрутил колпачок, отбросил, мешавший под ногами насос и мельком взглянул на часы. До выхода инкассаторов оставалось двадцать минут. Нужно было спешить. Скрутив ремнем руки здоровяку-водителю, они с трудом вдвоем заволокли неподъемное тело в пассажирский салон.

Начиналась самая драматичная часть спектакля. «Успеют инкассаторы и милиционер сообразить, что их облили бензином и стрелять нельзя или нет? Если не успеют и начнут палить, то нужно позаботиться хотя бы о том, что бы Райка осталась жива».

-Давай на стенку. Стой там тихо и молчи.Если начнется стрельба:прилипни к стене и не шевелись.Факел зажигай, только если я поднимулевую руку. Запомнила?

-Что, я дура, что ли?

Валеру так и подмывало сказать: «А то кто же?», но он промолчал.

Служебный вход ГУМа, был, как бы, утоплен в стену. Две отвесные прямоугольные колонны обрамляли вход и поднимались вверх до самой крыши здания. Этот искусственный жёлоб вполне позволяло скалолазу с минимальным уровнем подготовки забраться на ГУМ, упираясь ногами в одну стенку, а спиной в другую. Чуть выше двери из стены торчали два стальных стержня. Наверно там собирались закрепитьсветовоетабло с надписью «Служебный вход». А, может быть, никто ничего не собирался крепить, и торчащие арматурины только свидетельствовали о качестве строительных работ.

Раиса не была скалолазкой. И не имела даже минимальной подготовки. Недолгие занятия художественной гимнастикой в раннем детстве, вызывали у нее отвратительные воспоминания и стойкую аллергию к физическим упражнениям.Удержаться в «распорке» на стене, она, конечно, не смогла бы. А вот устоять наторчащей арматуре ей было под силу. Если, конечно, ее на эту арматуру водрузить.

Валераусадил жену себе на плечо.

-Теперь потихоньку вставай. – Инструктировал он ее шепотом. - Держись за стенку и вставай.

-Я сейчас свалюсь. - Сообщила сверху «покорительница вершин».

-Еще не поздно уйти.

-Забудь. – Раябольно надавила каблуком ему на плечо.

«Хорошо, хотьтуфли на шпильках не обула».-подумал Валера. «Но синяки и от этих останутся,»

Рая аккуратно наступила ему на голову и, не спеша, перебралась на штыри.

-Давай факел. – Раздался сверху её шёпот.

Валера сбегал за факелом и вернулся к нише. Он высоко поднял руку и встал в позу олимпийца, зажигающего огонь соревнований. Рая приняла из рук мужа оружие пиромана.Неожиданно прямо перед ним распахнулась дверь,и дежурный милиционер с недовольным выражением на обрюзгшем лице, вышел наружу, не глядя на Валерку потянулся и задал вопрос куда-то в горизонт:

-Чего надо?

Валера инстинктивно отступил назад.Милиционер шагнул за ним. Разглядев чулок на голове Смирнова, он, как и водитель, потянулся к кобуре. Но, в отличии от шофера-инкассатора, дежурный милиционер спокойствием удава не обладал. Он нервно шарил пальцами по форме, только кобура никак не попадала под его пятерню.

Рая, решила, что пора спасать мужа. Слегка присев, она примерилась и,метнула в охранника факел, как амазонки метали дротик в своих врагов. Метнула хорошо. Со всего размаха. От плеча. Её бросок можно было признать идеальным. Или почти идеальным. Потому что один небольшой технический огрех в Раиных действиях имел место. Она промахнулась. Факел со свистом пролетел за милиционером, лишь слегка задев его спину. Поняв, что его окружили со всех сторон, тот, наконец, нашел кобуру ивыхватил оружие. Милиционер успел сделать ещё одни шаг. Возможно, самый неудачный в своей карьере. Почти выскочив из ниши, он резко развернулся в поисках мишени. Но выстрелить не успел.

-Ой, падаю! -Заоралая Рая сверху. Валера твердо знал, что ее слова редко расходятся с деломи бросился ловитьсупругу.

Милиционертолько успел растерянно задрать голову вверх на Раин крик, пытаясь понять, что за чертовщина происходит над ним, как грабительница, рухнула прямо на форменную фуражку. Ноги служителя порядка подогнулись. Валерий успел подхватить жену на руки. Милиционер сполз из-под Раи и бесформенной кучкой лег у ног Смирнова.

-Я из-за тебя ушиблась. – Рая держалась за то место, которым обычно садятся на стул и очень редко на милиционеров.

-Мне жаль. Но не ты – главная жертва. – Он наклонился надтелом охранника. Нащупал пульс.– Жив, слава Богу. Я всегда говорил, что ты вредно влияешьна самочувствие мужчин.

-Ты не понял? Мне больно. – Раиса была явно уязвлена невниманием супруга.

-Наклонись. Я подую и, все пройдет. – Ответил Валера, не оборачиваясь. Он скрутил ремнем милиционеру руки, небрежно швырнул пистолет в открытую дверку УАЗика.

-Помоги.-Валера решил убрать беднягу в машину.Большепрятать телобыло негде.

-Сам тащи своего мента. – Раиса решила проявить характер.

-Ладно. – Не стал спорить Валера. Этот груз был значительно легче предыдущего. Запихивая тело в машину, Валера понял, что, создавая человека, Бог совершенно не приспособил его для переноски в бесчувственно виде. Продвигаться в салон милиционер отказывался категорически. Он не хотел покидатьсвой пост и кататься по городу в компании инкассаторов.То плечи, тоголоважертвы Раиного терроризма, упирались вмогучий прессшофера,ноги же постоянно цеплялисьза порог, или дверку. Пришлось лезть в машину и волоком затаскивать тело.

Немного отдышавшись, Валера обнаружил то, чего они не заметили, укладывая в машину шофера. Инкассаторы ГУМом завершали свой маршрут. В салоне уже лежало несколько опечатанных мешков.

-Рая. – Позвал он жену. Ответа не последовало.

-Рая! – Позвал он громче. – Хватит дуться. Загляни ко мне.

Раиса появилась в проеме двери и заявила:

-Я с тобой больше ни на одно дело не пойду! – Она была обижена и всем своим видом это демонстрировала.

-И я, надеюсь, тоже. Погляди сюда. – Он махнул рукой в сторону мешков.

-Ну, и что?

-Ну и то, что мы можем сматываться, не дожидаясь инкассаторов с автоматамии прочими неприятностей.

-А как же ограбление ГУМа?

-Я никогда не думал, что ты такая тщеславная.Какая разница: увезем ли мы деньги ГУМа или чьи-то другие?

-Разницы никакой. Только и те деньги, – она кивнула головой в сторону светящегося проема дверей. -лишними не будут.

-Рая, мы на сто пятьдесят рублей жили четыре дня. Этих денег, - Валера махнул рукой в сторону сумок. - нам хватит на сто пятьдесят лет. Нельзя быть такой патологической жадиной. Оставь что-нибудь инкассаторам! – Валера уже настолько свыкся с мыслью о неизбежном провале и аресте, что сопротивлялся супруге скорее из желания доказать самому себе, что у него сохранилась капля здравого смысла.

-Обойдутся! – Рая не желала спорить и еще меньше была настроена расставаться с чужими деньгами. -Поставь меня на место. – Заявила она и направилась к двери служебного входа.

-Если бы я мог, я бы давно тебя поставил на место! -Валеравыбрался из машины и с тоской посмотрелна яркие капли звезд.

Через две минуты входная дверь была закрыта, Рая с факеломв руке оседлала «насест». Ни дать, ни взять Нью-Йорк, США, статуя Свободы. Валера обречено подошел к УАЗику и только здесь вспомнил, что бензин до сих пор не перелит из канистр в ведра. Времени на переживания не оставалось.

Бензин из второй канистры, чмокая, булькаяи распространяярезкий дурной запах переливался во второе ведро, когда дверь снова открылась.Начало последнего акта Валеране видел. Но, даже через бронированные двери автомобиля, в вечерней тишине слышно все было отлично.

- Боря! Открывай ворота. – Настроение у ребят было хорошее. Рабочий день почти окончен и, главное, без происшествий. Распахнув дверкусалона, они получили подряд два ведра горючего прямо в лицо.

-Ох..ел, что ли? - Эта мысль посетила всех троих одновременно, и все трое одновременно ееозвучили.

-Быстролицом на землю! – Валера мысленно репетировал эту фразу с утра. Но репетиции пропали даром. Сказанноепрозвучало без ОМОНовской убедительности. Скорее Валеркин крик походил на последний вопль бройлера перед отсечением головы. И, понятно, должного эффекта не произвел.

-Да пошел ты!- Первым от неожиданного сюрпризаоправился тот, кто меньше всех нравился Валере. У сообразительного инкассатора не было в руках мешков с деньгами, зато имелся автомат. И автомат медленно поднялся на уровень Валериной груди. Как ни странно,но ни капли волнения грабитель не почувствовал. Он уже давно ожидал: когда же это произойдет и, наведенное оружие, воспринял только как подтверждение своей прозорливости.

-Стреляй. – Удивляясь своему спокойствию, сказал Валера. – Стреляй,может быть, тогда поймешь, в чем заключается разница между холодным оружием и огнестрельным.

Инкассатор посмотрел на влажный ствол автомата и свою одежду, пропитанную бензином. Пока двое другихраздумывали: что делать дальше, он медленно положил оружие в вонючую лужу бензина, эффектно повел плечами и сказал нараспев:

-Сейчас ты, придурок, поймешь, в чем разница между огнестрельным оружием икулаком.

Разницу Валера уловил на расстоянии исразу: автомат гарантировал смерть быструю, но легкую. Кулачищи этого типа обещали смерть медленную и мучительную.Мучиться Валера не желал. Его левая рука не просто поднялась вверх, она взлетела, как отвязанный воздушный шарик и стала трепыхаться из стороны в сторону, отчаянно семафоря жене SOS!

Инкассатор отреагировал мгновенно. Он обернулся, пытаясь выяснить, кому сигналит грабитель. Но за его спиной абсолютно ничего не происходило.Валера скорее догадывался, чем слышал, как Рая отчаянно щелкает выключателем. Факел не загорался.

«Наверное, когда она его швырнула в охранника, оборвался контакт. Ну, вот и все.»

-Ты, пи-дюк, решил меня напушку взять?- Инкассаторы, дружно побросав на землю мешки и автоматы, направилиськ машине.

-Лежа-а-а-ть – Дурным голосом заоралаРаясо стены. – Лежа-а-а-ть, стрелять буду.

-Будет стрелять. Точно будет. В вас вряд ли попадёт. А костёр организует. – Валерка не убеждал, скорее, рассуждал вслух. -Сгореть живьем из-за чужих денег? Вы что, идиоты?

Инкассаторыостановились, оглянулись на темную стену ГУМа. Раиска практически слилась темно-серым фасадом. Разглядеть её можно было только если точно знать, где она находится. Инкассаторы не знали. Немного помедлив, они неохотно легли навлажные от бензина бетонные плиты.

Валера по очереди связал всех троих. В машину ребята забирались «своим ходом».Глядя, как они, несмотря на связанные руки, ловко забираются в уазик, Смирнов испытывал искреннее чувство благодарности. Затащить это три у них с Раисой уже не хватило бы сил.

-Если их убили – вам не жить. – Мрачно заявилмастер кулачного боя, перешагивая черезтела водителя и милиционера.

-Договорились. -Валера почувствовал жуткую усталость. Захлопнув дверку салоназа инкассаторами,он направился ккабине.

-А я? -жалобно пропищала со своего насеста Рая.

-Слезай, Соловей-разбойник. – Валера подставил плечи и бережно опусти жену на землю.

-А ты говорил: не выйдет! Кто из нас прав?

-Поживем- увидим.

Отъезжая отздания магазина Валера слышал, как пьяный кричит в телефонную трубку:

-А я тебе, гражданин начальник, говорю: ГУМ грабят.Сам ты пьяная свинья. Сам сядешь на пятнадцать суток.

***

Через час грабители Смирновы сидели. Сидели на своей кухне, и усталоотхлебывали из чашек горячий чай. Добычапокоилась в двух бездонных баулах в багажнике их «копейки». «Жигуленок» в свою очередь был заперт в гараже на три замка: два висячих и один внутренний.

Когда супруги, поставив машину,пешком тащились домой, Валера с усмешкой думал, что все это напоминает занудную сказку, про смерть Кощея.Та тоже хранилась на дереве, в сундуке, в утке, в яйце на кончике иглы.Наверное, Кощей был наркоманом, если его смерть висела на кончике иглы. «Полный берд» – подвел итог своим ассоциациям вновь обращенный грабитель.

По пути из телефона-автомата они набрали 02и объяснили где искать инкассаторский УАЗик. Автомобиль лишенный денег, но набитый пассажирами.В ответ на требование дежурного сообщить свое имя, Валера представился графом Монтекристо и положил трубку.

Ощущения праздника не было. Даже главная движущая сила преступления – Раиса - сидела молча и тусклым взглядом гипнотизировалакусок хлеба с маслом. Бутерброд никак не реагировал наРаин гипноз. Во всяком случае,в воздух, как галушки у Пацюка не поднимался и в рот сам не залетал.

На призывно открытые двери кладовки супруги не обращали никакого внимания. Да идруг на друга не взглянули ни разу.

-Пошли спать. – Валера поднялся из-за стола и шлепая стоптанными тапками направился к умывальнику чистить зубы.

-Сейчас. Со стола уберу. – Раиса терпеть не могла тараканов и содержала дом в идеальной чистоте.Ни одна живая тварь, кроме, естественно, ее самой и супруга, до продуктов добраться не могла. Случайно забредшие к ним мыши, подыхалибезо всяких мышеловок и ядов. С голоду. Если не успевали вовремя поменять место жительства.

В прихожей раздался звонок.

-Я открою. – Валера сплюнул зеленую пену «Blend-a- med» в раковину и со скоростью черепахи пошел открывать. На пол пути ему в голову пришла неприятная мысль.

-Рая! – Крикнул он на кухню. – Если это милиция, то запомни, ты сидела дома и ничего не знаешь.

-Это еще почему?

-Потому, что тебя никто не видел. О том, что ты там была, может догадаться только охранник из ГУМа. Да и то по отпечатку на своем черепе.

-Хам. – Не то согласилась, не то обиделась Рая.

-Кто там? – спросил Валера через дверь.

-Это я. Сосед, открывай.

На площадке в синем трико с надписьюAdidas имайке – ровеснице векастоял «Краевед» из пятой квартиры.

-Что случилось? – Валера устал, хотелось спать. По тону его «что случилось?» не трудно было догадаться, что ответа на вопрос не ждут. Но Краевед был существом равнодушным к интонационным нюансам. Так просто себя спровадить не позволял. Если он решал, что настало время сходить в гости, он шёл, и выставить его можно было только силой.

-Я, тут, поглядел: у тебя свет горит. Я, тут, подумал: может зайти? Может у людей бессонница. Чаю попить хотят. Я, тут, приду и сразу, вроде как компания.

-Слушай, Евгений Юрьевич,извини, но мы очень устали и бессонница нас не мучает. Совсем наоборот.

-Я, тут, и подумал: чаю попьем и сразу спать…

-Давай завтра. – Валера попытался закрыть дверь.

-Я, тут, подумал, что вам интересно будет. Я точно знаю, кто у нас грабежом занимался. Тут.Семья Смирновых.– Он хитро поглядел на Валеру и добавил: - Понял, сосед?

-Ничего не понял. – Спать Валере, почему-то сразу расхотелось. – Проходи, Евгений Юрьевич, чаю попьем, поговорим.

Они прошли на кухню. Раиса неодобрительно взглянула сначала на соседа, потом на мужа.

-Тут я и говорю, тут, семейство Смирновых и есть настоящие грабители.

-На что это вы намекаете? -насторожилась Рая.

-Это, тут…. Может чаю сначала, а соседка?

Рая нехотя поставила чайник на плиту и стала распаковывать свои многочисленные коробочки. «Краевед» заметно повеселел.

Кличку «Краевед» Евгений Юрьевич получилеще лет пятнадцать назад. Тогда он, преодолевая свое природное косноязычие и жесткое противостояние родителей, работал в школе преподавателем природоведения и труда. Специалистов не хватало, а Евгений Юрьевич кроме специального образования имел действительный интерес к природеи навык работы на станках. Кроме того, каждое лето он собирал в компанию десятка полтора самых сумасшедших учеников и отпетых хулиганов. С запасом консервов, круп и макаронтабор, под предводительством«барона» Жени, растворялся в окрестных лесах на полтора-два месяца.Искали последовательно: снежного человека,стоянку первобытных людей,амазонских бабочек в сибирской тайге, зимовки красных партизан. Последние пару лет своей педагогической деятельности, Евгений Юрьевич посвятил изучению истории сибирского купечества. Зарытыми купеческими кладами он бредил до тех пор, пока его не попросили из школы. Освободившись от пут школьной программы и догм советской педагогики, «Краевед»окончательно потерял ориентацию, в окружавшем его мире и, превратился в профессионального кладоискателя. Зиму работал грузчиком в магазине, а лето посвящал перекапыванию газонов в исторической части города. Дворники были ему очень благодарны. Дворники «Краеведа» за бескорыстную помощь любили, иногда наливали, но чаще ограничивались дружеским похлопыванием по плечу. Не из жадности. Им самим зарплату платили раз в пол года и то частями. Но главное, работники комунхоза постоянно снабжали Евгения Юрьевича свежей исторической информацией: в какой клумбе, по их сведениям, спрятаны купеческие клады. Краевед перекапывал дерн,дворники сочувственно причмокивали, сожалея о неточности сведений. Но в душе оставались более чем довольны. Никакие пионеры с октябрятами не могли столь добросовестно вскопать газоны.

-Сосновый бор знаете? – Спросил Евгений Юрьевич, нетерпеливо поглядывая на чайник. Чайник признаков жизни не подавал, кипеть не торопился, как бы ожидая, чем закончитсяэтонепрошеное вторжение.

-Ну. – Неопределенно в один голос протянули супруги.

-Никому не говорил. Вам скажу. Следы ведут оттуда.

-Следы чего?

-Тут, понятно. Преступления…

Тяжелая пауза повисла над столом.

-Ха, тут, милиционер родился! –Пошутил Евгений Юрьевич. Немного помолчал и, чувствуя, наконец, всеобщее внимание, зловеще добавил: - Или умер.

-Кто умер? – Опять в один голосспросили Смирновы.

-Кто?.. Тут, милиционер.

-Что, прямо здесь?У нас в доме? – Голос Раи на слове «нас» сорвался. – На лестнице, что ли?

-На лестнице? Я откуда знаю.Вы, тут, молчите, я про милиционера и сказал. Что бы веселее было.

-Вы, Евгений Юрьевич, что-то о преступлениях рассказывали? –Валера решил перевести разговор в более информативное русло.

-Угу. Чай кипит.

«Что же он, гад, нервы тянет. Сказал бы чего емуот нас нужно- и все». – Валера посмотрел на жену. Та пыталась нащупать чайник, не отрывая черных глаз от гостя. « Как бы Рая его кипятком не облила….»

«Краевед» не чувствовалопасностии продолжал в том же ключе полу загадок, полу угроз.

-Сосновый бор – это конечная точка. Но есть еще и ГУМ! Тут, - онмахнул рукой куда-то в сторону окна. –ГУМ!!! – И снова многозначительно замолчал. Не дождавшись вопроса, слегка разочарованный инертностью публики, продолжил: - но добыча вся здесь! – Гость топнул ногой по полу.

Провал отозвался глухим далеким стоном.

-Осторожнее. Дом обрушите. – Валера с опаской глянул на торцовую стену и подумал « Черт с ними с деньгами. Как пришли, так и ушли».

-А вот и нет. – Раясжимала душку чайника побелевшими, от напряженияпальцами. – Здесь денег нет.

-Вы, тут, не спорьте, Раечка. Я лучше знаю. Сосновый бор, ГУМ, наш дом – звенья одной цепи. Тут, преступной цепи. И за всем, тут,стоят Смирновы.

-Рая, поставь чайник. Я уверен, мы сможем с Евгением Юрьевичем договоритьсябез нанесения травм и увечий. -Рая поглядела на мужа, и поставила чайник на конфорку. Но руку с дужки не убрала.

-Я не уверена.

-Вы,тут, Раечка, конфорку-то выключите. А то чай выкипит.

-Короче, -потерял терпение Валера, – Чего вы хотите?

-Я же, тут, сразу сказал – чая. Он вскипел, а Раечка все не льет.

