ПРОПАГАНДА

Приобрести полную версию книги

Дело Солодкиных-Андреева
в СМИ и документах

Отсутствие реальных подвигов и свершений в бюрократическом мире вовсе не повод для развития комплексов неполноценности. Ибо в системе цивилизованного документооборота любую бумагу можно написать, не опираясь на факты, приравнять к событию, которое действительно могло бы состояться, но, к сожалению, не состоялось и этимже документом заверить мнимое событие, как действительно случившееся.
А когда масса бумаги переплетается, или как заявил один из специалистов Следственного комитета «бланшируется» в тома, трепет перед проделанным трудом уже никому не позволит проверить соответствие бумажной версии реальным обстоятельствам. И вот тогда возникает повод для гордости, раздачи наград, должностей и регалий. Не за подвиги и свершения, а за высокое искусство подмены истины иллюзией.
И все в этом совершенном мире прекрасно и безоблачно, но, к сожалению, существует параллельная реальность, в которой обитает большая часть населения. Непосвященное быдло, те, кто не пишет протоколы и не складывает корявые речи свидетелей в идеальный пазл показаний, кто не способен оценить тонкие ходы Постановлений, связывающие реальных людей с мнимыми событиями преступлений.
Для нас, для быдла существует упрощенная форма погружения в иллюзию бюрократических подвигов. Технология имеет простое и известное даже младенцам название: ПРОПАГАНДА.
ПРОПАГАНДА – уникальное оружие. Оно с нами тысячи лет. Оно пережило дубину, каменный топор, луки и стрелы, эпоху совершенства кремниевого ружья. Переживет и веру в могущество ядерного потенциала, космические войны и всю ту гору металла, которая несет физическую смерть. Потому, что ПРОПАГАНДА воздействует непосредственно на мозг, убивает способность мыслить критически, но сохраняет организм в качестве элементарной рабочей силы. Более того, нередко заставляет, выжившие после массированного пропагандистского удара тела, работать заметно эффективнее.
ПРОПАГАНАП настолько совершенна, что прогресс фактически меняет только средства доставки, не внося серьезных корректив в принцип действия самого оружия. Это все равно, что сегодня баллистические ракеты оснащали бы не ядерным зарядом, а каменными топорами. В отношении ракет это выглядит анекдотом, но ПРОПАГАНДА не оставляет ни малейшего шанса насмешкам.
В первобытном мире ПРОПАГАНЕДА жила исключительно на вербальном уровне. Сегодня к нашим мозгам ее доставляют СМИ и Интернет. Но суть ее ничуть не изменилась.
Почему это оружие не устаревает на протяжении тысячелетий?
Да потому, что мы, не посвященное в тонкости процесса управления нами быдло-большинство, ощущаем, что мир не справедлив и мы достойны лучшей доли. Но не имеем ее. ПРОПАГАНАД на максимально доступном языке, без юридической, экономической и социальной зауми дает ответ на вопрос: почему так происходит? Она напрямую указывает нам: кто виноват в наших бедах и что власть делает, чтобы исправить несправедливость. Т.е., сделать нас счастливыми.
Если попробовать все сказанное выше свести к некоей, более ли менее полной формулировке, то ПРОПАГАНДОЙ следует называть всякое публичное распространение сведений, стимулирующих настроения и действия населения в интересах определенной группы лиц, инициирующих данную информацию.
Одно из самых громких уголовных дел в современной России и самое громкое в истории Новосибирска - дело Солодкиных-Андреева (у.д.№10241) дает уникальную возможность проследить взаимосвязь бюрократических игр с прикрытием этих игр ПРОПАГАНДОЙ.
Это уголовное дело следует изучать будущим следователям, прокурорам, судьям, политологам, социологам, журналистам, предпринимателям, чиновникам и бандитам. Именно представители перечисленных профессии получили реальные дивиденды в ходе данного уголовного процесса.
И только будущие адвокаты не смогут почерпнуть из почти двухсот томов дела 10241 ничего, кроме пессимизма по поводу своей профессии и существующей правовой практики. Но это проблема института адвокатуры, которая, по большому счету, мало кого во власти интересует.
С 2009 по 2014 год дело Солодкиных-Андреева являлось образцом того, как должны формироваться заказные уголовные дела. И изнутри, на уровне маскировки отсутствия доказательств объемом макулатуры и внешне, с позиции подмены следствия ПРОПАГАНДОЙ.
Но пора перейти от общих слов к конкретной технологии и её применению.