-Сейчас налью – по голосу жены, Валера сразу сообразил, что чайник придется ловить налету.

-Да уж, тут, пожалуйста. Я же, тут, к вам с открытой душой. Сразу, как узнал, не в «органы» пошел, а к вам.

-Не тяните жилы. – Валерка уже сам кипел. Он вполне созрел, для того,чтобы вырвать чайник у жены и вылить кипяток на голову Краеведа. - Говорите, чего хотите?

-Нет, - Евгений Юрьевич покачал головой, -сначала чаю. Нам спешить некуда.

Судя по всему, онне собирался сдаваться так просто.

Валера, успокаивая себя, глубоко вдохнул, затем подошел к плите, отобрал у кипящей супруги кипящий чайник, налил гостюзаварки, разбавил кипятком. Горячий чайник, на всякий случай, убрал на стол – к себе поближе. Чтобы не вводить Раису в искушение.

-Сахар сами кладите. - Он пододвинул сахарницу ближе к «Краеведу».

-Ага. – Удовлетворенно, как оперный тенор пропел Евгений Юрьевич. Положил четыре ложки, посидел с занесенной над сахарницей рукой и спросил: - А сахар сладкий?

-Обычный сахар! – взорвалась Рая.

-Обычный?- задумчиво повторил Евгений Юрьевич и положил ещё ложку.Рая, отвернулась и демонстративно фыркнула.

- Пусть кладет: сколько хочет! – Валера устал от сегодняшнего дня и от незваного гостя и готов был высыпать ему в чашку весь сахар, который был в доме, только бы быстрее покончить с этой неопределенностью.

-Сахар, тут,– «Краевед» постучал себя по голове. – Для мозгов очень хорошо. Значит: сколько хочу? Тут, сосед, ты настоящий человек!

Евгений Юрьевичвысыпал еще пару ложек, подумал, добавил половинку, и принялся со вкусом размешивать крепкий, с гуляющей по поверхности дымкой, чай. Под мерное постукивание металла о фарфор он начал:

-Их, тут, было пять братьев Смирновых. Целая банда. А, тут, через Сосновый бор Сибирский тракт проходил. Они, значит, братья со своими подручными вырылитуннель. Въезд тут, был под домом. А выезд, тут,под ГУМомо.Грабили обоз, удирали в туннель, закрывали, тут, вход. И исчезали, как нечистая сила. Ихи стерегли, и погони устраивали и по следам собак пускали. Все без толку. У потайного входа собаки след теряли. Следы от подков и колес тоже исчезали. Все думали: бандучёрт покрывает. Прячет, значит, у себя тут. В преисподней.А из туннеля выезжали уже честные купцы. Дружков своих, тут, с кем рыли, всех порезали и в туннеле схоронили. Что бы никто ничего не знал.Им только раз не повезло, тут, на засаду напоролись. Из братьев один среднийуцелел. -Евгений Юрьевичсо свистом прихлебнул из чашки.

-А мы здесь причем? – Рая находилась в полу шаге от взрыва.

-Ща-а-ас, тут, все и скажу. Сокровища, награбленные, они под нашим домом прятали. – Следопыт еще раз отхлебнул из чашки. – Горячий, тут, хорошо. Вы люди интеллигентные, с понятием, тут, - он снова постучал себя по голове, - к тому же безработные.Времени много. А я , тут, один весь город перерыл. Одному тяжело. Давайте вместе копать. Что найдем – разделим, тут, честно. Пополам.

Валера не успел ничего сделать. Он только молча наблюдал, какРая подошла к гостю, сказала:

-Чаю хотите? Горячий, говорите? Пополам?Забирайте все. - Онавзяла из рук Евгения Юрьевича чашку,аккуратно перелила содержимое гостю за шиворот. «Краевед» глядел как завороженный в ее страшные черные глазищи. –И сахарку на дорожку возьмите, что бы больше не возвращаться. – Рая не торопясь перевернула сахарницу на голову Евгению Юрьевичу.

-А-а-ай. – Очнувшись, завопилкладоискатель. Вскочив со стула, он мелкой трусцой побежал к дверям и ужес лестницы возмущенно пропищал: – Вы, тут, все психи. Тут, а еще инженеры! Психи! Психи! Психи!

Егостранный крик среди ночи, как крикулетающей птицызвучал все дальше и дальше, пока не исчез вовсе, прикрытый дверью квартиры с большой алюминиевой цифрой «5».

***

Утром поднялись около одиннадцати. Умылись, выпили по чашке кофе без сахара. Сахарница была пуста. Последними остаткамиРаяприпудрила вчера «Краеведа». Разговаривать не хотелось ни Валере, ни Рае.

Валера исподтишка осматривал квартиру. Все те же стены со старыми зелеными обоями, аккуратные, но прожившие долгую трудовую жизнь шторы на окнах, не затираемые морщинки трещинок на потолке, кухонная мебель, сделанная еще покойником-отцом. Ничего не изменилось. Ровным счетом ничего.

«Может быть. Я просто видел дурной сон. Не было никакого ограбления. Можно спокойно жить, писать, как прежде программы, ругаться с Раей днем и мириться ночью?» - Валера,наконец, решился взглянуть на жену.

Рая молча орудовала веником. Молча…. Это молчание говорило само за себя. Если Рая еще не сделала ни одного выговора, значит ограбление не сон.

Валера с тоской поглядел в окно. Серые высокие облака закрыли небо. От вчерашнего тепла не осталось и следа. Осень в Сибири переменчива инепредсказуема.Может завалить еще зеленые деревья снегом и побить морозом, а может медленноостудить голубое небо и уронить первый снег в ноябре на яркое золото опавшей листвы. В такую погоду как сегоднясамое лучшее сесть за компьютер. Голова соображает легко, пальцы сами бегают по клавиатуре, простые и элегантные решения рождаются как бы сами собой, безусилий и мигрени.

«Забавно». -Подумал Валера. – «Пока зной не могли побороть даже хваленые импортные кондиционеры, приходилось «пахать» по десять часов в сутки, а сейчас, в такую благодать деть себя некуда».

-Рая. – Имя жены Валера выговорил через силу. Каждый звук казался неестественным, а интонация, с которой он произнес «Рая»- лживой,как у плохого актера.

Жена замерла с совком в одной руке и веником в другой. Не поворачиваясь, спросила:

-Что? – похоже чувство неловкости испытывала и она.

-Пойду сбегаю доконторы. Может, новости, какие есть. Может, расчет отдадут.

-Ладно. - Почти радостно ответила Рая. Наверное, она то же хотела побыть одна.

Через двадцать минут Валера сидел вофисе «СибКома» ис любопытством рассматривал прайс-лист.

-Ребята, да вы совсем рехнулись! –сорвалось у его непроизвольно при виде цифры «25» в графе «курс USA $». – Да, плюс три процента за конвертацию?Это же явный грабеж!

-Не грабеж. Перестраховка. – Владимир Исаевич чувствовал себя великим полководцев, выводящим армию из окружения. – Надоело по десять раз за день менять цены. А эти «25»гарантируют оттого, что продадим себе в убыток.

-Грабеж, так это не у нас. Грабеж, это сегодня ночью у ГУМа. – вмешался в разговор,только что подошедший Саша Незванов. – Говорят какой-то «крутой» мужик в одиночку повязал инкассаторов и взял, без малого, сто миллионов новыми!

-Кто говорит? – Валера пытался изобразить равнодушие.

-Кто? Да весь город говорит.

-Так уж и весь город?

-Ну ты, сидя дома, совсем протух.Сегоднятолько об этом и говорят. Представляешь: забыли про Черномырдина, про Думу, про ценные бумаги и реструктуризацию! Даже про курс доллара!

-На счет доллара ты хватил. Для россиянина важнее темы нет.

-Да брось, ты, Валерка. «Наши» придут и доллар вообще прикроют. Банки, вон, уже прикрывают. Сначала разорили, а теперь, понимаешь, бросились вкладчиков спасать за их собственный счет и счет налогоплательщиков. Гениальная афера. Но на местном уровне не «канает».Московский дележ для нас,провинциалов, мир утопий, большая нерегулируемая угроза. Вроде Везувия для итальянцев. А вот свой, местный, вскормленный на наших сибирских хлебах, герой- это да! В один день в одном месте ушли: дневная выручка ГУМа, двухдневные – ювелирного салона «Кристалл» иуниверсама «Центральный».

-И какие выручки! – Владимир Исаевич довольно улыбнулся, вспоминаяпоследние два дня. – Знаешь, Валера, первое время, когда весь этот бардак начался, полный ступор был. Народ как сумасшедший за долларами гонялся.А потомбросились деньги в товар вкладывать. У нас за день до двадцати «машинок» уходило. И это по курсу 20- 25 рублей за доллар!

-Хорошо – Валера сказал это вполне искренне. Хорошие продажи означали, что есть возможность стрястивсе, что ему «Сиб Ком» должен.

-Хорошо, да не очень.

-Это почему?

-Склады пустые и у нас и в Москве. Деньги дешевеют, оборота нет, а вложить их не во что. Не в банк же нести.

-Ну, мы – ладно. – Глаза Незвановасветились неподдельным интересом. Видно мысль, которую он собрался озвучить, занимала его действительно серьезно.

-Можно попросту купить квартиру или машину или еще что. А вот лихому грабителю намного сложнее.

-Это почему? - Заинтересовался Валера.

-Очень просто. Вчера он украл около пяти миллионов долларов. Это по курсу 20 рублей. Сегодня он владеет только четырьмя миллионами. Что будет через неделю – неизвестно. А деньгами сейчас пользоваться нельзя.

-Почему? – Не понял Валера.

-Говорят они меченные. Там какой-то порошок красящий.

-А еще говорят, - ВмешалсяВладимир Исаевич, - что купюры из «Кристалла» переписанные.

-Поддельные, что ли?

-Нет, у них номера переписаны. Как только эти деньги появятся в магазине или еще где, покупателя сейчас же схватят и в милицию.

-А что же делать? – Растерянно спросил Валера.

-Я бы на его месте, денька через два-три отправился в Москву. И там, если он, конечно, не москвич, купил бы на них валюту. Либо с рук, либо по чужому паспорту.– Генеральный выглядел очень довольным своей сообразительностью. - Взял бы у кого-нибудь паспорт без спросаи поменял.

-Пять миллионов долларов по чужому паспорту?

-Ну, не пять, - сник Владимир Исаевич, -но сколько-нибудь можно выручить сейчас и быстро.

-Интересная мысль. – Задумчиво сказал Валера. – Кстати, я тоже могу выручить вас сейчас и быстро.

-И эта мысль интересная. Давай, «трави». – Незванов посмотрел на бывшего подчиненного с иронией.

-Нет, серьезно. Вы не знаете: во что вложить заработанные деньги.А у меня есть хороший вариант.

-Какой? – обрадовался Владимир Исаевич.

-Вложите их в мой расчет.

-Ну, ты и наглец!- Раскипятились оба «сибкомовских» босса.

-Страна рушится, родная фирма на грани краха, а он о своих копейках беспокоится.

-Валерка, - в кабинет к начальству заглянул Женька Усачев, - Там тебя твоя половина по телефону разыскивает.Пошли.

-Я еще загляну. – Валера обернулся с порога комнаты. - Вы пока распорядитесь в бухгалтерии.

Когда зашли в комнату к программистам, телефон уже сигналил коротким зуммером. Звонок сорвался.

-Сейчас перезвонит. – Успокоил Женя. – Все хотел к тебе зайти, извиниться.

-За что? – Удивился Валера. Женька посмотрел исподлобья, повел своими широченными плечами и сказал тихо:

-Что вместе с тобой не ушел.

-Плюнь, разотри и забудь. В такое сумасшедшее время терять работу за компанию? Глупо. Тем более у тебя дочка растет.

-Время, ты прав, сумасшедшее. – Женя обрадовался возможности переключиться на другую тему: - Народпросто с ума по сходил. Видно, все-таки, глупость заразна.

- Ещё как заразна. И очень быстро передается. Особенно сверху вниз. – Они с Женькой понимали друг друга с полуслова.

-Это точно. Вчера зашел на рынок мяса взять.Нашел говядину. Подходящий кусочек. Спрашиваю продавщицу: «Почем?». Она отвечает: «Тридцать пять». Я удивляюсь : «Почему так дорого? Еще два дня назад брал по восемнадцать.». Она в ответ: «Так, итьдоллар же ползет!». Куда,спрашиваю, ползет? Онавнушительно, как завуч двоечнику: «Вверх, разве не знаете?». Здесь я разозлился: «Вы, корову, что, вместо травы долларами кормили, или траву на зеленые покупали?».

-Чем дело кончилось?

-А ни чем. Пошел к другой продавщице, которая газет не читает и телевизор не смотрит. Купил за двадцатьотличный кусочек.

-Ладно, на других пальцем показывать. Посмотрел я ваш прайс. Тоже субчики еще те.

-Не спорю. Наши боссы - как та дура на базаре. Психология одного порядка.

Раздался звонок. Валера взял трубку. Знакомый голос попросил:

-Мне Смирнова можно?

-Я слушаю, Рая.

-Давай быстро домой. У нас неприятности.

-Что случилось?

-Придешь – узнаешь. Я жду.

В трубке снова коротко и противно загудел зуммер.

-Хорошо с тобой, Женька, но нужно бежать. Кажется какие-то неприятности. Будешь в наших краях: заходи в гости. С Наташейзаходите.

-Ладно.

Валера забежал в бухгалтерию. Главный бухгалтер, Вера Васильевна никаких распоряжений по его зарплате от начальства, конечно, не получала. Пришлось еще раззаглянуть в кабинет к боссам. Ни Незванова, ни генерального там не было. Они растворились в пространстве вместе со своими обязательствами.Растворились бесследно. На столе генерального, из под пачки договоров дразняще выглядывал красный корешок паспорта.

Валера совсем было собралсяуйти, но тутему показалась забавным осуществить идею Владимира Исаевича с помощью его же документов. В конце концов, генеральныйс Валерой не церемонился. Можно было, не насилуя свою совесть, отплатить ему той же монетой. Да ичто такое: кража паспорта на фоне ограбления века? Так, мелочь.

-Спасибо, шеф. – Сказал Валера, быстро выдернул паспорт из под бумаг и вышел из кабинета.

В коридоре никого не было. Проскользнув через черный ход, закоренелый преступник- Валерий Смирнов отправился домой.

***

Почему люди так легко соглашаются делать то, что им вообще делать не нужно? Не только не нужно, но ивовсе не хочется?Какого дьявола он позволил себя втянуть в это дурацкое ограбление? Как жить без денег, они уже знали. И в общем,приспособились. Всегданаходили выход, во всяком случае, не голодали. А что теперь делать с этой кучей денег?Потратить, как оказывается, их в ближайшее время не удастся. То есть пользы от них никакой. А хлопот, нервотрепки с каждой минутой все больше.Раньше приходилось заботиться только о жене, машине и себе. Теперь я должен спасть то, что обязано было спасать нас – деньги. И смех и грех. В пору снимать «Богатые тоже плачут–2», с семейством Смирновых в главных ролях.

Самый короткий анекдот: сидеть на мешках с дешевеющими рублями и голодными глазами смотреть на дорожающую колбасу. Не анекдот – испытание рассудка.Как разобраться с деньгами? Отмыть их, или отстирать в машинеи пусть Райка и развесит. Ну ладно: просохнут, может быть и вправду можно будет отвезти в Москву и поменять на доллары. Пусть. Будем считать: всё прошло удачно. Но легче от этого не станет.В следующий раз Рае придет в голову угнать ракету и я, как последний осел сделаю это. По уму, ей в мужья нужнослужаку прапорщика.Она к нему со своими идеями, а он в инструкцию заглянет и: « Не положено. Не по уставу. Кругом марш».И ракеты на месте, и прапорщик при деле и Рая не в тюрьме.

Валера завернулво двор своего дома и с разбега воткнулся вомоновца. Того самого Серегу, который тряс с них полтинниквчера вечером около ГУМа.

-Куда-то торопимся? -омоновец поигрывал «демократизатором», всем своим видом показывая, что он намерен беседовать долго, со вкусом, не щадя ни своего времени, ни своего инвентаря.

-Домой. – Валера попытался обойти служителя порядка.

-Зря торопишься. Может, сначала разберемся с твоим семейным делом?

-С семейным делом? – Ничего хорошо «разбирательство» не обещало. Если от омоновца вообще можно ждать чего-нибудь хорошего. И встреча наверняка не была случайной. Раз специально поджидал, значит, что-то на Валерку «нарыл». Никакой вины, кроме ограбления Смирнов за собой не знал. И первая мысль, которая пришла ему в голову: насколько можно быстро развернуться и дать дёру. Что-что, а рывоку Валерки был отменный. Никакой мешок-омоновец не догонит.

Смирнов уже прикидывал маршрут ретирады, но вспомнил о супруге. Оставлять её один на один с органами, тем более с такими, было как-то не по-мужски. «Будь что будет!» - подумалВалерка, - «Не повязали вчера – повяжут сегодня. Какая разница?»

-Да, с семейным! – совершенно безобидная реплика звучала как приговор в суде.

-А какое вам дело до моих семейных дел? – Смирнов чувствовал, что зациклился на слове «дело», но как легковушка, забравшаяся в колею, никак не могизменить маршрут движения и продолжал в том же духе. – Семейное дело – это моё дело и дело моей семьи. А ваше дело заводитьдела на тех у кого нет семейных дел, а есть дела преступные.

Омоновец на секунду опешил. Он поморгал, засунул демократизатор за пояс, потом снова вытащил и легонечко постучал себя поформенному бирету. Потом снял головной убор и двинул по бритой башке от души. Это помогло. В глаза вернулся наглый блеск, а голос зазвучал с прежней угрожающе-двусмысленной интонацией.

-Семейное дело может быть разным.– омоновецСергей снова упивался своим положением, человека, диктующего правила игры. – Можно торговать, можно пирожки печь,можноиметь семейный банк. И у мафиисплошь семейные дела.Так прямо и говорят семья такого-то. Например: Смирнова.

- Мафия в Италии и Америке. Там Смирновых нет.– Валера пытался казаться спокойным и пока это удавалось. ОМОН - не уголовный розыск, и не прокуратура, расследованием преступлений не занимается. Значит эта встреча частная инициатива вымогателя.Раз так: вряд лион бросится выкручивать руки и щелкать наручниками. Если бы это входило в его планы, стальные браслеты давно бы красовались на Валериных запястьях.

-Это верно, Смирновых в Америке нет. По крайней мере, тех Смирновых, с которыми мне бы не хотелось расстаться.Расстаться просто так. Я бы сказал: безвозмездно.

-Вчера вам нужен был полтинник. Не пойму, чего ищите сегодня.

-Ищу?- Омоновец изобразил недоумение. -Ничего подобного. Все, что хотел, я уже нашел.Или почти все.

-Я рад за вас.

-А я-то как рад. Информация к размышлению: вас завтра вызовут в прокуратуру. Загляни в почтовый ящик. Мы туда повесточки бросили. Пока вы свидетели.Я рассказал о нашей встречеу ГУМа вчера вечером. И, при желании,смогу подтвердить, что видел вас обоих сразу после ограбления там же. Но, ты понимаешь, что желание просто так не появляется. Думай, Валерик. Привет супруге!

Омоновец элегантно приподнял форменную биретку, раскланялся и тихонько свистнул. Из подъезда вышли два его приятеля. Тоже в форме.

-Пошли, пацаны.Дядя все понял. - Троица не оглядываясь,удалилась.

-Ну, наконец. – Раиса услышала щелчки замка и встретила мужа в прихожей.

-Милиция? – Лаконично поинтересовался Валера.

-Какая милиция?Ты о чем? – Естественный в их ситуации вопрос о милиции для Раи оказался полной неожиданностью. Раз милиция Раю не беспокоила, значит, появились еще какие-то проблемы.

-Не милиция? Тогда чего же ты паниковала по телефону?

-Они ломают дом! Смотри. – Рая схватилаВалеру за руку и не дав разуться, потащила на кухню.Поперек потолка, как раз там, где раньше вилась тонкая паутинка трещин, прошел глубокий разлом. Несколько крупных кусков штукатурки вывалились, обнажив дерево перекрытия.С потолка разлом перетекал на стену. Повторяяприхотливые кривые кирпичной кладки,трещина уходила под пол.

-Что это? –Вопрос, в общем,не требовал ответа. Понять, что это смертный приговор их жилью, можно было без чьих-либо объяснений и заключений специалистов.

-Ты ушел, и тут началось. Они пригнали эту штуку!

-Кто «они»?

- Ну, строители, же!

-Какую «штуку»?

- Черную такую, которая фырчит и землю бьет.

-Коня, что ли?

-Сам ты конь. Здоровая такая, ей сваи в землю заколачивают.

-Понял. – С техникой Рая всегда была «на вы» и Валера научился понимать, о чем она говорит, по мимике, междометиямикосвенным признакам, характеризующимописываемый предмет.

-Одну сваю заколотили,дом просел. Мы все на улицу выскочили. Побежали в автомат. В милицию звонить, в Мэрию.

-Зачем в автомат? У бабы Тани из восьмой телефон домашний.

-Какой ты умный. – В голосе Раи сквозила явная издевка. – Просто сил нет. Дом рушится, а мы в него полезем по телефону разговаривать.

-Я не прав. – Легко согласился Валера. Действительно звонить из здания, готового рухнуть в любой момент, развлечения для любителей «русской рулетки».

-Сначала нас отовсюду посылали. Потом мы стали перед этой железякой и не давали ей переехать к следующей свае. Тогда приперлась милиция. Нас попытались разогнать, а «Краевед», молодец, прибежал со своей длинной штукой, даллейтенанту по башке. Короче: мы их выгнали с применением технических средств. – Рая вдруг улыбнулась. - Знаешь, я, пожалуй, зря Евгению Юрьевичу чай за шиворот вылила.

-Подожди Рая. Что ты имеешь в виду, говоря«длинная штука»?

-Какой ты сегодня тупой, Лера. Он ее в мешке таскает, железо ищет.

-Миноискатель?

-Ну… наверно.

- Так, от сердца отлегло. Ты думай, что говоришь: я жеревную, когда речь заходит о чьих-то длинных штуках ….– У Валеры переживания последних суток вдруг вызвалистранную, совершенно нелепую, учитывая сложившиеся обстоятельства, веселость.

-Дурак. У нас дом разваливается. А ты …

-Дальше то что?

-Приперся пузатый начальник из Мэрии. Сначала на нас орал, потом поглядел натрещину, начал на строителей орать. Потом они друг друга послали на три буквы и все разъехались. Начальник на «Волге», строители на этой кувалде.

-Понял. Значит, ты время весело провела.

Рая, закончив изливать душу, бросила взгляд на окно, как бы убеждаясь, что еще день и, сгустив черноту в глазах до полного мрака, произнесла с пафосом:

-За этого идиота я вышла замуж! А ведь могла….

-Да, знаю, за банкира. Вчерашних омоновцев помнишь?

-Кого? – несразу переключилась Рая.

-Кого дядей Васей пугала.

-Этих дураков с дубинками?

-Эти дуракименя сегодня очень вежливо попросили поделиться награбленным. А на завтра мы приглашены в прокуратуру. -Валера достал из кармана повесткуи помахал у Раи перед носиком. – Вот такие дела.

Раина воинственность сразу куда-то пропала.Она села на стул и разревелась.

-Так и не пожили по-людски. – демоническая женщина, фурия, валькирия воплоти,не выдержала напряжения последних суток.

-Успокойся. Еще все, может быть, обойдется.

-Ага, сам утешаешь, а знаешь,что в тюрьме нас порознь поселят.

Валераобнял жену за плечи:

-Брось, не реви. Во-первых, не поселят, а рассадят, как помидоры в теплице. А во-вторых, на сколько я знаю, все считают что ГУМ «взял» псих одиночка. Так, что посадят меня, а ты будешь передачи носить. На свидания приходить.Заодно пробел восполним.

-Какой пробел? – всхлипнула Рая.

-У нас же свиданий не было. Вспомни: мы на Женькиной свадьбе потанцевали, а через неделю расписались. Теперь свидания будут.

-Вечно ты так. Все шуточки. Готов в тюрьму идти, лишь бы меня одну бросить. В этом доме. А если он развалится? – Всхлипывания стали громче и, судя по шмыганью, слезы теперь текли уже и из носа.

-Не бойся, не брошу. Если дом развалиться, я попрошу, что бы тебя, в порядке исключения,прописали на мой жилплощади.

Валера поцеловал жену в затылок,мягкие светлые завитки, вздохнул и подумал: «Похоже, у меняничего не выйдет сразводом, а у неё – с банкиром. Так и будем всю жизнь грабить инкассаторов».

***

Смирновы отправились в подвал.Нужно было проверить: на сколько плохо обстоят делас фундаментом, а потомпринимать решение: оставаться ли в доме или перебираться на времяк знакомым. Сначала Валера не хотел брать жену с собой. Еслидом обрушится, то в подвале будет веселее, чем где-либо. Но Рая заявила: «Ты где–то целый день бегаешь и снова норовишь меня одну кинуть.А мне одной страшно».

-Знаешь, что случилось с Томом Сойероми Бекки Тетчер при сходных обстоятельствах? – Попробовал найти поддержку у литературной классики Валера.

Чувствуя в словах мужа подвох, Рая не ответила.

-Они заблудились в пещере и чуть не погибли. -Наставительно, как маленькому ребенку сообщил Валера.

-Зато, потом нашли клад. – Марка Твена Рая читала.

Дверь в подвал, обычно закрытая на огромный ржавый замок с надписью«Мастерская Григория Крымова 1925год», была приоткрыта. Выщербленный кирпичные ступени исчезали в вязкой и влажной темноте подвала. Слабого света китайского фонарика хватало лишь на первые десять ступенек и небольшие фрагментынастенной живописи. В подвале Валера не был с детства. Тогда, невзирая на строжайшие запреты взрослых и жуткие сказки бабы Тани,он с приятелями целыми днями пропадал в этом «царстве» Вечного мрака и холода.

Баба Таня рассказывала, что в гражданскуюв купеческом доме сначала размещалась контрразведка «белых» и в подвале расстреливали «красных». Потом сюда въехало городская ЧК. Тогда расстреливали «белых».Бабе Тане верили. Ее отец был дворником у купца Смирнова, а сама баба Таня,шустраястарушка, по паспортууступала веку только два года. Впрочем, на её внешности и энергии неполная сотня лет не отразилась. Валере казалось, что за тридцать три года, которые он помнил торопливый говорок бабы Тани, старуха не состарилась ни на одну морщинку. Правда, ни трупов, ни скелетов в подвале найти так и не удалось. Но и сам подвал, по большому счету, остался до конца неизученным.Инстинкт самосохранения всегда оказывался сильнеедетского аферизма. Компанияпрекращала поиски приключений до того как бесконечные и путаные переходыотрезалипуть кдверям с реликтовым замком мастера Крымова.

-Осторожно. – Валера оглянулся на жену, спускавшуюся за ним, - Держись за меня. Ступеньки скользкие.

Рая положила руку мужу на плечо.Ступеньку уходили вниз круто и так держаться ей было удобно.Луч фонарика выхватил из темноты знакомую надпись «В+Л = ЛЮБОВЬ. НАВСЕГДА!». Это свое произведение, выцарапанное гвоздем более двадцати лет назад, Валера прочитал не без интереса. Первая любовь, Леночка, ныне толстая, жизнерадостнаямамаша троих детей, была женой банкира. Того самого, который ухлестывал за Раей. Приредких встречах Леночкатомно закатывал глаза, и говорила:«Ты помнишь, какая я была? Стройная, как пушинка! Если бы ты не уступил меня этому борову, я такой бы и осталась. Для тебя…»«Для тебя» звучало игриво, но в цель не попадало. Валерка обычно в этот момент,пытался представить стройную пушинку. Однако все знакомые пушинки от надоедливых – тополиных, до хулиганских – одуванчиковых были дамами пышными. Собственно, такими, как Лена. Только лёгкими.

Стараясь не сбиться с пути Валера направился в сторонуторцевой стены дома. Той стены, которая собираласьотделиться от особняка и пуститься в самостоятельное плавание. Кажется,центробежные тенденции в политике нашли своих апологетов и в архитектуре. Переводя на русский: пример Чечни ей, стене, показался достойным подражания.

-Валера! – спустившись с лестницы,Раяухватила его сзади за «ветровку» и теперь они шли как Винни Пух с Пятачком.: -А здесь крыс нет?

Раньше крысы были. Это Валера помнил точно. Всякий раз, когда он пытался поцеловать Ленку в подвале, она начинала визжать.На Валерин его наивныйвопрос: «Ты, что?», она, прижавшись к нему всем своим, совсем еще детским телом,повернув голову в сторону, шептала: «Там крыса!». И это было не совсем враньем. Крысы обычно занимали места в партере и со скучающим видом наблюдали за уроками полового воспитания приматов. Валера решительно хватал первую попавшуюся палку и отважно бросался в бой, спасая даму сердца.

Сейчас в подвале было тихо.Характерного шебуршания и торопливого шлепанья лапок слышно не было.

« Крысы бегут с тонущего корабля. Покидают ли они погибающий дом?».

-Лера! Я, по-моему, тебяспросила! –В подвале Раячувствовала себя не уютно.

-Странная ты Райка. На тебя может обрушиться дом, – ты этого не боишься, а каких-то крыс испугалась.

-Не каких-то. Они противные.

-Гляди. – Луч фонарика выхватил кусок стены срезким шрамом трещины от потолка подвала до его пола. – Пойдем посмотрим, что с торцовой стеной.

-Ага. – Рая, крепко обняв мужа за руку, сделала шаг вперед.

Раздался треск, рвущейся ткани и Рая исчезла вместе с правым рукавом ветровки.

Ее «А-а-а-ай!»быстро удалялось куда-то вниз.«Ай –ай- ай- ай!» откликнулись коридорыподвала. Звонкий шлепок тела, упавшего в воду, завершилэту мистерию звуков.

-Лерка-а-а!- Жалобно пропищала из центра земли Рая. – Вытащи меня отсюда. Здесь сыро.

-Сильно сыро? – ляпнул Валера, растерявшись.

-Сильно. Мне по горло.

-Сейчас. -Валера осветил неровный провал в полу около торцевой стены. Подойдя к краю, попытался разглядеть, что там внизу.До Раи луч фонарика не доставал.

-Ты не ушиблась?

- Нет. Я промокла.Вода холодная. Валера, я хочу домой.

-Подожди немного. Я за веревкой сбегаю. Через пару минут вернусь. Слышишь.

-Д-д-да!- голос у Раи дрожал.

Валера поднялся с корточек и в этот момент почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. В падении он пытался ухватиться за края провала, но скользкая холодная глина, не дала ни одного шанса замедлить падение.

« Только бы не свалиться на Раю…»

Почувствовав под ногами пустоту, он, в последний момент, как мог сильно оттолкнулся двумя руками отглиняной стены повалаи с брызгамибоком вошел в воду.

«Пожалуй, как прыгун в воду, я не заслужил высокой оценки. Слишком много брызг.» -прикинул Смирнов, уходя под воду. Дно больно ударило по руке и выкинула Валеру на поверхность. Вода действительно была холодной.

-Рая, я решил, что тебе без меня будет скучно.

-А где веревка?

- Дома…

-А где фонарик?

-Не знаю. Сейчас попробую найти. – Фонарик в процессе полета, отделился от Валеры, как от ракеты топливные баки и приводнился самостоятельно.

***

- Я так и знала!- Валера понял, что жена им не слишком довольна и попробовал все перевести в шутку.

-Что ты знала? – начал он разыгрывать двуходовку, предвидя Раин ответ.

-Что все так будет.

-Значит, ты специально прыгнула сюда? И меня нарочно уронила?

-Балбес! И шутки у тебя глупые. Жена стоит как дура на болоте, а ему хоть бы что. А вдруг здесь пиявки?

-И этаженщина вчера висела на стене, размахивала пистолетом и орала: «Стой, стрелять буду!»?А тут: «Пиявки». – Валера эффектно поднял руку и сразу сообразил: зря. Он и сам своей руки не видел, а жена пропустила всю его жестикуляцию со стопроцентной гарантией.

-Рая. – В ответ тишина.

-Раечка. -Валера попытался найти жену на ощупь.

-Не гони волну. – Сказала Рая недовольно и, добавила через паузу: -А то я утону.

-В тебе пропадает большой поэт! «Не гони волну, а то я утону!» -подражая завываниям профессиональных поэтов, продекламировал Валера.

-Ты сюда купаться пришел или,все-таки, хотя бы фонарик поищешь?

Рая была права.Нужно было что-то предпринимать. Валера набрал в легкие побольше воздуха и нырнул. Дно у этого бассейна было довольно странным. Под руку попадалиськакие-то склизкие куски ткани, странной формы отшлифованные ветки. Фонарик Валера не нашел. Уже собираясь вынырнуть, он зацепился пальцами зачто-то вроде горшка.Немного отдышавшись, Валера попытался на ощупьисследовать горшок.Пальцы прошлись по трем глубоким провалам с одной стороны, одному с острыми краями- с другой. Под тремя дыраминеровной строчкой торчали зубы. «Череп! Баба Таняне соврала».

-Рая, давай отсюда выбираться.

-Я в темноте никуда не пойду! – Рая замерзла, от холода стучала зубами, но раз уж онавбила себе в голову мысль, о непременной необходимости света, проще было найти фонарик, чем убедить ее в обратном. Замерзнет, но с места не сдвинется. Хотя сам по себе фактнаходки фонарика ничего не означал. Вряд ли он будет работать после пребывания в воде. И, тем более, сможет их вытащить отсюда.

Валера неохотно нырнул снова. Ощупывая дно, он чувствовал себя приомерзительнейше. С третьей попытки поиски фонаря увенчались успехом: Валера нашел жену. Вернее ее левую ногу. Как от вопля не обрушился дом, для него осталось загадкой. После десяти минут утешении в интимеледяной воды, он нырнул еще раз и нашелтаки фонарь почти под ногами у дрожащей дражайшей половины. Удивительно, нонажатие на кнопку выдавило из китайского чуда слабенький лучик света.

-А еще говорят, что укитайцев весь товар бракованный.

-Все я замерзла. Если мы сейчас же не выберемся из воды, яумру. – Валера скорее угадал, чем расслышал, что сказала Рая.Говорила она тихо, а зубы стучали громко.

-Пошли, «дура на болоте». – Стен фонарик не находил. Свода потолка – тоже. Этот туннель копал кто-то очень старательный. Валера попробовал сориентироваться: где должна находиться стена дома. Неожиданность падения, замысловатый прыжок,в процессе которого он старался непопасть на жену и долгое ныряние за фонариком, разбили всю картину происшедшего на мелкие фрагменты. Склеить их воедино никак не удавалось.

«Ладно. Где-то же стена должна быть.»- Подумал он и, взяв жену за руку двинулся наугад вперед.

На стену наткнулись шагов через тридцать. Аккуратно выложенный каменный свод, внезапно возник из черноты.Кладкааркой уходила вверх.

Они двинулись вдоль стены. Метров через пятьдесят дно стало постепенно подниматься. Рассыпающиеся под ногами, ломкие кости, смениланадежная каменная брусчатка. Еще через два десятка шагов они наткнулись на огромные деревянные ворота.

Лучик фонарика безнадежно скользил по темным, покрытым слизью иплесенью бревнам. Черно-зеленые полосы металла, наверное, меди,надежно стягивали бревна между собой через каждые двадцать сантиметров. Судя поотсутствию щелей и зазоров между воротами и каменной кладкой, двери не открывали, со времен лихи налетовбанды братьев Смирновых. А может с Гражданской войны. Не важно. Факт тот, что сдвинуть эту прикипевшую махину им вдвоем было явно не под силу.

Раю било мелкой дрожью. Еще час протолкаться в этом холоде и воспаление легких ей гарантированно. Валера тяжело вздохнул.

-Отойди в сторону. Попробую растолкать этот памятник деревянного зодчества. Держи фонарь.

Отдав женеугасающий источник света, он отошел на несколько шагов назад и, в отчаянии, с разбега бросился на ворота. Секунду спустя он, отпрыгнув назад, наблюдал за фантастической картиной. Съеденное временем и грибком дерево, трухой осыпалось на пол. Медные полосы, как бы в раздумии повисевв воздухе,с глухим стуком ухнули на труху.

-Ну, ты силен! – ПораженнаяРая даже забыло о том, что она замерзла. Перестав дрожать и стучать зубами, она с уважением поглядела на мужа. Во всяком случае, Валере такпоказалось. Хотя утверждать что-либо наверняка при таком освещении было невозможно.

-Пошли.

За воротами они попали туннель. Та же прочная каменная кладка окаймляла подземный ход метров в шесть шириной и высотой около трех метров. Причем, что странно, от рассыпавшихся ворот туннель разбегался в двух направлениях. Валера совершенно некстати вспомнил: «Направо пойдёшь – коня потеряешь!. Налево пойдешь- жена голову оторвёт.»

-Что там Евгений Юрьевич рассказывал оСмирновых? – в пол голоса, скорее у самого себя спросил он

- Говорил, они после набегов сюда на машине приезжали. -Оглядывая сооружение, ответила Рая.

- Почти. Не на машине, на тройках.Мы с тобой, скорее всего в конюшню провалились.У Смирновых там «гараж» был. «Краевед» сказал - здесь маршрутот дома до ГУМа? Осталось только выяснить в какую сторону дом, а в какую ГУМ.

-Зачем нам ГУМ? -Очнулась от потрясения Рая.

- Вот и я говорю – незачем. В ГУМе мы ужебыли.Ничего хорошего нас там не ждет. А дома ждет горячий чай, горячий душ и, если позволишь, рюмка «кедровки».

-Конечно. Лера, давай домой. – покорно согласилась Рая.

По логике, пристроив лошадей в конюшне, лихие братья сотоварищи должны были как-то от сюда выбираться. Одна из двух дорого непременно вела в дом. По крайне мере, все современные гаражи устроены именно таким образом.

-Будем считать, что решение принято большинством голосов. -Валера развернулся налево и, стараясь казаться уверенным,потащилсеменящую рядом жену по туннелю.

Через сотню шагов он понял, что ошибся. Не могли они оказаться так далеко от дома. А значит шли сейчас в направлении, противоположном тому, куда, собственно, идти хотели. Еще через несколько шагов, камень свода сменилсябревенчатым потолком и подпоркамииз толстых бревен.

Валера осторожно дотронулся до одной из подпорок. Если здесь все так же запущенно какна воротах,то обвала можно ждатьв любой момент. Но коридор, в отличие от конюшни, был сух, и дерево жестко встретилоВалерин палец.

-Не туда идем. Поворачиваем обратно. – Не успел Валера закончить фразу, какследующая опора зашевелилась и, прямо в глаза Смирновым ударил яркий свет.

-Обвал! Бежим! – Крикнул Валера.

***

- Ага! Сначала, тут,кипяток за шиворот лили, а теперь клад забрать хотите.

Знакомый голос заставил Смирновых одновременно обернуться. Посреди туннеля,в позе дворцового стражника стоял «Краевед».Правой рукой он крепко сжималлопату, в поднятой вверх левой, держал огромный фонарь.

-Как вы посмели спуститься в мой туннель? – Вид у Евгения Юрьевича бы принелепейший и Валера не выдержал:

-Так, это вы, тот заслуженный шахтер, который прорыл эту дыру?

-Лера, не зли его. Он вооружен. –Тихо сказала Рая, дернув Валеру за рукав.

-Глупости, тут, говорите. Мне одному это не прорыть за всю жизнь.Да и где, тут,сейчас столько дерева взять на крепеж.

-Да, - подтвердил Валера. – Дерево нынче в цене.

-Вот и я о том же. – Эта реплика кладоискателя звучала уж без первоначальной воинственности.

-Валера, проси его как отсюда выйти. -Раю дипломатия Валеры стала раздражать. Ничуть не меньше ее мокрой одежды.

-Сейчас. – Валера, обращаясь к Евгению Юрьевичу, начал:

-А как….

-Ага!Вам, тут,стало интересно: как идут мои поиски?

- Абсолютно ве…- в другой ситуации Валера был бы более дипломатичен, но мокрая жена смотрела на него как укротитель на тигра. И Валерка понимал, что за политесы в таком положении он легко может получить вместо кусочка мяса удар хлыстом.Да и собственная одежда с содержанием влаги более 70% подгоняла в сторону дома. Пусть рассыпающегося, но, пока, тёплого. ТолькоЕвгения Юрьевича меньше всего интересовал ответ на его собственныйвопрос. Хотя бы потому, чтоон сам искал повод на него ответить.

-Замечательно. Вы, тут, решили мне помочь копать!

-Нет! – сказала Рая.

-Да! - сказал Валера.

-Не понял, тут… - сказал «Краевед».

-Понимаете, мы, конечно, с удовольствием, но в другой раз. - попытался найти компромисс Валера.

-Как, вы не хотите искать клад? -Евгений Юрьевич глядел на них как на полных идиотов.

-Очень хотим. – Заверил Валера. – Но проблема в том, что по пути сюда мы провалились в воду исильно замерзли.

-Замечательно! Поверьте, тут, ничто так не согревает, какработа землекопа. Я, тут, проверял и очень согрелся. Тут. А где вы нашли воду?

-Тут, может быть и согревает, а вода охлаждает. О тоже «очень» ! – Рая потеряла терпение, а вместе с ним и то небольшое количество деликатности, которым ее наделила природа.

-Я согласен, тут,на то она и вода. Но где, тут, она, вода? – гнул свою линию Краевед.

Раиса решительно направилась в «Краеведу».Тот почуял недоброе.

-Соседка, Раечка, тут, только без кипятка! Тут! – Закричал он, оглядываясь в поисках укрытия.

-Если бы у меня был кипяток, я бы его выпила. Но у меня только море холодной воды и большое желаниедобраться до дома. И вы меня отсюда выведете! Быстро!! –«быстро» звучало, как «шнейль» в фильмах про немецко-фашистскихзахватчиков.Евгений Юрьевич понял, что если он попробует противоречить, или, хотя бы на секунду задержится с выполнением команды, соседке проделает в его теле сквозные дыры без примененияшмайсера. И никакая лопата не поможет.

-Конечно, конечно. – Согласился напуганныйкладоискатель.

Когда они проходили мимо того места, откудав туннель попали супруги Смирновы, Евгений Юрьевич, удивленно оглядев пролом в стене, пробубнилсебе под нос:

-Я, тут, готов поклясться: тут были ворота.

-Да, - согласился Валера,- были. Я их нечаянно сломал.

-Занимательно. Я никак не мог решить, тут, как их открыть.

-Я решил.

-И как, тут?

-Методом мозгового штурма: разогнался и забодал! – настроение у Валеры улучшалось тем больше, чем ближе они подходили к заветной кухне с горячим чайником.

За воротами туннель резко сузился и превратился в каменную трубу с размерами два на два метра. Несколько плавных поворотов и, просочившись через деревянный щит с выломанной доской, они оказались в знакомом подвале дома.

-Стойте, соседи. – Краевед был явно чем-то недоволен. – А где же вода?

-Вода? - Переспросил Валера, не сразу поняв, о чем ,собственно, речь.

-Да. Вы говорили про воду! – в интонациях было столько обиды, будто Смирновы с Краеведомшли по пустыне Гоби и украли у него фляжку с последними каплями влаги.

-В углу. – Рая махнула рукой в сторону провала.

Пока Валерасоображал, что происходит, «Краевед» не задумываясь, отправился к дыре.Раздался шум осыпающегося грунта.Сначала впровал ушел Евгений Юрьевич, за ним, как бы втягиваясь в дыру, последовал свет. Стало темно.

-Нашли? – крикнула Рая ехидно.

Из под земли донеслосьприглушенное:«Да тут же сыро!»

-Пошли. – Рая включила фонарик и, не ожидая мужа, направилась к выходу.

-А как же «Краевед»?

-Не утонет. У него есть свет, а дверь ты открыл. –Из дыры в углу подвала действительно слегка подмигивал неяркий огонёк. Лампа Евгения Юрьевичапо надежности не уступала китайскому товару.

Душ они принимали вместе. Валера вдруг подумал, что они вторые сутки не занимаются сексом. И сейчас в душе, под обжигающими струями горячей воды всегда желанное тело жены не вызывало никаких эмоций. Вообще,хотелось совсем другого: чашку чая, рюмку водки и теплую постель. И, что бы, никтонеприставал с дурацкими идеями, нелепыми приключениями и прочей мутью хотя бы пару часов.

Пока они блаженствовали в душе, на плите разогревался борщ. Готовила Рая хорошо, а сейчас, когда она лишилась работы, ее поварское искусство поднялось на невиданные высоты. Причем дажеиз того скромного набора продуктов, который, Смирновы могли себе позволить в последние несколько недель.Недаром говорят: нет худа без добра.

Прихлебывая густой наваристый борщ со сметанкой, Валера вспомнил вчерашнюю экзекуцию, устроенную Раей ночному гостю.

-Как он сказал?Грабители – семейство Смирновых? – Валера усмехнулся. – Как в воду глядел.

-Ты о чем? – не поняла Рая.

-Да, вспомнилвчерашний урок краеведения.

-А. –Рае разговаривать тоже не хотелось.

-Трудяги были эти бандиты. Такой туннель отгрохать. Ограбили,исчезли под землей и никаких следов. Никаких следов. – Валера задумался.

-Я пошел в гараж.

-За деньгами?

-Нужно колеса поменять.

-Ты же недавно менял.

-Еще раз поменяю. Хорошо хоть старые покрышкине выбросил. Выкидывать придётся новые.

-Новую резину выкинуть? Ты что? Мы последние деньги в нее вбухали!

-Рая, денег у тебя два мешка, а от колес наверняка след остался в Сосновом бору. Это даже не улика, это приговор. На двоих лет пятьдесят.

Меньше всего Валере хотелось куда-нибудь идти. А тем более, на ночь глядя тащиться в гараж. Но деваться было некуда. Хорошо пусть с опозданием, но сообразил. Спасибо, надоумили лихие однофамильцы.

-Вернусь, поздно. И денег заодно принесу. Миллионерам тоже на что-то жить надо.

***

Вчера легли глубокой ночью. С колесами пришлось повозиться.Снять, разбортовать, накачать, поставить на место. Никаких приспособлений кроме монтировки и пары гаечных ключей. Для не специалиста задача неординарная.Валера специалистом не был. На каждое колесо ушло минут сорок. Руки покрылись ссадинами и распухли. Домкрат упал на ногу. На босоножках осталась вмятина. На ноге - синяк. Новенькие , почти не езженные покрышки Валерка с тяжелым вздохом принес в жертву автомобильному богу на свалке в соседнем кооперативе. Уносил на себе. Пешком. Перебежками, чтобы не попасться на глаза случайным прохожим. Хотя чего прятаться? Идет человек, несёт почти новую резину. Никакого криминала. Только взвинченные нервы заставляли делать массу ненужной и если честно, опасной работы. Не даром говорят: страх лишает разума.

Одежду и чулки в которых грабили ГУМ Смирновы выкинули еще когда, после ограблениякогда возвращались из гаража домой. И в них, вероятнее всего, уже красовались местные бомжи.

Когда Валера поднимался с бауламина крыльцо, в дверях подъезда столкнулся с бабой Таней. Старушка на ночь глядя решила прогуляться к правнукам. Весь день она посвятила покупкам. Превращала свои сбережения в продукты питания. Теперь довольная своими успехами спешила поддержатьзакупленными калорияминаследников.

-Валерочка,запасы? – Она выразительно кивнула на сумки.

-В каком то смысле, баба Таня. – Вдаваться в подробности у него не было ни желания, ни сил.

-Я всегда считал вас умным мальчиком.И родители ваши были очень умными. Я тоже весь день в магазинах. Крупу, сахар, макароны, масло растительное – все на месяц вперед накупила. А вы что взяли? Можно посмотреть?

-Там все запаковано. Доставать долго. Все то же,что и вы.

-А почем масло брали?

Валера напрягся, вспоминая цену, за которую он последний раз покупал масло. По двенадцать пятьдесят.

-Где брали?

-На рынке.

-Я там все сегодня оббегала. Дешевле двадцати пяти ничего не нашла. Куда, дура старая, смотрела.

-Не переживайте, баба Таня.Мне знакомые оставили по старой цене. – Вдохновенно импровизировал Валера. – А вы-то, небось, устали?В вашем возрасте с сумками бегать…

-Ай, милый, не бегала бы – давно бы к деду на кладбище перебралась. А так все некогда получается. Ну, Валерочка, я понеслась, старая курица, пока мои спать не легли.

Валере стало неудобноперед старухой–соседкой, вынужденнойв своидевяносто шесть таскаться по городу с сумками.

-Баба Таня, подождите минутку. Я покупки занесу и вас на машине подброшу.

-Спасибо, дорогой, за беспокойство, но я уж сама. Ножками. Так оно вернее. Мне к машинам привыкать поздно. Барышень катай.

-Знаете, если у ребят еще масло осталось, то я вам пару бутылочек завтра принесу. - Было очень странно и некомфортно стоять перед нищей бабкой с двумя неподъемными баулами денег. Купить пару бутылок подсолнечного масла, самое малое, что можно было сделать для старожилки Смирновского дома.

-Да уж будь добр. Если сможешь, ужя не знаю, как буду благодарна.

Ночь прошла тяжело. Несмотря на усталость, Смирновы спали плохо. Постоянно просыпались. По очереди ходили пить.В пять часов утра Рая разбудиламужа:

-Пора.

Они быстро оделись. Валера взял два тяжеленных баула с деньгами, Рая – топорик, которым обычно рубили мясо. Лопаты дома не было.

Смирновы спустились в подвал,нашлитупичок с выломанной доской и прошли в туннель.Спрятать деньги здесь они решили вчера вечером. В свете предстоящей прогулки в прокуратуру инеравнодушия городского ОМОНа, хранить мешки с деньгами дома или в гараже было бы очень неумно.

Раиса долго настаивала на экзотическом варианте: вытащить камни из кладки, вырыть за ними пещеру и, спрятав деньги, восстановить кладку. В качестве доводав пользу такого решения она приводила пример изкакого-тоамериканского приключенческого боевика,в которомглавный герой отодвинул в стене камень и за ним обнаружил - на этом местеРая надолго замолчала, вспоминая, что же именно хранилось за камнем и, в конце концов, выдала два варианта на выбор, - не то сокровище, не то чудовище.

Валера ничего не имел противотодвигания камней в кино. И даже против чудовищ.Но точно знал, что старая кладка так просто с подобными вольностями не согласится. Почти наверняка первую неделю пришлось бы потратить на вытаскивание камней, а вторую на разгребание завала. Где гарантия, что вытащив один камень, они не развалят весь туннель. И уж, что точно, восстановить все в первоначальном виде не удастся наверняка. Весь его опыт общения с притертыми деталями в автомобиле говорил: очень сложно что-то разобрать не повредив, но собрать все как было – невозможно вообще.

-Рая, давай дойдем додеревянной части туннеля. Там, где нибудь в стенке и закопаем.

-Да, мы закопаем, а « Краевед» откопает.

-А мы закопаем там, где он уже копал.

Металлические деньги - три мешочкаони высыпали в душе, отмываться. На случай если на монетах действительно был какой-то красящий порошок.Мешки с купюрами тщательно упаковали в полиэтилен, перевязали скотчем и снова уложили вбаулы.

Клад, несмотря на сопротивление Раи, тривиально зарыли, не используя сложныхприемов сборки- разборки каменных кубиков.

Вернувшись, снова легли и просто умерли, провалившись в тяжелый сон без сновидений. В результате едва не проспали поход в прокуратуру.

-Я там сяду и усну. – Раиса чувствовала себя настолько разбитой, что совершенно не волновалась по поводу предстоящего свидания со следователем. И это было опасно. Особенно, если учитывать их двухдневный преступный стажи то, чтосвидание с прокурором, точнее, как было написано в повестке, старшим следователе прокуратуры, было первым в их жизни. Валера сильно жалел, о бездарно потерянной ночи. Не в смысле затянувшегося воздержания. Об их любимом семейномразвлечении он уже второй день не вспоминал. Но крепкий, здоровый сон и ясная голова при знакомстве с профессионалами сыска очень бы пригодились. Валерин студенческий опыт подсказывал: перед экзаменом лучше переспать, чем недоспать. Свежие мозги найдут как выкрутиться, а вот откопать нужную информацию в темном чулане, заваленном знаниями удается редко.

Но их приключения набрали такую скорость, что Смирновы не успевали реагировать. Обдумать очередной шаг иподстраховаться не было ни времени ни, если честно, возможности. Все происходило само собой, независимо от первоначальных планов и стратегических замыслов супругов. Так что, время потраченное на планирование можно было считать потерянным впустую. Вот и сегодня они шли в прокуратуру совершенно не готовыми к разговору и рисковали открыть ее двери свидетелями, а остаться за этими дверями в качестве главных подозреваемых.

-Рая, давай договоримся: мы ничего не видели, приехали примерно без пятнадцати девять, уехали через час. Дома не сиделось – потому, что боимся, что дом развалится. Это будет правда. Пожалуй, единственная.

-Ага. – Зевнула Рая.

Она стучала каблучками по асфальту, но глаза ее то и дело закрывались. Валера удивился: как жена в таком состоянии успела привести себя в нормальный вид:волосы, расчесав, стянула в аккуратный хвостик,губы подравняла помадой и даже тени и туш успела положить. Причем не мимо глаз. Великое дело рефлекс и многолетние тренировки.

«Наверное, у женщин это все срабатывает на уровне инстинкта». – Сам он побриться не успел и выглядел как верный друг бомжа на третий день запоя. Прямо скажем: не убедительно выглядел.

Прокуратура Центрального района располагалась на третьем этаже заводского общежития. Свежевыкрашенныесветло-бежевые стены бесконечного коридора этого заведения странным образом сочетались с серым, давно не беленым потолком.В коридоре было пусто. Вообще Смирновым показалось, что здесь, как на «Летучем Голландце» есть все, кроме людей. Раю это вполне устроило, и она сразу стала искать посадочную площадку для тела, чтобы продолжить общение с Морфеем. Но Валера мешал ей и силком волок мимо редких протёртых стульев, стоящих в коридоре одиноко, какчумы в тундре.

Сверяя содержимое табличек на дверях с фамилией, указанной в повестке, они прошли коридор до конца, где обнаружили небольшой аппендикс, с явными признаками живых существ.По правую сторону аппендиксаимели место две двери с характерными стилизациями, изображающими нечто треугольное с подписью «Ж» и странно-квадратноес литерой «М». Ниже висели грозные таблички: «Курить в туалете строго запрещено!». Из щелей двери,с надписью, запрещающей курить мужчинам, тянулись струйки дыма и слышались взрывы хохота.

Искомую табличку снадписью: «Старший следователь Поваляева В.Г.», Валера обнаружилкак раз напротив женского туалета.

Он постучал и, не дождавшись ответа, толкнул дверь. Дверь поддалась легко. В кабинете никого не было.За их спиной что-то зловеще заскрипело ив коридор выпорхнуло юное существо.

- Что вы хотели? – спросило юное существо,стряхивая на пол пепел с кончика сигаретки.

-Мы по повестке. – Валера чувствовал себя немного скованно. Рая стоя дремала с открытыми глазами.

-Смирновы? – Валера кивнул.

-Сейчас освобожусь. – Сказала девица, оценивающе оглядывая сигаретку, -Минут через пять. – И снова исчезла в туалете.

А в аппендиксе, как на зло, ни одного стула не было. Валера пристроил жену на подоконнике, а сам стал прогуливаться по коридорчику, прикидывая как себя вести с «прокуроршей». Девочка молоденькая. Скорее всего, сразу после института. Еслипопробовать сыграть наглого и глуповатого«бабника», есть шанс сказать мало, а узнать много.

-Это е..ное чмо,не только, на х.., изнасиловал иприкончил дамочек, но еще и заразил их сифилисом. - Доносился веселый баритон из-за двери мужского туалета. – Представляете, после этого его, на х..,мамаша приходит ко мне сдвумя штуками и говорит: «Возьмите, начальник. Все как договаривались.».А я ей, на х..,в ответ: «Дорогуша,с вас еще столько же».Она растерялась, в слезы: «Начальник, за что?»

-А ты? – С явным интересом отреагировал молодой дисконт.

-Я? Я в п…, и говорю: «За нарушение санитарных норм! На х..!»

Дружный гогот вместо аплодисментов послужил находчивому матершинику наградой от коллег.

-Смирнов В.Г.? – выпустив изо рта в коридор последнюю струйку дыма, спросила старший следователь Поваляева .

-Совершенно верно.

-Проходите. -Она с подозрением посмотрела на дремавшую на подоконникеРаю и, пропустив свидетеля в кабинет,закрыла двери. Быстро проскочив формальности: год и место рождения, прописку, обозначив в графе «должность и место работы» короткое «Безработный», Поваляева приступила к допросу.

-Являетесь ли вы, гражданин Смирнов, владельцем автомобиля «Жигули» первой модели 1972 года выпуска, государственный номер 345 АВ?

-Являюсь ли. Если, конечно, это можно назвать автомобилем.

Девица задумалась.

-Нет, так нельзя, Вы должны отвечать на мои вопросы коротко, ясно : «да» или «нет».

-Понял. – Сразу согласился Валера. – Да.

-«Да» – это «понял» или «машина»? – Уточнила старший следователь, грозно занеся ручку над бланком протокола.

-Да – это слово. – Сказал Валера, игриво заглядывая в глаза следователю Поваляевой.

-Не умничайте, гражданин. -Щеки девицы слегка зарозовели.

-Все равно «да».

-Так и запишем.

-Согласно показаниям сержанта ОМОН Гайсина Сергея Васильевича, патрулировавшего в составе наряда вечером 6 сентября1998года в районе ГУМа, вы находилисьв своем автомобиле, припаркованном у обочины улицы Калинина.

-Да.

-Что вы там делали?

-Да. – Сказал Валера, плотоядно разглядывая ямочку на щеке «гражданина начальника».Он твердо решил играть героя-любовника и страстного соблазнителя, отупевшего от высокого гормонального фона.

- Вы не ответили на вопрос. – Поваляева терялауверенность на глазах, но продолжала героически выполнять свой гражданский и профессиональный долг.

-Нет.- С готовностью изменил показания Валера.

-Что «да», что «нет»? Я спрашиваю: чем вы занимались в машине?

-Но, - Валера попробовал угадать, что скрывалось за инициалами «В.Г.» – ВалентинаГавриловна, дорогая…

-Вероника Георгиевна. – Поправила Поволяева.

-Извините. Вероника Георгиевна,вы мне дали только два варианта ответа: «да» и «нет». Я честно использовал оба. Вам никто не говорил, что у вас красивые губы? – Валера сам удивился своей наглости. Следователь тоже. Она заметно покраснела.

-Отвечайте по существу поставленного вопроса. Чем вы занимались в машине?

-Целовались.

-И все?

-Не совсем.Может быть, провести следственный эксперимент? Мы прокатимся к ГУМу и будем целоваться там или, если хотите, восстановим всю картину прямо здесь. В кабинете.

-Гражданин Смирнов, если вы будете продолжать в том же роде, я вас выгоню из кабинета! – Следователь вскочила со стула, прикидывая пути отступления на случай возможных посягательств на ее честь.

-Ни за что! – Валера разошелся не на шутку. – Мы еще не приступили к самому главному, зачем вы меня вызвали!

-Что вы имеете в виду? – Поволяева перестала краснеть. Дальше краснеть просто было невозможно. Цвет ее лица стоило признать идеально-красным и принять за образецв качестве всемирногостандарта.

-Что имею в виду? -Валера игриво указал на стол глазами. – Дачу свидетельских показаний, конечно.

-Да вы просто маньяк! Постыдитесь, ваша жена сидит в коридоре, а вы здесь выкидываете такие фортели!

-Я свою жену не обижаю. Никогда!Я ее, можно сказать люблю. И часто.Почти каждую ночь. Потому она и спит в коридоре, что не выспалась.

- Прекратите сейчас же безобразничать!-Вероника Георгиевна зачем-то открыла ящик стола, заглянула внутрь, почесала кончик носика, будто пыталась понять: откуда взялся этот ящик и, вдруг насупившись сурово заявила: - Отвечайте на мои вопросы!

-Я ответил… -Валера насколько мог правдоподобно изобразил растерянность.- В машине мы не только целовались.

-Убирайтесь, сейчас же! Что бы я вас больше не видела!

Двери кабинета открылись. Две мужские головыдуэтом: баритон плюс тенор прорычали:

-Вероника, нужна помощь?

-Нет. Все в порядке. – Поволяева внимательно посмотрела на Валеру.

-А может, телефончик домашний дадите? Вдруг чего вспомню?

-В другой раз.

-Разрешите. - Валера деликатно отодвинул с пути коллег девицы,вышел, снял с подоконника задремавшую супругу и направился к лестнице.

-Теперь я понимаю, почему его жена спит даже в прокуратуре. – Вероника Георгиевна задумчиво и ласково поправила локон над ушком имечтательно констатировала, - Несчастная женщина.

-Что нибудь интересное этот хмырь сказал? – поинтересовался обладатель баритона.

-Этот кобель ничего кроме юбок не видит. Вот если бы ГУМ брали девочки, тогда другое дело. Тогда бы мы узнали от негомного интересного.

Смирновы вышли на улицу.

-Куда мы идем? – Раявсе еще не проснулась

-Домой.

-Меня уже допросили?

-Нет.

-И не будут?

-Возможно, и не будут. – Прозвучало со скамейки, стоящей рядом с входом.Сержант Сережа Гайсин встал, потянулся и спросил:

-Не пора ли нам поговорить? Голубки вы мои.

***

Рая посмотрела на омоновца и проснулась. А Валера посмотрел на жену и испугался. Испугался за жизнь этого наглого, корыстногопокрывателя преступников.Когда он поделился с супругой подробностями своей встречи с омоновцеми во дворе их дома, она отреагировала мгновенным взрывом:

-Мы работали, старались, грабили, а эти сволочи решили все на халяву получить! Обойдутся. Я лучше в тюрьму сяду, чем с ними хотя бы копейкой поделюсь.

Валераслучайно взглянул тогда ей в глаза идаже ему, любимому мужу стало не по себе. Казалось, что из антрацитовой глубины выплескивалось настоящее пламя. Еще секунду и все вокруг вспыхнет.

Сейчас ее глаза стали такими же. Но сержант Гайсин смотрел на Валеру и опасности не замечал.

-Соскучился я без вас, Смирновы. Вы не знаете: как соскучился.

Валера прижал к себе напрягшуюся Раину руку.

-Охотно верю, но ваших чувств не разделяю. -Валера обнял жену за плечи. – Если точнее - не разделяем.

Сержант Гайсин ухмыльнулся и, подражая Валере, сказал:

-Охотно верю. Но дорогих, я бы сказал драгоценных людей, стараюсь не забывать. Дорогих людей нельзя терять из виду. Скучать без них – нормально. Неправда ли, ма…?

Омоновец наконец, перевел взгляд на Раю ибуквально подавился последним словом. Он сразу понял, что это слово может стать последним вообще. Последним в его жизни. Смирновы так и не узнали, что он хотел сказать.

-Если ты, козел недобитый, еще разпопадешься на моей дороге, то разучишься скучать навсегда! – Рае можно было бы зарабатывать неплохие деньги аттракционом: «Магия взгляда». Или рэкетом. Валере иногда казалось, что супруга глазами может остановить поезд, или сбить летящий самолет.В момент ее гнева единственным более ли менеебезопасным убежищем мог стать бетонный бункер, на глубине двадцати метров и топри условии, что Рая будет располагаться за пределами стокилометрового кольца оцепления.

Сержант Гайсин больше не усмехался. Он стал поразительно серьезен. На его лице была написано страстное желание оказаться где-нибудь далеко: в Чечне, Югославии, в пустыне, в бассейне с крокодилами, океане с акулами, но только не здесь.

-Ну, я, пожалуй, пойду. – Сказал он вяло.

-Пожалуй. –Согласился Валера.

Рая промолчала.

За спиной Смирновых послышался скрип тормозов.

-Валерий Григорьевич! –Валера обернулся. У обочины сверкал полировкой знакомый синий«Сеат».

-Какая удача. А я вас искал. На работу к вам заезжал. Мне сказали: «Уволился».

-Здравствуйте Василий Исаакович. Что случилось?

-Может, вы ко мне домой заедете, по дороге расскажу?

-Рая, как? – Валера повернулся к жене. Сержанта Гайсина не было. То есть не было нигде.

-Что ты с ним сделала? – Спросил Валера, понимая всю глупость этой фразы.

-Ушла. – Коротко ответила Рая.

-Разрешите представить: Рая - моя жена, Василий Исаакович, президент фирмы. – Валера замялся, вспоминая название.

-Не важно. Просто президент. Можете меня звать просто «президент Василий». Шучу.– «просто президент» набросил на свою физиономию самую добродушную из своих улыбок. -Очень приятно…

Валере такое начало не очень понравилось. Даже невооруженным взглядом было видно, что Василий Исаакович «положил глаз» наРаису. К тому, что все мужики оглядываются на его жену, Валера давно привык. Проблема была в другом. «Просто президент» был тяжелым, но постоянным клиентом. Терять его не хотелось.А как поступала Рая с подобными ухажерами, Валера видел неоднократно. ФактическиВасилий Исаакович сейчас приобретал билет в страну отрицательных эмоций. Он подписал себе приговор.

-Василий Исаакович, может быть, отложим визит. Мы, к сожалению, сейчас немного заняты.

-Лера, ты же видишь, человеку нужна твоя помощь. Давай съездим.

Рая, разочарованная своей легкой победой над ОМОНом, почувствовала запах новой жертвы. Она только размялась и искала схватки. Валера это понял.

-Рая, ты не выспалась, устала. Давай отправимся домой.А к Василию Исааковичу я забегу завтра.

-Нет уж, Валерий Григорьевич, давайте ко мне. Я жену отправил к родне в Красноярск. Сядем по-холостяцки выпьемконьячку. Очаровательной Раечке найдем «шампанского» или «мартини». Вы Раечка, что предпочитаете?

-Ну, смотрите. – Валера подумал: «Минер свое дело сделал.Табличку «Заминировано!» поставил. Но клиент не умел читать. Возможно, именно это и называется «тотальное уничтожение неграмотности».

-Поехали. – Коротко распорядилась Рая и, не задумываясь, устроилась на переднем сиденье.Валера сел сзади.

-Нельзя скрывать таких красивых женщин. – Улыбаясь,выговаривал президент хозяйственного магазина. Его взгляд, как магнитом притягивали неприкрытые Раины колени. Валера с интересом наблюдал в зеркальце заднего вида, как глазаВасилия Исааковича метались с проезжей части на колени и обратно. Это очень напоминало настенные часики с хитрой кошачьей мордашкой. Не только движеньем глаз, но и выражением лица.

-Да я и не пытался. Скрыть Раю просто невозможно. – Это была правда чистой воды. Из Раи мог получиться кто угодно, кроме подпольщика. Для преступника исключительно неудобное качество.

-Что же у вас произошло? – Попытался перевести разговор в деловое русло Валера.

-У меня? Все отлично. Вы знаете Раечка, за эту неделю заработали столько, сколько за предыдущие пол года не имели. Вы кто по гороскопу?

-Я скорпион. – Рая очаровательно улыбнулась.

«Все, игра пошла. Ее теперь не остановишь». Но, можно было попытаться вывести из игры Василия Исааковича.

-Скорпион? Замечательно!У вас, как мне кажется, на этонеделе большой шанс разбогатеть. Внезапно. Бабушки за границей не имеете?

-Нет. Ни за границей, ни внутри границ. Но ваш прогноз учту.

-Поверьте, я редко ошибаюсь, ваша жизнь, в самое ближайшее время может измениться как по волшебству. – Господин «президент» уже не отвлекался на дорогу.Его глазки просто прилиплик Раиным коленям.

-Валера, я хочу такую же синюю красивую машину. Слышишь?

-Пора тормозить. Дальше столб. – Они ехали не быстро и, у Валеры был большой соблазн не предупреждать старого ловеласа о скорой гибели его очаровательного «испанца». Но в чем виновата машина? Реакция Василия Исааковича не подвела.«Сеат» сжигая резину, затормозил в нескольких миллиметрах от опоры трамвайной линии, стоявшей в центре проспекта Ленина.

-Извините, увлекся. – «Президент» сдал назад, объехал столби отложил Раины ножки на десерт под коньяк.

-Что случилось с компьютером? – напомнил Валера.

-Вы знаете, Валерий Григорьевич,тут новую игрушку купил. «Unreal»называется.Загрузилась нормально. А потом компьютер завис. Теперь «Windows» не «грузится».

Пора было переходить в наступление.

***

-Паршивую вам «машинку» подсунули Василий Исаакович. Печально, но факт: за такие деньги можно было взять вещь и лучше и надежнее.

Жизнь доказывает, что редким людямдоставляет удовольствие напоминание о том, что их надули. Быть обманутым неприятно, но гораздо хуже, когдаэтот обманстановится предметом обсужденияокружающих.Василия Исааковича болезненно переживал человеческую бесчестность по отношению к его драгоценной персоне. То есть сам он мог иногда кого-то «кинуть». И относился к этому с юмором.Но когда «кидали» его, чувство юмора переставало «работать». Оно выключалось, таинственно исчезало, как искра в старом Москвиче, превращалось в пролетарски возмущенный разум, который, как известно из популярной в советские времена песни: «Кипит… и смертный бой вести готов!» На первой стадии он попросту отказывался верить, что такогочеловека, такого милягу и очаровашку, как он могли «надуть». Потом впадал в черную мизантропию и считал все человечество лживым, а каждого ее представителя – рожденным с одной целью, запустить свою руку в его, Василия Исааковича, карман. А свой карман «президент Василий» ценил дороже жизни и берёг пуще глаз.

Валера знал, что наносит удар «ниже пояса», но это был единственный способпереключить клиента из положения «бабник»в положение «бизнесмен» и, как следствие, лишить Раю повода поставить беднягу «на место».

-Нет, что вы. – Сразу включился Василий Исаакович. – Вы же знаете: какойу меня монитор!

-Замечательный монитор. Да что толку? Видеокарта стандартная и она просто не способна поддерживатьрежимы, на которыеваш великолепный монитор рассчитан.Иначе говоря, вы оплатилитридцать процентовтаких прелестей, которыми не можете воспользоваться.

-А я новую карту куплю!

-Сейчас? Сильно сомневаюсь. При нынешнем курсе хорошая карточка в рублях будет стоить половину цены вашего компьютера.

-Половину… - Разочарованно протянул Василий Исаакович.

-Ну, может быть чуть меньше. – Смилостивился Валера. Но тут же добил несчастного: - Кстати и игрушки из-за нее «виснут». Не хватает памяти.

Валеракрепко «зацепил» Василия Исааковича. Все шло замечательно. Но Раю не устраивала роль второстепенного персонажа мелодрамы. Она положила руку на кулак «президента», крепко сжимавший рычаг переключения передач, и сказала:

-Расслабьтесь. Нельзя быть такимнапряженнымза рулем.

-Да, вы правы, Раечка. У вас такая крепкая рука и нежная кожа…

«Вот так всегда!» – подумал Валера: « Выстраиваешь партию. Как хороший шахматист. Присчитываешь ходы, говоришь умные вещи. И тут … Появляется женщина, касается нежной ручкой, лепечет бессвязную чушь и вся хитроумная комбинация рассыпается. Возможно, миром правят гормоны. Возможно. Но гормонами правят женщины.

Когда поднимались на второй этаж, к Василию Исааковичу, «просто президент»словно спохватившись, спросил:

-Оплата как обычно? Сто пятьдесят?

-Если придется все делать по полной программе, то да. – Не сразу уловил подвох Валера.«Ох, и жадный тип» - Подумал он, остановившись на площадке второго этажа. Между ними была договоренность 23$ за генерацию системы и установку Windows.Учитывая курс,хитрован между делом оговорил себе скидку в 200%.«Черт с ним».

Валера возился с компьютером, а хозяин дома на кухне обхаживал Раю.О миллионах, зарытых в стене туннеля Валерауже забыл. Они ассоциировались с неприятностями, а о неприятностях никто не хочет помнить. Затосто пятьдесят рублей, которые он сейчас зарабатывал, позволяли строить планы на ближайшую пару дней. Если, конечно, Рая не устроит разгром ухажера до того, как он расплатится за работу. Смирнов никак не мог смириться со своим новым статусом подпольного миллионера и, почему-то, баулы, закопанные в стене туннеля,как деньги не воспринимал.

Время от времени до Валеры долеталоворкование Василия Исааковича и тихий смех супруги. Сначала ее затянувшееся благодушие Валера счел добрым знаком, но скоро ему стала неприятна эта кухонная идиллия.

В верность жены он верил абсолютно, какправоверный магометанин в аллаха, но тишина на кухне,его началораздражать. Появились неожиданные сомнения.Не стольков Рае, сколько в своем знании ее. Так долго любезничать с рядовой жертвой было не втрадициях супруги.

Валера вдруг понял, что готов послать к черту эти дурацкие полторы сотни рублей. Готов от них отказаться, даже если будет знать, что никаких других денег у него не будет неделю, месяц, год, вообще никогда. Главное, что бы Раябросила этого жирного борова наедине с его холодильниками, рюмками и фарфором.

Для Валеры это было совершенно новое чувство. Он привык себя считать счастливой жертвойдемонического, своевольного, сексопильного,желанного, но, в общем, не совсем родногосущества.Причем именно жертвой, а не другом, любовником или мужем. И, как всякая жертва,не особенно переживал по поводу возможнойпотери своего тирана.

Он знал Раю, он мог предвидеть ее реакцию на те или иные события, онжалел ее и ласкал, но не любил.Он воспринимал ее телом и умом, но не сердцем. То, новое отношение,которое он нашел всебе, сидя в чужом доме, за чужим компьютером и слушая интимную болтовнюпостороннего и не слишком приятного человекасо своей женой,поразило Валеру.

Он уже собралсяподняться из удобного вертящегося кресла и отправиться на кухню «наводить порядок». От неприличного скандала его спас долгожданный шлепок. Соблазнитель перешел границу и получилотпор.

Лишенный даже оттенка прежнего джентльменства выкрик: «Ах, ты, су…!» оборвался на полуслове повторной, звонкой оплеухой. Пора было спасать охальника и прелюбодея.

Валера вышел вгостиную. Из кухни навстречу ему вылетел Василий Исаакович. Его щеки покрывал яркий румянец по форме и размеру поразительно напоминавший ладошки Раи.

-Мой любимый цвет, мой любимый размер…- тихонькопродекламировалВалера.

-Что вы сказали? – голос Василия Исааковичадрожал.

-Ничего. Цитирую Винни Пуха. У вас какие-тонеприятности? - Валера разглядывал ловеласа с самым невинным видом, но в душе злорадствовал. Рая не подвела.

-Да она… – НачалВасилий Исаакович обиженно, но сразу спохватился. Жаловаться мужу не совращенной жены на еевысокиеморальные качества, глупо и смешно.

Из кухни показалась Рая.

-Куда же вы, Василий Исаакович? А как же шампанское при свечах? Или вы передумали?

Бедный хозяин затравлено поглядел на Раины «крепкие» ручки и выжал из себя:

-Что-то настроение пропало. Да и пить мне нельзя. Я лечусь.

-А вы коньячок. Врачи рекомендуют. – Добивала несчастного Рая.

-Рая, пора домой. Работу я закончил. –Клиент был жалок. Василий Исаакович, конечно, сам виноват, но нельзя же лечебное кровопускание превращать в четвертование. Если мужиков за прелюбодеяния казнить, то скоро на земле народа не останется. Тем более что, все началось с Раиной провокации изавершилось желанными, для нее пощечинами. Все получили свое, согласно сценарию и смете, кромеВалеры. Пора было переходить к его, честно заработанной доле.

-Все готово? – обрадовался Василий Исаакович.-Сколькоя вам должен?

После разговора на лестнице Валера никак не думал, что сумма еще будет обсуждаться.

-Двадцать три доллара. – Сказал он и в упор посмотрел на засуетившегося хозяина дома.

-Сей момент. -Василий Исаакович залез в заветный шкафчик и, почти не копаясь, вынул доллары. Двадцатку и три однодолларовых купюры.

В условиях экономического кризиса это было неслыханно щедрое решение для прижимистого президента хозмага.

-Валерий Григорьевич, можно вас на минутку. – Зажав деньги в кулаке, Василий Исаакович подхватил Валеру под локоть, и отошел с ним к окну: подальше от Раи.

-Я вот, что хотел вам сказать, дорогой Валера. – Начал он, глядя в окно. И вдруг дернулся к стеклу, распахнул раму и заорал:

-Что ты, падла, делаешь?

Валера выглянул в окно.Сержант Гайсин с приятелями рылся в багажнике синего «Сеата». Все трое были в гражданском. Варварски вскрытый багажник, беззвучно орал широко раскрытым ртом,откинутой вверх, исцарапанной синей крышки.Василий Исаакович орал звучно.

-Валера, звоните в милицию.-Такой подвижности от тучного Исааковича Валера не ожидал. Пока он дошел до телефонного аппарата, вопли потерпевшегопрокатились по лестнице, и вырвались на простор улицы.

Милицию дожидаться Смирновы не стали.Спустились на улицу. Василий Исаакович, причитая, бегал вокруг своего любимца. Еще недавно вылизанный иаккуратный салон был перебуровлен, сиденья вспороты. Машинанапоминала панка после пьянки.

-Варвары! Вандалы!

-Мы с Раей пойдем. Не будем вам мешать. Если нужна, будет моя помощь – всегда к вашим услугам.

-И я. – сказала безжалостная Рая. Но этот ее выпад прошел мимо цели.По сравнению с машиной любая женщина для Василия Исааковича былаценностью второго сорта.

-Успокойся. Ты сегодня достаточно развлеклась. А он наказан и даже чрезмерно.

-Вот еще.

-Ничего не «вот еще». Машину ему разбомбили наши омоновские друзья. Решили, видно, что он сообщник.

-Бедный пупсик. – посочувствовала Рая.

-Почему пупски?

-Ты разве не заметил? Он весь глянцевый, как детская игрушка.

«А ведь и правда пупсик» – подумал Валера.

***

По пути домой Валерапостоянно искал поводпосмотреть на жену. Он никак не мог понять: тоощущение, которое пришло к нему в квартире Василия Исааковича, это результат изменений в нем самом или в Рае.

Она вышагивала рядом. Все те же черные глаза, все тот же светлый одуванчик волос, та же легкая походка. Никаких внешних признаков перемен.

Вдруг Рая остановилась.

-Что ты меня все время разглядываешь? У меня помада по лбу размазалась? Новые уши на затылке появились? Что?

-Ничего. – Валера еще не был готов объяснить Рае свое любопытство. Пока он и самне понимал его причин.

-Рая, зачем тыбедного «президента» так жестко разыграла? Ты от этого получаешь удовольствие, или это способ сбросить напряжение?

Этот вопрос застал Раису врасплох.Понятно, что муж не пытается защитить того надутогосамодовольного пижона. Но… Оназнала, что муж«читает» ее поступки, только никогда прежде он не интересовался причинами, внутренней логикой ее действий.

-Сорвалась и все. Может женщина сорваться? Грабеж, прокуратура, дом рассыпается, сумасшедший сосед, ползанье по подвалам, сволочи из омона, муж, которого постоянно приходится подпихивать в спину. Да я, в конце концов, уже два дня просто не высыпаюсь.

-Ладно. Забудь. Сейчас домой придем и отоспимся. – Валере стало жаль эту маленькую женщину. Ей действительно выпало слишком много переживаний за последнее время. Хотя,объективно, отчасти она сама, была причиной этих переживаний.

У рынка Валера остановил жену:

-Раечка, подожди. – Давно забытых мужичков с табличками «Куплю $» на груди, падающий рубль вновь выстроил шпалерой вдольтротуара.

-Ты что надумал?

-Доллары поменяю.

-С ума сошел. Все вокруг покупают, а ты менять решил. Как не в России живешь. – После неожиданного любопытства мужа Рая выговаривала Валерке без огонька. Скореепо привычке.

-Доллар поднимается и падает, а аппетит остается.

-У нас полная душевая денег.Их столько, что вместо гирь использовать можно. Зачем долларытратить?

В доводах Раи был здравый смысл,но Валера никак не мог привыкнуть к мысли, что плоды их ночного приключения у ГУМа имеют реальную покупательную ценность. Он всегда деньги зарабатывал. Зарабатывал головой или руками.То, что он получил сегодняот Василия Исааковича, было настоящими деньгами. Такими, которые можно потратить без боязни, что тебя арестуют, посадят, или их просто отберут. Отберут и нельзя будет крикнуть: «Караул!», потому что, то, что отобрали – ворованное.

- Рая, ты права, но сделаем, все-таки, по-моему. – Для Раисы это заявление оказалось таким же шокирующим, как ипроявленный интерес к ее внутреннему миру. Раньше он мог сопротивляться, но никогда не старался одержать верх. Он говорил нет, с тем, что быспустя минуту, пол часа, день сдаться на милость победителя. То есть ее милость.

Рая смотрела как высокая, слегка сутулая фигура мужа лавирует между кожаными курткамименял, и удивлялась тому, что не остановила его.

Минут через пять Валера вернулся страшно довольный. В одной руке у него был прозрачный полиэтиленовый пакет с двумя бутылками масла «Идеал» и источающей потрясающий аромат дынькой«Колхозницей», в другой - пачка десятирублевок.

-Рая, мы миллионеры. Доллары по двадцатке продал. Представляешь: за пол дня почти пятьсот рублей! У тебя муж - «новый русский», а ты не знала.

Рая не знала другого: плакать ей или смеяться. Миллионы, из инкассаторской машины, они еще даже не пересчитали, изтысяч, что сверкающей горкой свалены у них в душе,не потрачено ни копейки, а мужсчастлив от четырех с половиной сотен, как ребенок. Только потому, что он горбатился за них пол дня у чужого компьютера.

-Ладно, «новый русский», хорошо хоть масло додумался взять. А то готовить не на чем. – Рая примирительно улыбнулась.

-Рай, я это бабе Тане взял. Обещал.Я сейчас сбегаю еще возьму.

Рая только махнула рукой.

В родной двор они вошли с объемистыми сумками, но практически без денег. Валере показалось, что он готов начать этот странный разговор. Готов понять жену, если, конечно, она захочет, что бы ее поняли.

-Рая, я знаю - ты очень устала за последние дни. Но, если честно, так как сегодняс «пупсиком» ты и раньше с людьми обращалась. Я не говорю про себя. Я муж. Здесь всё понятно.Но вчера ты«Следопыта» искупала. До этого облила кипятком и посыпала сахаром.Вообще, если собрать всех твоих жертв, то небольшая армия получиться.

-Что ты хочешь сказать?

-Ничего. Я хочу понять: зачем тебе это нужно.И нужно ли вообще. Я же знаю, чтоты не жестока.

- А я не знаю. - Отрезала Рая. -И давай к этому больше не будем возвращаться… Сегодня.

-Странно. - Оглядывая двор, сказал Валера. Все население их небольшого дома, почти в полном составе, несмотря на начинающийся дождик, стояло наулице.

-Опять строители приехали. – Быстро сориентировалась Рая.

***

-Пошли. – Рая решительно двинулась в гущу событий.

-Я только сумки домой заброшу. – Что заставило Валеру оглянуться, он и сам не знал. У тротуарапристроилась желтенькая «девятка». В салоне машины было трое. За рулем сидел сержант Гайсин.Омоновцы,похоже, следили за Смирновыми от самой прокуратуры. Теперь становилось понятно их появление у дома несчастного Василия Исааковича.

Валерабыстро поднялся в подъезд. Никакихдоказательств участияСмриновых в налете на ГУМ у омоновцев, конечно, нет. Только подозрения. Пока нет, но стоит им попасть в квартиру № 1, заглянуть в душ и,груда металлических кругляшков превратится в прекрасное,совершенно убойное оружие шантажа.

«Процесс «отмывания» денег пора прекращать» - Валера бросил сумки у порога, захлопнул входную дверь ипобежал в кладовку. В душ он зашел уже с чистым мешком из под картошки. Пересыпая влажные пятерки, двушки и рубли Валера двадцать раз проклял себя за слабохарактерность. Ворованные деньги отнимали столько сил и нервов, но до сих пор не принесли никакой пользы. Ссыпанные в один мешокмонеты тянули килограмм на пятьдесят, а может быть и больше. Забросив мешок на спину, Валера почувствовал, как холодная влага мгновенно просочилась через мешковину, рубашку и неприятными ледяными каплямиотправилась изучать сначала его спину, а потом ноги до самых носков.

Место для тайника он нашел уже давно. Еще в детстве. Изобретательность, с которойжильцы вносили преобразование впамятник зодчества, порождала весьмаоригинальные конструктивные решения. Водопровод и канализация, например, были пропущены черезвместительную трубу камина. Двухкомнатная квартира Смирновых, со всеми чуланами, закутками и перегородкам, в прежние времена являлась гостиной. Широкая пасть камина, облицованная плиткой с потемневшими пасторальными картинками,была превращена в обрамление для умывальника. Облупленная эмалированная раковина в обществе целующихся пастушек и пастушков, выглядела несколько экстравагантно. Дырапод раковинойбыла заложена кирпичом. Грубую кладку, державшуюся больше на штукатурке, Валера разобрал лет в десять. Тогда онполучил возможность исчезать из запертой квартирыи, по трубам через подвал выбираться к желанной свободе. Достаточно было сговориться с приятелями, что бы ониоткрыли реликтовый замок на подвальной двери. Родители бывали сильно шокированы, обнаружив драгоценное чадо во дворе. И это притом, что двери были заперты на два замка, а окна зарешечены.

Валера убрал из под умывальника мусорное ведро, отодрал фанерный щит и,потянув за верхний кирпич, сдвинулкладку на себя. Через пару минут мешок с монетами оказался надежно заклинен между трубами на пол пути от первого этажа ко второму. Вернув укрытию первоначальный вид, Валера облегченно вздохнул. Теперь, по крайней мере, поверхностного обыска можно было не бояться. Не зная причудливого конструктива этого дома, да еще и впопыхах, разгадатьзагадку клада не смог бы и Шерлок Холмс.

Сполоснув руки, Валера направился к дверям. Пора было поучаствовать в общественном движении по спасению дома.

-Привет, не ждал? -прозвучавший неожиданно голос, заставил Валеру вздрогнуть. Перед ним, улыбаясь, стоял Женька с Натальей.

-Приглашал в гости? Вот и получай нас. И не вздумай говорить, что тебе некогда.

-Здравствуй, Валера. – Наташа, встав на цыпочки, поцеловала Валеру в щеку. Она вообще испытывала к нему не только дружеские чувства, ночувство бесконечной благодарности. Наталья была совершенно убеждена, что сумасшедший, взрывной характер ее лучшей подруги никогда не позволит Рае выйти замуж. И то, чтоСмирновы вполне благополучно сосуществовали уже более пяти лет, она воспринимала исключительно как заслугу Валеры.

-Привет. – Валера был рад гостям. – Проходите, ставьте чайник. Только не топайте, не прыгайте и не орите как дикари. Тогда дом не развалится. Если голодны: в холодильнике отличный борщ. Мы сейчас придем.

-Гости в дом, хозяин из дому. Так дело не пойдет. – Женька взял другапод локоть. – Что у вас тут происходит?Где Рая?

-Вы что, Валера, поругались? – Заволновалась Наташа. – Забудь, ты же знаешь Райку, она наскандалит, а потом переживает.

-Нет, все отлично. У нас дом ломают.

-Ничего себе, «отлично». – Женя иронично поглядел на Валеру.

-Что значит ломают? – Удивилась Наташа. – Это же памятник!

-Россия – страна сносимых памятников. – Усмехнулся Валера – Рая, там вместе с другими жильцами, в акции протеста участвует.

-Акция протеста и без нас! Это невозможно! – Возмутился Женя. – Вперед, протестовать!

Народ во дворе крушил хлипкий деревянный заборчик, окружавший строительную площадку.БабаТаня возглавляла ряды штурмующих.

-Ей-эх – ухнем! – Надтреснутым дисконтом командовала она, упираясь худеньким плечиком всвежие сосновые доски и, очередной пролет не торопясь, валилсяна размокающую под мелким дождиком, глину.

-Господа, а как же я!- весело крикнул Женя. - Я тоже хочу!

Рая оглянулась на знакомый голос и скомандовала:

-Не тормози, видишь: мужиков не хватает!

-С детства мечтал ломать заборы в здоровом коллективе. Пошли, Валера!

Между тем строители перестали пассивно наблюдать заактом вандализма. Они заняли позицию с противоположной стороны забора и уперлись плечами в доски.

-Не дать, не взять - Олимпийские игры. – Балагурил Женя. И с криком:«Бабульки, расступись!», подхватив под руку Валеру,кинулсяна забор.

Женька мог произвести впечатление на любого. Ростом он уступал Валере пару сантиметров, ноплечами свободно перекрывал тройку таких, как Смирнов. При виде этого «шкафа», неудержимо набегающего на них, жильцы оставили забор в покое и бросились врассыпную. Валера прыгал по кочкам дворового газона, вслед за локомотивоммарки «дуг Женя» и думал только об одном: «Лишь бы обошлось без жертв». Они едва успели затормозить. Забор, потеряв поддержкужильцов, рухнул под напором строителей. Рухнул весь до последней секции.Наплощадке, окруженной рамкой «падшего» забора задумчиво стояла черная туша паровой «Бабы» и апатично изучала стопку бетонных свай.

-Молодцы, мужики. Хорошо трудитесь. – несмотря на то, чтоцель была достигнута Женя вовсе не желал униматься.

Бригадир строителей в красной пластиковой каске зло огляделто, что еще пять минут назад было строительной площадкой, и сказал:

-Я этого так не оставлю!

-Конечно. – Довольный тем, что все обошлось безпроизводственных травм и палаты реанимации, Валера, подначил: - Более того, я уверен: вы все отсюда увезете. И правильно! А то сопрут! Народ то нынче, сами знаете, какой. Все по дачам да огородам тащат. Оставите забор лежать, глядь, к утру и нет забора. И бандуру вашу угонят. Пацаны. На ней вместо Мерседеса будут девочек на дискотеку возить…

Бригадир зло зыркнул на Валеру, но скандалить не решился. Женя, между тем, продолжил Валеркины рассуждения.

-Опять же забор. Если материал не переводить попусту, то из него целый дачный поселок можно выстроить.

-Разве что небольшой, - подыграл Валера.

Строители,поднялись с земли, отряхнулись и, потеряв всякий интерес к происходящему,устроились на сваях курить.

-Какой вы молодец! – баба Таня засеменила к Евгению. –Муж мой, покойник, таким же был. Здоровый мужчина. Коли выпьет, пол города разогнать мог.

-Спокойно, бабуля. У меня относительно родного города никаких планов нет. – Женянаслаждался лаврами победителя и всеобщим обожанием жителей «Смирновского» дома. Наверное, если быон был легче килограмм на сорок, благодарные женщины внесли бы Женю в дом на руках.

-Баба Таня, у меня для вас сюрприз. – Валера обнял улыбающуюся старушку за плечи.

-Чего это, сынок, за сюрприз, такой?

-Пойдемте.

Дверь квартиры Смирновых была распахнута настежь.

-Кажется, забыл закрыть. – Вслух подумал Валера.

-Растяпа. – Начала Рая, но тут же замолчала.

В прихожей стояли омоновцы. Во главе с сержантом Гайсиным. Даже отсюда, из коридора были видны следы обыска: мебель перевернута, ковер, сорванный со стены, валялся цветастой грудой на отодвинутом диване. Гайсин, зажимая в правой руке пижонскую, кожаную кепочку, вытирал рукавом пот с изрядно взмокшего лба.

-Где деньги? – он посмотрел на Валеру устало и зло.

-Тебе, козел, деньги нужны? – из-за спины мужа вышла Рая. Она отпихнула Валеру в сторону и, покопавшись в сумочке, достала пятьдесят копеек.

-Держи. – Монетка мягко приземлилась в кепочку сержанта.

-Вообще-то я по вторникам не подаю. – Вмешался Женя. – Но по случаю негаданнойзарплаты и следуя примеру хозяйки… - Его рубль звякнул о Раин полтинник.

Валера молча высыпал горсть мелких монеток. Наташа прошла мимо омоновцев, заметив:

-За меня заплатили. Я с мужем. – И показала пальцем на Женю.

-Ой, сердешные, неужто совсем невмочь. – Сердобольная баба Таня порылась вскладках своего серого сарафана, достала яблочко, аккуратно вытерла его о подол и сунула в кепку.

-Кушай милый. Из своего сада. Никакой отравы.

Женя снова вернулся в прихожую и, улыбаясь, поинтересовался:

-Не пора ли пункт сбора подати перенести в другое место? От вас здесь тесно и потом пахнет.

И, не дожидаясь ответа, как поршень, перекрыв весь коридор, вытолкнул непрошеных гостей из квартиры Смирновых.

***

-Сколько я вам должна? – Баба Таня прижимала к груди две бутылки подсолнечного масла «Идеал»и счастливо улыбалась, как будтов руках у нее было не масло, а, по крайней мере, ордер на новую квартиру, или индульгенция, гарантирующая попадание в Рай. Баба Танябыла старушкой набожной и серьезно готовилась к встрече с мужем: каждый выходной посещала церковь, честно отрабатывая посты и пунктуально отмечая религиозные праздники.

-Ничего.Баба Таня, мне это друзья подарили. – врал Валера.

-Не имей сто рублей, а имей сто друзей, а, значит, двести бутылок масла. – Женя покончил сомоновцами ине упустил случая продемонстрировать свои математически способности.

-Забирайте, забирайте. У вас одних правнуков два десятка. – Подбодрила Рая. – А нам много не надо.

-Бог все видит. И воздастся вам по делам вашим. И вообще: спасибо. – Старушка запуталась в хитросплетениях библейских изречений, засмущалась иторопливо покинула квартиру Смирновых.

-Аминь. Милая бабулька. – Женя оглядел черную щель на потолке: - Прямое попадание баллистической ракеты?

-Простое забивание свай. – Валера понял, что смертельно устал и готовсвалиться на пол и валяться на досках, невзирая на присутствие дорогих гостей.

-Жить здесь не безопасно, зато ярче чувствуешь радость каждого прожитого мига. – Философствовал Женя, распаковывая сумку, скоторой они пришли в гости.

-Ага. – отозвался Валера. Сказать по правде, он лично, ничего не чувствовал. Зато Рая явно забыла о своем утреннем сонном состоянии. Выспавшись в прокуратуре, исняв стресс на бедном «пупсике» она, уединиласьс подругой на кухне, весело обсуждала последние новости политики иэкономики.

-Что за страна такая? Наверное, только в России две женщины, встретившись, говорят о курсе доллара и назначении нового премьера. – Женя извлек из бездонного пакета бутылку армянского коньяка.

-А мы о политике рассуждать не станем, мы просто «хлопнем» по рюмочке за наших дорогих дам.

-По какому поводу веселье? -Валера действительно не очень понимал причин расточительности Жени.

-Зарплату дали. Сразу за два месяца. Сначала, приказом по фирме «заморозили» курс доллара на отметке шесть рублей восемьдесят копеек. Сейчас каждый директор, немного председатель Центробанка. После этого по «внутреннему» курсу «СибКома»пересчитали зарплату. Теперь нам ничего не должны. Благодаря этому господа учредители в очередной раз положили в карманкругленькую сумму.

Зарплата в «СибКоме» во всех контрактах была записана в условных единицах.

-И ты решил отметить успех начальства в обмане тебя, щедрого?

-Ничуть. Я подумал о далеком друге, одиноко тоскующем без еды и средств к существованию. Где твоя заветная полка?

-Какая полка?

-Та, на которую ты сложил свои зубы.

-Пошел ты…- беззлобно отозвалсяВалера.

-Мужики уже пьют. – Наталья выглянула из кухни. – На столе свалка, в квартире бедлам. Бедные женщины на кухне трудятся, а они коньячок греют. Валерка, если так пойдет дальше, я к вам никогда не приду. Слышишь?

-Шантажистка. Видишь, на ком я женился? – Женя опрокинул рюмку и поднялся. – Но ведь права, как всегда. «Вставай, поднимайся рабочий народ»! – пропел он и, поставив диван на место, полез вешать ковер.

Валера нехотя поднялся и стал помогать другу.

Через пол часа относительный порядок был наведен, стол накрыт и все расселись.Салат из свежих помидор, приправленный тонко порезанными мясистыми перцами и залитый сметаной вывел Валеру из состояния ступора. С кухни доносился раздражающий аромат, запекающихся в духовке окорочков.

Женя разлил коньяк по рюмкам: «Будем!». Все выпили.

-Почему такие понурые, Смирновы? Аль гостям не рады?

-День, какой-то. Тяжелый и длинный.

-Бросьте. Все хорошо, что хорошо кончается.

-Будем надеяться, что все кончится хорошо. – Сказал Валера. Рая его поняла.

-По крайней мере, сегодня уже ничего не случится. – постаралась она успокоить мужа.

-Если, только не сожжетекурицу. Иначе, очень даже случиться. – Женя грозно наморщил брови.

В прихожей раздался звонок.Потом торопливый, но деликатный стук.

-Я открою. – Рая поднялась и отправилась к дверям.

«Краевед» не вошел, а влетел в комнату:

-Валера, вы, тут,даже догадаться не можете, что я нашел! – почти прокричал он. В правой руке Евгений Юрьевич сжимал зеленый миноискатель,левойдержал хозяйственную сумку.

«Неужели откопал деньги» – мелькнуло в голове уВалеры. Рая растерянно встала в проеме дверей. Она подумала о том же.

-Я просто, тут,не смог принести все. – Его взгляд остановился на столе. Конкретно на салате. – Там уж очень много. – Речь его постепенно замедлялась и слово «много» было произнесено по слогам. Так, как его прочитал бы первоклассник, только что выучивший алфавит.

-У вас, тут, салат из помидор? – При виде салата «Краевед», кажется, забыл о своей находке.

-Замечательно тонкое наблюдение. – Подтвердил догадку Евгения Юрьевича Женя.

-Вы знаете, тут, сколько в них витаминов? – Кладоискатель сделал шаг к столу.

-Если, дорогой товарищ, вы предпочитаете помидоры есть, а нечитать лекцию, о витаминах, то лучше оставьтеэту бандуру и сумку в коридоре, вымойте руки и садитесь за стол. Эко, я сформулировал! – Сам поразился своему красноречию Женя.

-Да, присаживайтесь. – Пригласила Наташа.

-Краткость – сестра таланта. Нет, жена таланта. - Женя не заметил явной напряженности Смирновых

-Жена болтуна. – Поправила его Наталья.

-Присесть, тут, это я с удовольствием.– Евгений Юрьевич собрался, былоубрать свою ношу в коридор, но, поглядев на сумку вспомнил за чем пришел.

-Сначала покажу. Тут! –Не выпуская из руки миноискателя, он торжественно ткнул в сумку. – Найти такое мечтали бы, наверное, многие! Но, тут, немногим дано! Только самые упорные, тут добиваются успеха.

Валера поглядел на жену. Она теряла терпение, буквально на глазах. «Хорошо, что чай еще не вскипел и окорочкав духовке».-Валера поднялся и, не спеша, стараясь быть максимально осторожным, чтобы не спровоцировать взрыв, подошел к жене.

Евгений Юрьевич потянул за замок молнии. В тот момент, когдасумка оказалась расстегнутой ровно на половину, ноздрей «Краеведа» достиг запах запекающейся курятины. Для старого холостяка это было слишком сильным испытанием. Он сглотнул слюну и тихо спросил:

-Это курица? – Взгляд его был бессмыслен.

-Нокдаун.– Прокомментировал Женька.

-А я думал курица…. Тут …- Краевед выдержал бесконечную паузу и задумчиво завершил фразу.-Разве нокдаун пахнет, тут, не потом?

-Он сейчас узнает, как пахнет нокдаун. – прошептала Рая.

-Держи себя в руках. – Не доверяя ее самообладанию, Валера крепко обнял жену.Надежнее было держать ее самому.

-Да вы садитесь. Чего вы все встали? – Наташаникак не могла понять причин такой сложной мизансцены.

-Да, да. – Евгений Юрьевич уселся на подставленную Женей табуретку.

Смирновы вернулись на свои места. Валера опасливо покосился на жену. Она с тем же выражением лица глянула на сумку. Ничего не подозревающий «Краевед» подгребал на тарелку салатик.

-Я сейчас. – Наташа взяла на себя роль хозяйки и отправилась на кухню. Минуту спустя она торжественновнеслана вытянутых руках блюдо с фырчащими золотистыми куриными ножками.

-Приятного аппетита! – Наталья, похоже, была довольна произведенным эффектом.

-Я же говорил, тут, курица! – обрадовался Евгений Юрьевич. –А у меня, тут, вот что! Смотрите!

Он нагнулся над сумкой и, извлек из-под стола отливающий желтизной череп.

-Боже мой! -Воскликнула Наташа и уронила блюдо на пол.

-Откуда эта гадость? – Рая уже почти догадалась, каким будет ответ.

- Это не гадость. Это историческое открытие!

-Смирновы, вы весело живете. – Поразился Женя.

-Помните, я вчера, тут, провалился... В подвале в дыру?

-А как же. – С облегчениемподтвердил Валера.

-Я думаю там, у бандитов была конюшня, или что-то вроде. Но самое интересное не это. Тут. Под водой слой костей метра на три. Представляете!

-И я вчера в «этом» купалась? – Рая вскочила из-за стола и бросилась в туалет.

«Бедная, кажется, ей не придется усваивать многочисленные витамины из салата». – Несмотря на иронию, Валере было, действительно, жаль жену.

- Окорочков не будет? – разочарованно протянул «Краевед», глядя на смесь из осколков фарфора иаппетитных шкурок.

-Положительно, вы здесь не скучаете. – Подвел итог вечеру Женя.

***

-Я, пожалуй, тут, пойду. – Евгений Юрьевич казался очень расстроенным. – Можно взять с собой? – Он показал насияющий жирной позолотой, крупный окорочок на полу.

-Да, конечно. – Валера сейчас думал о том, что пора идти выручать жену.

-Только, - спохватился он. – Посмотрите, что бы в нем осколков не было. Неприятно, знаете ли, умереть, находясь на пороге великого исторического открытия.

-Обязательно посмотрю.Спасибо. - Евгений Юрьевич плотоядно оглянулся на аппетитные куски курицы, разбросанные по полу, и пошел к дверям.

-Господин Шлиман, череп не забудьте. – Женя указал на предмет, сорвавший такое приятное предприятие.

-Может в подарок? – Начал Евгений Юрьевич.

-Спасибо, не стоит приносить таких жертв. – Валера узнал эти три дырки спереди и одну сзади. Череп неказался предметом, приносящим счастье в семью.

-Ребята, извините, я провожу… - Валера поднялся,что бы закрыть дверь за несчастным «Краеведом».

Рая изучала унитаз.

-Раечка, давай переберемся в душ. – Валера обнял жену за талию.

-Уйди. Все надоело. Я больше так не могу. Мне надоел этот дом, в котором страшно жить. Мне надоели трупы в подвале и идиоты-соседи, таскающиев сумках скелеты.Мне надоело бояться за тебя и вообще мне надоело бояться. Ну, почем другие воруют, грабят, обманывают и живут себе спокойно. Но стоит честному человеку один раз в жизни украстькакую-то несчастную инкассаторскую машинку и все сразу начинает рушится? Почему?!

Рая оставила в покое сантехнику, оторвала кусок туалетной бумаги и стала вытирать лицо.

Странно, но у Валеры было такое же ощущение. Все начались рушиться именно тогда, когда они ограбили ГУМ. И дом, как-то стоял. И стройка эта была «заморожена» лет двадцать назад. И по подвалам он сто лет не лазил. И в прокуратуре ни разу в жизни не был. И полукриминальныйОМОН за ним никогда не бегал. И даже страна, года четыре жила спокойно. До ограбления ГУМа. И нате вам – сразу дефолт. Было, конечно, увольнение. Но это не катастрофа. С Валериной квалификацией всегда можно найти работу. Не здесь, так за границей.

-Смирновы, чем вы тут занимаетесь? – Не выдержал затянувшегося отсутствия хозяев Женя.

-Ничего. Все в порядке. -Валера старался казаться спокойным.

-Все! Все не в порядке! С тех пор, как мы ограбили ГУМ! – Рая сказала это с ненавистью. Но чувствовалось, что эта ненависть направлена в первую очередь на нее саму. Ее черные глаза пылали в полутьме.Казалось, что она пытается сжечь себя изнутри.

-Рая, успокойся.

-Постойте, братцы!Какое ограбление? Какой ГУМ? – Женя стоял в полной растерянности.

-Расшифровываю для особо умных: ГУМ, это такой магазин. Понял? У нас ГУМ один. И грабят его не каждый день. -Валера пытался сказать все это с сарказмом, но получалось не очень –то едко. Скорее это звучало как оправдание.

- Так это вы обчистили инкассаторов? – Ничего подобного от своих друзей Женя не ожидал.

-Чего чистили? – Не разобралась подошедшая Наташа. – Раечка, не расстраивайся. Мы сейчас все уберем и будет чисто.

-Помолчи, Ната. –Женя строго взглянул на супругу.

-Пошли. – Валера, бережно обнимая Раю, повел ее в комнату.

На пороге Рая остановилась, опасливо покосилась на стол и, только, убедившись в отсутствии на нем черепа, решилась войти.

-Выкладывайте-ка, братцы, все на чистоту. – Женя решил разобраться в этой запутанной истории.

Валера, не глядя на друзей, рассказал воровскую эпопею, начиная с подготовительных мероприятий и встречи сОМОНовским патрулеми заканчивая сегодняшним днем. Он не стал вдаваться в подробности зарождения идеи и того, кто являлся автором и инициатором грандиозного проекта.Но провести старых приятелей было не так просто. Наталья строго посмотрела на подругу:

-Инициатива, конечно, была твоя?

Рая молча кивнула.

-Брось, какая разница: чья идея. – Вступился за жену Валера. – Сейчас важно из всего этого дерьма выпутаться. Хорошо хоть в прокуратуре попали на молоденькую девицу. Вспомнил студенчество и старался, как мог. Она, по-моему, убеждена, чтоя гормональный маньяк, самодовольный самец с мозгой, упертой под юбку.Вэтой голове – Валера погладил себя по пышной шевелюре.-Ни на чтокроме секса места просто нет.

-Кажется, я проспала что-то важное. – Задумчиво сказала Рая.

-Не бойся. До измены дело не дошло. Но проблема есть: не могуттакое серьезное дело отдать на откуп девочке. Скоре всего егопередадут в городскую прокуратуру, и тогда все может закончиться быстро и плачевно.

- Пожалуй. – Согласился Женя.

-Может быть, пойти в милицию, сознаться и все вернуть? В кино вечно прочистосердечное признание говорят. Может, простят?

-Наталья, ты просто пионерка какая-то. «Пойти», «вернуть», «простят»… Простят лет через восемь. В лучшем случае. Хорошо хоть инкассаторы все целы.

-Да. Уличить нас могут только через деньги. Вроде бы никаких других улик не осталось.

-Он даже новую резину со своего драндулета снял и выкинул. – подтвердила Рая.

-Деньги, говоришь в туннеле?

-Да. А про какиекости и конюшни рассуждал этот голодный сумасшедший?

-Евгений Юрьевич?

-Так он еще и тезка?

-Сразу было понятно. Все Евгении ненормальные. – замечание мужапро «пионерку», кажется, сильно зацепило Наталью.

-Говорят, здесь была контрразведка белых, а потом ЧК. Людей приводили, потом они исчезали. Там, куда трупы сбрасывали сейчас огромная яма с водой.

-Замолчи. И так тошно. – прервала его Рая.

-С деньгами нужно что-то делать. – задумался Женя. – Вот только что с деньгами делать людям, привыкшим, что-то делать без них.

-Владимир Исаевич сказал, что на месте грабителей он бы увез деньги в Москву и там обменял по чужому паспорту. – Валера сосредоточенно разглядывал жирное пятно на полу.

-Владимир Исаевич? – удивился Женя. – А он - то здесь каким боком?

-Никаким. Обычные теоретические разглагольствования.

-План, конечно замечательный. Но, дорогой, во-первых, ты никуда не сможешь уехать. Твои друзья из ОМОН спать не будут, пока до денег ни доберутся. Во- вторых, чужой паспорт еще нужно иметь.

-Я имею.

-Какие интересные подробности жизни старых друзей мы узнаем сегодня! Ты заметила Наташа? Я думал он программист, а оказалось «вор в законе». Валерий Смирнов, он же…. Ну кто?

-Владимир Исаевич Скоробогатов. – скромно потупясь, сказал Валера.

-Вот иезуитская шуточка! Она мне нравится! «Кинуть» этого хитрого хоря я бы и сам был не прочь. Решено!

-Что ты придумал? – насторожилась Наталья.

-Я возьму паспорт, деньги и поеду в столицу отмывать преступные капиталы. В конце концов, отмывать преступные капиталы - главная функция Москвы. Все их отмывают там. Чем мы хуже? Нельзя отступать от народных традиций.

-Возражаю. – Наталью такой ход событий не устраивал совершенно.

-Действительно, чего тебе пачкаться. – Валере идея друга тоже не понравилась.

-Все классно, ребята.Возьму отпуск на неделю, прокачусь в столицу, пока зарплату не всю потратил. А вы тем временем изображайте кипучую деятельность, прячьте чемоданы на вокзале, перетаскивайте по ночам мешки. Лучше с картошкой – морочьте омоновцам голову. Вернусь…

-И мы все вчетвером уедем куда-нибудь к морю икупим большой дом. – Перебила его негромко Рая.

-Нет.Мне работать надо. Неделя отгулов – это максимум.Ав домик на море сами отправляйтесь. Мы с Наташкой приезжать в гости будем.

***

Тщательная разработка плана заняла весь вечер. Валера и Женька увлеченно проговаривали нюансы, Рая молчала, а Наташка периодически фыркала:

-Пошлик друзьям, а попали к аферистам.

Валера понимал, что Наталья права. История повторялась. План ограбления разрабатывался имтак же как чисто умозрительная, теоретическая задача. Но завершилось все совершенно конкретным преступлением, которое, кстати, расходилось с планом катастрофически.Что вообще ставило под сомнение необходимость логичной и точной схемы действий.

Женька, несмотря на свой легкий характер, был человек, по сути своей, обстоятельный. Всякую работу он раскладывал по полочкам, пытаясь привести все к единой, хорошоуправляемой системе. Он заставил Валеру принести карандаш, бумагу, изрисовал кубиками, квадратиками, треугольниками десяток листов. Затем принялся расписывать последовательность всех операций по дням, минутам и часам.

-Дело подсудное, братец, у нас не должно быть проколов. – Рассуждал Женя, покусывая кончик карандаша.

Дождь не прекращался и,быстро темнело. Рая стала убирать посуду.

-Муженек, не пора ли нам домой. Ребенок родителей заждался, а папочка с лучшим другом рассуждают: как быстрее в тюрьму попасть. - Наташа не скрывала своего раздражения.

-Подожди. Валера, а не сходить ли нам на экскурсию?

-Все музеи уже закрыты. Куда ты собрался?- Не сразу понял Валера.

-Говоришь, мой тезка рассказывал провыход в районе ГУМа?

-Да.

-И вы туда не добирались?

-Нет. Только до начала деревянной части туннеля.

-Понимаешь, какая штука выходит: деньги из дома скрытно вынести будет очень сложно. А вот если есть возможность зайти в дом, а выйти вместе с деньгами где-нибудь в другом месте….Уловил? Возникают красивые варианты.

-Пожалуй. - Мысль была очень даже интересной.

-Пойдем-ка по туннельчику прошвырнемся.Выход разведаем, да и, честно говоря, любопытно на все это чудо взглянуть. – в глазах Жени светился неподдельный интерес.

-Никуда вы не прошвырнетесь. – Наташа встала, перегородив собой выход из комнаты. – Все, домой.

-Оставь их Наташка. – вмешалась Рая. – Через десять минут вернутся и, пойдем вас провожать.

-А ты бывообще молчала. Сначала своего мужа втравила, теперь моего. – сопротивлялась Наташа по инерции.

-Пошли посуду мыть. – Рая взяла подругу за руку и увела на кухню.

-Путь свободен. Вперед мушкетеры! – Женя энергично вскочил и направился к двери.

В подвале обнаружилось, что щит с выломанной доской пропускает в потайной ход только Валеру.

-Не твой размер. – Валера с интересом наблюдал из туннеля за попытками бульдозера просочиться сквозь кроличью нору.

-Да ну, нафиг! – разозлился Женя, - Чего мучиться? – Он взял своими лапищами за две доски, обрамлявших пролом, сказал: «Э-э-эх» и выдернул их с мясом.

-Тебе портным нужно было быть, а не программистом.

-Это почему? –легко поддался на провокацию Женя.

-Так элегантно подгоняешь вещи под свою нестандартную фигуру! Чувствуется рука мастера.

Упроема подземной конюшни Женя слегка притормозил:

-Здесь, что ли трупы и скелеты?

-Ага, пошли быстрее, а то Наташка Раю съест, пока нас нет.

-Жуткое место. – Резюмировал Женя. – А за Раю не беспокойся. Ею любой, кроме тебя подавится.

Еще пару дней назад Валера согласился с приятелем, но сейчас замечание Женьки показалось ему не справедливым и поверхностным.

Каменную часть туннеля проскочили быстро. Фонарик светил довольно бодро. Помятуя о своих мучениях и возможныхнеприятных последствияот прогулоквпотьмах, Валера сегодня на рынке прикупил пару батареек. Новые элементы питания зримо доказали, что китайская техника не только не боится воды, но и довольно прилично работает при соблюдении норм эксплуатации.

В деревянной части туннеля им очень скоропришлось столкнуться с проблемами. В одном месте не выдержала нагрузки опора-пенсионерка. С правой стороны щит перекрытия рухнул, с левой- значительно просел. Пробираясь вслед за Валерой ползком Женябубнил:

-Мой выходной костюм. Что будет с Наташкой, когда она это увидит?

-Ты бы лучше подумал, что будет с тобой, когда Наташка это увидит. – Обернулся на бубнеж Валера.Ползти пришлось метров восемь.Дальшетуннель был в порядке на протяжении сотни шагов. Неожиданно луч фонарика уперся в препятствие. Тупик. Плотно сбитые, стянутые медными полосами бревна, показались Валере знакомыми. Точно такие же он рассыпал в труху одним ударом плеча, когда они с Раей отправились в свой первый круиз поподземелью. Автоматически, не успев даже осмыслить свой поступок, Валера нанес короткий сильный удар кулаком в самый центр преграды.

-Ты с ума сошел! Каратист, хренов. Это же не доски – бревна! А ты их ручкой. – Посочувствовал Женя. Валера от боли выронилфонарик и, схватив кулак правой руки кистью левой, так, будто он боялся ее потерять, прыгал в темноте на одной ноге.Со стороныказалось, что он просто играется, пытаясь втоптать неяркий свет фонарика в землю.

Женя нагнулся, поднялкитайское светило и стал изучать препятствие.

-Да, - протянул он задумчиво, - сюда бы кувалду. А лучше гаубицу.

Валера, привалившись к стенке дул на руку.

-Осторожней, братец. Стенку сдуешь. – Не упустил возможности «подколоть» Женя.

Валере страшно хотелось сказать, что-нибудьочень недружественное. И, пожалуй, он бы не сдержался.Но в тот момент, когда язык, получивприказ плохо соображающего мозга, уже был готовприступить к сквернословию, Валера ощутил, что спина опирается не на грунт.

-Посвети сюда, остряк.

Женя перевел луч фонарика на друга.

-Ого!Ты смотри, какие штуки. По этим коридорам можно людей водить за большие деньги. Аттракцион под названием «Кроссворды и головоломки сибирского, преступного сообщества». – За спиной Валеры отчетливо прорисовывалась небольшая дверь. Ручка на ней, возможно, когда-то имелась, но сейчас от нее не осталось и следа. Женя затолкал своипальцы - домкратикив узкую щель между верхом двери и косяком. Валера едва успел отскочить сторону. Дверка, с легки хрустом отделилась от стены и, покорно легла к ногам Жени. В небольшой нише стоял деревянный барабан. Намотанные на него, черные от смолы канаты, уходилипод потолок и исчезаливдощатом коробе.

-Не бандитский туннель, а музей истории технической мысли. – Валера попробовал вытащить удерживающий барабан клин, но единственным результатом оказалась резкая больв ушибленной руке.

-Потяни за ворот.– скомандовал он Жене.– Да не за мой!

-Извини, неудачная шутка. – раскланялся в сумерках Женя, отпуская воротник Валеркиной ветровки. Отодвинув Валеру плечом,он дернул за рычаг ворота. Что-то в устройстве жалобно скрипнуло. Клин легко выскочил из барабана.

-Отпускай.

Женяубрал руки с рычага. Но ничего не произошло.

-Сейчас. – Женя подошел к преграде, зачем-то потрогал дерево и легонько, наотмашьстукнул по брёвнам кулаком. Брёвна отозвались гулкои эхо удара отправилось в путешествие по туннелю. Щит повисел, привыкая к забытому ощущению свободы и сначала медленно, потом все быстрее начал проваливатьсяв землю. Достигнувдна. Щит ударилсяс такой силой, что с потолка посыпался грунт. Казалось еще немного и все обрушится.

-Вот так и в жизни: чрезмерная свобода чревата потрясениями! – широкая фигура философадвинулась вперед.

-Не бросай меня, командир! – Валера едва поспевал за энергичным приятелем.

За щитом деревянные подпорки сопровождали их еще метров двадцать и, вдруг, интерьеризменился совершенно. Они попали в пещеру. Судя по всему естественного происхождения. Выход скальных породк поверхности был в городе только в одном месте: рядом с ГУМом.Сам магазинвыстроен на месте засыпанного в конце семидесятых, оврага.

-Выхода, наверное, нет. – вслух подвел итог своим рассуждениям Валера. - Вероятнее всего пещера начиналась в овраге. А его засыпали.

-Вот мы и посмотрим. – Женя решил довестиизыскания до конца.

Повторив за природой несколько абсолютно нелогичных поворотов, приятели оказались около здоровенного валуна. Камень покоился на одном конце пары толстых бревен. Таких крупных, что даже Женьке с его косой саженью в лечах, обхватить эти стволы не удалось. Противоположные концы бревен лежали приподнятые на другом валуне. Сооружение напоминало детскую горку. Горку. С которой вместо детей скатываликусок породы, тонны в полторы весом.

-Славно потрудились твои однофамильцы. – не скрываявосхищения,сказал Женя.

-Смирновы - все работяги.– Валера рассматривал канаты, поднимающиеся отлежащих на камне концов бревен куда-то вверх, в кромешную темень пещеры. – Здесь должна быть лебедка….

-Похоже на то. – согласился Женя.

Спустя минуту они уже кряхтели над рычагами, по миллиметру сдвигая сопротивляющийся барабан.

-Ломать- не строить. – задумчиво сказал Женя, оглядывая бессильно развалившиеся по сторонам бревна,опавшие кольца канатов и просевший валун.

Первым наружу выбрался Валера. Прокопав осевший влажный грунт, он попал под вялый осенний дождик.Валера повернул голову, пытаясь сориентироваться, где он находится и нос к носу столкнулсяс курчавой мордой. Эрдель, задрав лапу на куст полыни, замер, глупо моргая глазками без ресниц,потом отчаянно взвыл и, не прекращая исполнять малую нужду, умчался в темноту. Вполусотне метров от провала темнела громада ГУМа.

«Газон, за магазином» – сообразил Валера.

***

Обратно добрались без приключений.

-Господи! – только и могла сказать Наталья при виде мужа.

-Они, наверное, дорыли туннель до самой Москвы. – поддержала Рая подругу. Судя по всему, мир между ними был восстановлен.

-Знаешь, дорогой, я тебя больше никуда одного не пущу.Катастрофу проще предотвратить, чем отстирывать. Раечка, у тебя найдется, чем прикрыть это стыдобище? – Наталья небрежно ткнула пальцем в грязного мужа.

-Есть Валерин плащ. – с сомненьем сказала Рая . – Но вряд ли он подойдет. Нат, может быть лучше палатку?

-«Нат», «Раечка» – они здесь времени даром не теряли! – вообще, несмотря наернический тон, Валера был доволенпримирением подруг.

-А что, это мысль! – обрадовался Женя. – Поставить палатку и идти в ней. Сухо и загадочно.

-Трепло. – оборвала мужа Наташа.

Из дома вышли вчетвером под двумя зонтами. На улице у тротуара стояла светлая «девятка».

-Ба. Да это же наши верные омоновцы. – Обрадовался Женя. – Бдят. Трудятся хранители мира и спокойствия граждан. Ждут заслуженного вознаграждения. Мне начинает казаться, братцы, что они честно отрабатывают свои деньги.

-Не свои, а наши. – поправила его Рая.

-Да, ввопросах прав на собственность я слаб. -прервав рассуждения, Женя направился к «девятке»:

-Братцы, не оставьте в беде!- постучал он в стекло водительской дверки. Задремавший сержант Гайсин, увидев перед самым носом огромныйкулак илучезарнуюулыбку Жени, заморгал глазками, завел машину и едва удерживая «девятку» на мокром асфальте, исчез за поворотом.

-Стойте! Кто же нас до дома подбросит? – Женя пожал плечами, повернувшись к остальнымдобавил: - А вот если бы мы деликатно подошли в палаточке, они бы так не испугались.

Его лицо выражало настолько искреннее сожаление, что все рассмеялись.

-Значит, договорились?Утром берешь билет на ночной до Москвы. По паспорту шефа. К пяти подъезжаешь к нам.

-Откапываем деньги. Ты - домой чай пить, я ввагон-ресторан кофе с коньяком потягивать.

-Никуда без меня не поедешь. Мы с Раей решили, чтобез нашего контроля вы все завалите. – неожиданно вступила Наташа

-Непременно. – подтвердила Рая.

Мужья, не сговариваясь, пожали плечами…

Легли в начале второго часа ночи. Едва положив голову на подушку, Валера понял, что считать до ста не придется. Глаза закрывались сами.

-Лерка. – Рая завозилась у него под боком. – А, Лер.

-Что случилось? – открыть веки не было никаких сил.

-Ты спишь?

-Я – нет. Глаза –да. – коротко определи свое состояние Валера.

-Ты меня больше не любишь? – Рая подождала ответа и, не дождавшись, продолжила. - Или никогда не любил?

-Почему ты спрашиваешь? – Валера понял, что разговора избежать не удастся, но организм просыпаться не желал.

-Это не ответ. – Рая приподнялась на локте, заглядывая мужу в лицо. Валера собрался с силами: разлепил сначала левый глаз, потом преодолел сопротивление правого.Валера прямо над собой увидел темные зрачки жены. В них что-то неуловимо изменилось. Это был не тот, жгущийиспепеляющим пламенем каприза и самодурства, взгляд, который он привык видеть днем.И не тот ненасытныйстрастный огонь, который появлялся в ее глазах ночью. Это не был взгляд фурии, привыкшейповелевать окружающими, распоряжаться их страстями, изменять их настроение.Это был взгляд уставшей и несчастной женщины. Его женщины.

-Брось, дурочка. – он обнял жену и, поглаживая нежные кудряшки ее космических волос, шептал: - Все будет хорошо. Все наладится. Мы уедем отсюда далеко-далеко. Ты родишь мне сына, такого же умного как яи дочку, такую же очаровательную как ты. Мы будем жить долго и счастливо.

-Ага. И умрем в один день. – всхлипнула Рая. – Это все сказки. А сам спрашиваешь: почему я такая плохая и всем жизни не даю.

-Как раз наоборот: ты всем даешь жизни. - Валера улыбнулся нечаянному каламбуру.

-Вот опять издеваешься. – Рая плакала уже с полной самоотдачей.

-Раечка, лапушка. В нашем доме нельзя плакать. Он размокнет и развалиться. – уговаривал Валера, чувствуя какот Раиных слез, под его плечом намокает подушка. Будто в подтверждение его слов раздалсятягучий треск и что -то тяжело стукнулось о пол.

-Лерка, я боюсь. – Еще плотнее прижалась к нему жена.

-Подожди. – Валера поднялся с кровати и включил свет. На полу, рассыпавшись на мелкие осколки, лежал кусок штукатурки. В побелке чернел остров, напоминающий очертания Южной Америки, нанизанной на вертел.

-Давай-ка, переберемся на диван. Он подальше от разлома. – на втором этаже завозился «Краевед». Наверное, тоже решил перебраться в более безопасную часть квартиры.

-Наташка предлагала к ним переехать. Я отказалась. Зря. Мы проснемся, а стены нет. Как в театре: люди идут по тротуару и видят яму и нас на диване.

-Точно. А в яме оркестр.

-Какой оркестр? – не поняла Рая.

-Симфонический, конечно. Из ямы торчит лысина дирижера и звучит траурный марш Шопена.

-Дурак. – Рая несильно стукнула мужа кулачком по груди. – Лер, давай сожжем эти чертовы деньги. Ну, их.Не будет денег, никто ничего не докажет. А то посадят нас по разным тюрьмам. Как я без тебя?

Ночной «переезд» сбил сон. Уже под утроВалера, так и не сомкнувший глаз, лежал и думал: « Странно. Всего-то оказывается и нужно для счастья: знать, что кто-то ждет твой заботы, не может жить без тебя,верит в твою силуи тебя любит. Любит. Простое слово, набор ничего не значащих звуков. А почувствуешь их силу на себеи, оказывается, они способны перевернуть всю жизнь».

***

Проснулись они от звонка в дверь. За окном сияло солнце. Погода снова переменилась. Вчерашняя осень растворилась в ярком голубом небе.

-Сколько времени? – Рая посмотрела ничего не понимающими, сонными глазами на мужа. Валера, вскочил и натягивал трико.

-Двадцать минут третьего.

-Ночи? Боже, мы пол дня проспали.

В дверь снова зазвонили.

-Сейчас, сейчас. Иду. – Валера прыгал на одной ноге, пытаясь на ходу одеть второй тапок. Это ему никак не удавалось. Рая набросила халатик и направилась было к окну, задернуть штору, но, на пол путис сомнением поглядела на разлом, перерезавший комнату пополам и, остановилась.

-Я уж испугалась: ушли куда. – Баба Таня, явно обрадовалась, увидев Валеру. -Там начальство понаехало. По вчерашнему разбираться. И этот, из Мэрии, что давеча приезжал. И милиционер в больших чинах. И дамочка какая-то. говорят из прокуратуры. Всех арестовать хотят, что забор вчера порушили.

-Так уж и всех? – Еще плохо соображая, что собственно, происходит, засомневался Валера.

-Ну, может не всех. Кого вчера не было, не арестуют. А нас, так точно. Всем велено во двор выйти. – Баба Таня была настроена мрачно.

-Сейчас, оденемся. – Валера закрыл дверь и пошел готовиться к «аресту». -Ни тебе завтрака, ни тебе обеда. Все дела государственные.

-Какие дела? – обернулась от умывальника Рая. Чайник уже подсвечивал красной лампочкой, на сковородке швырчала яичница.

-Арутюн Акопян! Рая, бросаем все и отправляемся в мировое турне. Чудо человеческого гения! Мгновенное приготовление завтрака! Успех и аншлаги нам обеспеченны. Ты будешь демонстрировать свое искусство, а я – ассистировать. Буду завтраки поедать на глазах изумленной публики.

Раяпосмотрела на мужа внимательно:

-Ой, не к добру эта твоя веселость. – но по всему было видно: комплименты Валеры ей приятны. – Кто приходил?

-Баба Таня. Начальство приехало наказывать тех, кто свалил забор. То есть нас. Но голодными мы не дадимся. Правда, жена?

-Правда. – улыбнулась Рая. Улыбнулась по-новому. Так она раньше не улыбалась. Мило и естественно.

-Рая…. – поразился Валерка.

-Что?

-Какая ты красивая!

-Правильно говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок…

-Банальная глупость. Путь к сердцу мужчины лежит через сердце женщины. Запомни это раз и навсегда!

В народ они вышли под ручку: сытые, чистенькие и сияющие как молодожены.

-Утро стрелецкой казни. – Валера осмотрел двор. Небольшая группа жильцов,преимущественно женщин и детей, окруженная милицией топталась передтолстым мужчиной в дорогом светлом костюме. Толстяк размахивал руками и громко декламировал, явно упиваясь своим зычным голосом. – А может, это филармония приехала с шефским концертом?

-Нет. Вон дядя Вася. -Рая показала пальцемна полковника милиции, стоявшего около «Форда» с синими полосами и надписью: «Дежурная».

-Точно, дядя Вася. Так нам беспокоится не о чем. Есть, кому за нас слово замолвить. Рая, глянь на это чудо! – из-за спины декламатора выглядывала старшая следователь районной прокуратуры Вероника Георгиевна.

-Ну, девчонка. Дочка, наверное, этого горластого. –Рая не поняла восторгов мужа. -Не вздумай на нее засматриваться. Понял?

-Вот, что значит, спать в прокуратуре. – Валера назидательно потряс пальцем перед носом Раи. - Это наш следователь. Что ей здесь нужно?

Они подошли костальным жильцам. Господин в светлом костюме увлеченно размахивал рукой:

-Сегодня, в условиях небывалого экономического кризиса,когда, сегодня, окружение президента толкает его на конфронтацию, сегодня, с парламентом и народом вы, вместо того что бы, сегодня, контролировать взбесившуюся торговлю и помогать налоговым органам ломаетемуниципальный забор. Сегодня.

-Извини, сынок, - Встряла баба Таня, - сегодня мы ничего не ломали. Тебя обманули. Забор со вчерашнего дня лежит.

-Неважно. – Жестко прервал еепузатый. – Не чувствуете, дорогие земляки, момента. Вы хотя бы раз видели по телевизору, что бышахтеры бастовали из-за трещины в доме? Нет, сегодня, не видели.

-Мы и вчера не видели. - Не утерпел Валера.

-Молодой человек понимает.Нет, сегодня, таких репортажей. Не солидно, сегодня, заявлять: «Президента в отставку! У нас трещина в доме!». Другое дело зарплаты, пенсии, развал промышленности, сегодня! Распад, сегодня, в конце концов, ВПК!А вы «трещина». Безответственность перед будущим Россией! Вот это как называется! Вы с чем боритесь? Вы со строительством боритесь! Со строительством, сегодня, символом новой счастливой России!

Валера нечаянно взглянул на Раю и заметил знакомый бесовский свет в ее глазах. Они с каждой секундой, с каждым словомстановились все чернее и чернее. Он, откровенно говоря, думал, что уже никогда не увидит ее такой. Пора было принимать меры.

-Дядя, - Валера пошел «на таран». – А как будет называться: если дом рухнет из-за вашей стройки и, в развалинах погибнут дети. Вот эти самые женщины и дети? Как тогда быть с символом будущего России?

-Демагогия, молодой человек! – Остановить пузатого было непросто.

-Это он, он. Я его узнал!- Бригадирв красной каске подбежал к пузатому, указывая пальцем на Валеру. – Он свалил забор и еще один бы. С ним. Здоровыйбык.

-Поклеп. – Валера направился к начальству. Пара милиционеров из оцепления дернулись ему наперехват но, заметив, как полковник отрицательно мотнул головой, остановились. ДядяВася узнал Валеру хотя встречались они не часто. Может быть раз шесть за пять лет.

-Поклеп. – еще раз повторил Валера.- Если быть абсолютно честными, перед историей и отечеством, то все заслуги в деле уничтожения муниципального забора вчера,можноотдать господину в красной каске, - Валера не удержался и передразнил пузатого, -сегодня.

-У меня есть свидетели. – Бригадир махнул рукой в сторону сидящих на сваях рабочих.

-Они не свидетели. Они главные действующие лица. Естественно, после вас. Ни я, ни мой друг, которого вы изволили обозвать быком, до забора даже не дотронулись. Сначала вы забор халтурно выстроили, потом по вашей команде ваши «свидетели» его умело свалили. Я ничего не напутал? – Валера повернулся к жильцам.

-Все, как есть, правда. – Поспешила на выручку баба Таня. – Сначала мы уперлись и по-женски вот эту штуковину на землю уложили. – Баба Таня указала на ближнюю секцию забора.

-То есть как это «по-женски» – Не понял начальник.

-По-женски - то? Нежно, значит. Тебя что, сынок, жена никогда нежно не укладывала?

-Вы мою жену не трогайте. – Растерялся «пузатый».

-Ладно. Не буду. – Сразу согласилась баба Таня. – А потом Валерочка со своим другом закричали: «Разойдись!». Мы сразу разошлись. Забор и упал.

-Ничего не понимаю… - «Пузатый» декламатор потерял точку опоры. – Вы что, сами свалили забор? – Обратился он к бригадиру.

-В некотором смысле… - Замялся бригадир.

-За саботаж ответите. Вы что не знаете, для кого этот дом строится? Вы не понимаете: в какое сложное, сегодня, время мы живем?

Валера оглянулся и не увидел жену там, где ее оставил. Это не могло не беспокоить. Он предоставилначальнику возможность вдовольпоупражнятьсявискусстве обоснования меркантильных интересов заботой о благе государства, а самзанялся поисками Раи. Впрочем, поиски не затянулись. Рая «обрабатывала» родственника.

-Здравствуйте, Василий Иванович. – Валера подошел к жене и дяде Васе.

-Привет. Зажигательная речь. Поздравляю. Адвокатской практикой заняться не желаете?

-Пока не думал.

-Подумайте. Может пригодиться. Не для других так для себя. Ну, что, пошли?

-Виталий Петрович, есть предложение посмотретьдом.А то, не ровен час, развалится, потом проблем не оберемся. Если по ЦТ покажут - это крест на карьере. – Обратилсядядя Вася к пузатому в светлом костюме.

Пузатый немного подумал и согласился:

-Пойдемте, господа. – Обратился он к свите, - И ты, саботажник, тоже! Проконсультируешь, сегодня, как специалист.

Бригадир покорно пристроился в хвост процессии.

***

-Хм. Ну, что скажешь. – Виталий Петрович строго поглядел на бригадира.

-Хреново, чего тут скажешь? – бригадирхмуро разглядывал потолок квартиры Смирновых. – Вообще бы нам лучше все на улице обсудить.– он еще раз запихал палец в разлом на стене. – Того гляди, рухнет. Потом неделю раскапывать будут.

-То есть как это, сегодня, рухнет?- Виталий Петрович не планировал заниматься спасательными работами, а уж тем более не стремился попасть в число жертв.

-Вот так, может сегодня и рухнет. – апатично констатировал строитель. Его дело поставить диагноз, а уж с последствиями пусть начальство разбирается.

-Меры надо принимать. – на ухо подсказал дядя Вася. – Всех с вещами на выход. И расстрелять. Тьфу ты, расселять.

-Куда расселять? Вы знаете, сегодня, сколько квадратный метр жилья, сегодня стоит? – разволновался пузатый.

-Из резервного фонда, застройщиков потесним. Хлопоты дешевле скандала. Да и до выборов недалеко. А это факт в нашу пользу.

-Пожалуй. – согласился Виталий Петрович. Он повернулся к свите и бросил: - Вызывайте телевиденье. Будем, сегодня,освещать человеческий фактор в действиях местного руководства. Сегодня. В условиях кризиса. И что бы в вечерних новостях прошло.

Свита зашевелилась.

Тем временем Валера, пристроившись за спинойпрокурорши под жестким взглядом жены, нашептывал ей на ушко:

-Как хорошо,ВероникаГеоргиевна, что вы нашли время зайти ко мне в гости….

Вероника Георгиевна розовела на глазах:

-Я здесь по делу, гражданин Смирнов.

-Понимаю. – многозначительно кивнул Валера.

-И вообще: вы больше не мой. – старший следователь хотела, было отодвинуться от назойливого поклонника, но перед ней непреодолимой преградойторчала широкая спина чиновника из Мэрии.

-Я не ваш? Как это жестоко с вашей стороны, Вероника Георгиевна. – Рая тайком показала мужу кулак.

-В том смысле, что ваше дело передали в городскую прокуратуру. – попыталась поправитьсястарший следователь Поваляева. Ее щечкии ушки приближались к идеальному кумачу.

-Мое дело? Жаль….Но мое тело осталось с вами! И это главное.

-Отстаньте, пожалуйста. На вас жена смотрит. И вообще я вас вычеркнула из списка свидетелей. От вас никакого прока.

-Если бы мы поработали над делом немного подольше, я бы доказал, что от меня может быть прок. Очень даже может.

-Так, господа. Все на улицу. – Виталий Петрович решил больше не искушать судьбу. Следователь торопливо двинулась за начальством. В дверях на встречных курсах столкнулись высокаякомиссияи троица рослых омоновцев.

С фразой: «Ба, да сегодня день открытых дверей!» первым ворвался в прихожую сержант Гайсин. Все троебыли в форме. Все трое, при виде начальства, остановились как по команде.

-Вам что? – сухо спросил дядя Вася.

-Ничего, товарищ полковник. Мы дверью ошиблись.

Рая ехидноподмигнула Гайсину. Тотвыглядел растерянно : «Не соврала, ведьма.»,расслышал его реплику Валера. Он подумал, что за «ведьму» с сержанта надо бы при случае спросить.

Омоновцы развернулись и вышли. Секунду спустя движение, отступающей из разваливающегося дома колонны, застопорилось. На крыльцеобразовалась еще одна пробка: омоновский авангард наткнулся на могучую грудь Жени. Не понимая причины остановки, публика за омоновцами заволновалась.

-Кого я вижу, братцы? – счастливо заорал Женя. – Признаюсь, я тоже обрадован встречей, но не надо ко мне прижиматься! -и он сделал шаг вперед, возвращая всех на исходные позиции. В это время жильцы второго этажа уже начали выносить вещи.Невесть откуда взявшиеся, внуки бабы Таниприступили к спуску шифоньера.Видимо,кто-то из них не удержал свой край. Тяжелый удар потряс здание и воображениенижестоящей высокой комиссии. За ударом последовал сухо треск сломанной ступеньки и негромкое:

-Гриша, е … твою мать, держи свой конец, а тодом обрушиться.

-Не учи. Своим концом займись.

-Чем они там занимаются? – поинтересовался Валера у бабы Тани, спускавшейся с абажуром в одной руке ичемоданчиком в другой.

-Не слышишь? Дом рушат. – баба Таня не ставила себе целью дожить до столетия и к возможной гибели относилась спокойно.- Всему конец.

-Дом рушится! – пронеслось в рядах комиссии. Внуки продолжали обсуждать кто какой «конец» должен держать. В результате и другой край шифоньера с грохотом ухнул на площадку второго этажа. Услышав шум и маты у себя над головой, чиновники совсем обезумили и,с утроенной энергией рванулись к выходу.

В самый неподходящий моментна сцене появился «Краевед». Он вылез из подвала, как из преисподней: весь чумазый с миноискателем наперевес. Поднимаясь, Евгений Юрьевич поддел миноискателемподол платья прокурорши.

Несчастная, и без того выбитая из колей Валериными шуточками представительница закона, с удивлением почувствовала, какплатье, выворачиваясь, взлетает к потолку. Вероника Георгиевнаотчаянно пыталась вернуть на место ускользающий наряд, но Евгений Юрьевич оказался сильнее и удачливее.

-А-а-а-ай!!! – Истошно закричала бедная Вероника Георгиевна.

-А-а-а-а!!! – Подхватили в десяток глоток чиновники.

-Нет, если вы так настаиваете. – Воспитанный Женя деликатно отступил в сторону. Первыми, сокрушив перила крыльца, из подъезда кубарем выкатились омоновцы. Они еще не успели подняться с земли, какбригадир, споткнувшись о порог, баллистической ракетой стартовал следом за ними. Красная боеголовка его пластиковой каски очертилаправильную параболическую траекторию и, отделившись от «ракетоносителя» упалав гущу, потрясенных зрелищем, милиционеров оцепления.

Энергичная компания буквально смяла Евгения Юрьевича. «Краевед» выпустил из рукдрыну миноискателя.Алое платье прокурорши, взмахнув подолом, опало на солидного Виталия Петровича. Когда разъяренный начальник выбрался через подол к горловине, он обнаружил себя лежащим на земле. На нем во фривольной позе устроилисьВасилий Иванович в помятой полковничьей форме и, красная, как ее платье, прокурорша в неглиже.

- А эти идиоты что здесь делают, сегодня? – прорычал Виталий Петрович указывая на телевизионные камеры.

- Как вы велели. Освещают человеческий фактор в действиях местного руководства. – человек из свитынаклонился, помогая начальнику подняться.

-Вон! Все вон!

Телевизионщики быстро скрутили свою аппаратуру и отправились готовить сюжет в вечерний выпуск новостей.

Валерас Раей появилисьна крыльце последними. Они чувствовали себя жестоко обделенными судьбой. По крайней мере, судя по виду Жени и Наташи, было пропущеномного интересного.

-Я же говорю: они здесь не скучают. А ты, Ната, переживала.

-Женька, Наташка, нас переселяют. – Обрадовано сообщила Рая.

-Это зря. – Женя сделал огорченное лицо. – Другого такого веселого места в городе нет. Разве что цирк, да и то, вряд ли. Вы же с непривычки с тоски сдохнете.

Дорогой читатель, милая читательница!

Я рад, что Вас заинтересовала эта история. Если Вы действительно хотите узнать: чем она закончится – поддержите автора, т.е. меня, а потом получите книгу в формате PDF, doc.,txt, EPUB/ Исключительно благодаря Вашему вниманию у меня появится возможность писать новые, надеюсь, не менее интересные истории. За что я искренне Вас благодарю!

С уважением, Андрей Глущук

Читать полную версию: http://glush-mania.ru/action-books

http://glush-mania.ru/action-books/142-gonka-po-che-rnoi-polose