Постулаты ПРОПОГАНДЫ

Постулат №1. Пропаганда не может быть основана исключительно на лжи. Как бы ни были глупы и погружены в проблемы собственного бытия мы - быдло-масса, как бы ни было в нас живуче вера в чудо, как способ простого решения сложных проблем, тем не менее, мы живем в конкретных бытовых условиях, опираемся на конкретный бытовой опыт. Именно в рамках этого бытового опыта эффективная ПРОАГАНДА должна подтверждаться реальными фактами, вокруг которых можно наращивать тело легенды, основанное на информации, к которой быдло-массы не имеют доступа и которую мы не можем проверить. В таком случае вера в миф строится по принципу: если составляющая целого является правдой, то все остальное не может быть ложью.
В деле Солодкиных-Андреева данный принцип реализован вполне эффективно. Что было предложено публике правоохранительными органами? С начала 90-х в Новосибирске существовала преступная группировка Трунова. Солодкины поддерживали отношения с Труновым, что подтверждается фотографиями и показаниями свидетелей из числа членов группировки. И следовал вывод, что Солодкины являлись участниками группировки.
Что подсказывает жизненный опыт? Что о Трунове, как о лидере одной из группировок Ленинского преступного сообщества в 90-е на бытовом уровне знал весь Новосибирск. Т.е. данная информация правдива. Что с кем попало мы обычно не фотографируемся. А, значит, у Солодкиных с «Труновскими» были особые отношения. Если сами участники группировки говорят о том, что существовало преступное сообщество Трунова и Солодкины входили в это сообщество, значит, так оно и есть. Зачем преступникам врать?
Качественная ПРОПОГАНДА должна именно в этом месте цепочки логических рассуждений ставить жирную точку. Потому, что дальнейшие рассуждения могут породить сомнения. В самом деле, как только объект ПРОПАГАНДЫ начинает задавать вопросы, он включает мыслительный процесс и превращается в субъект, активно познающий мир и влияющий на процессы. То есть, если мы начнем задавать вопросы: а с кем еще фотографировались Солодкины? Где, когда и почему снимались на фото и видео с труновскимии? Каково соотношение фотографий с лицами из ОПГ Трунова и иными людьми, в том числе с представителями иных криминальных групп? Так ли бескорыстны мотивы свидетелей из бывших лидеров ОПГ Трунова: Ганеева, Лобачева, Боженко, Закузеного, Елькина, Лунева, Останина, Репина? Почему никто из перечисленных выше, кроме Хасана Ганеева, если они участвовали в ОПС и совершали тяжкие и особо тяжкие преступления, не понес наказания за свои грехи? Ряд вопросов можно продолжить до бесконечности и в стройной архитектуре официально пропагандируемой версии сразу начнут образовываться бреши.
Отсюда Постулат №2 в ПРОПОГАНДЕ должен превалировать принцип предельного упрощения информации, во избежание возникновения сомнений. Все дополнительные данные, способные повлиять на однозначность восприятия ПРОПАГАНДЫ, должны замалчиваться.

«По делу известного новосибирского бизнесмена Александра Трунова, которого за глаза называют «криминальным королем города», прокуратура тогда решила задержать зама главы администрации города по социальным вопросам Александра Солодкина. Но вот с задержанием и вышла проблема, Солодкина нигде не могли найти – то он в отпуске, и коллеги лишь пожимают плечами на вопрос, где может находиться недавно назначенный на свой пост 33-летний чиновник. А то и вовсе приболел и слег в одну из московских клиник. Там его нашли следователи спустя какое-то время и допросили прямо в больничной палате, заодно, наложив на чиновника так называемую «двойную» подписку о невыезде: с тех пор Солодкин мог находиться или в Москве, или в Новосибирске»- пишет Виктория Минаева в «Комсомольской правде».
Хорошо пишет, с чувством, сарказмом и нескрываемым удовлетворением, что нашкодивший чиновник не скрылся от правосудия.
Что здесь правда? Пожалуй, только два обстоятельства. Первое, Солодкин А.А. действительно осенью 2009 года убыл в очередной отпуск за рубеж. Второе, по возвращению в Россию бывший вице-мэр Новосибирска оказался пациентом Центра им. Бакулева в г. Москве.
А теперь то, о чем не сказала госпожа Минаева. На момент ухода в отпуск Александр Александрович Солодкин по уголовному делу 13435 (из которого позже выделили у.д.10241) проходил в статусе свидетеля и не имел никаких ограничений по передвижению в России или отъезду за рубеж. Через своего адвоката Павла Подковырина вице-мэр Новосибирска информировал руководителя следственной группы Романа Цыганкова о своем отъезде, хотя и не обязан был этого делать.
Имелось официальное распоряжение мэра Новосибирска Владимира Городецкого о предоставлении очередного отпуска Солодкину А.А. с обозначенными датами ухода и возвращения к исполнению обязанностей.

По «необъяснимому» стечению обстоятельств именно в этот момент появляется справка ОРБ ГУ МВД по СФО за подписью тогда еще полковника Никитина А.Д. о том, что Солодкин А.А. отбыл авиарейсом в Москву, где вместе со своим отцом Солодкиным А.Н. строит козни следствию.
Данная справка яркий образец серии «мифы и легенды следствия». В указанную дату, указанным в справке рейсом в Москву действительно вылетел Солодкин. Только не Александр Александрович, а Александр Наумович. Не знать этого товарищ Никитин не мог, потому, что его коллеги встретили в столице Солодкина-старшего и сопровождали демонстративным эскортом на протяжении всего времени пребывания в Москве.
А вот вице-мэра Новосибирска ни в какой Москве не было. Это подтверждают отметки в загранпаспорте о пересечении границы, соответствующие документы таможни, платежные документы гостиницы по месту проживания во время отдыха. Все это хотя и растворено в безумном объеме у.д. №13435, но в нем содержится, и следствие об этом прекрасно осведомлено.
Тем не менее, на основании липовой справки следователь СК РФ по СФО, тогда еще при прокуратуре, Роман Цыганков, между прочим, давний приятель Никитина А.Д. в течение одного дня на адрес родителей Солодкина А.А. присылает две повестки с вызовом вице-мэра на допрос. Выполнив необходимые формальности, господин Цыганков объявляет Солодкина в розыск. Вовсе не с целью найти вице-мэра. Солодкин А.А. Цыганкову не нужен. Идея в том, чтобы чиновник испугался и не вернулся из-за рубежа домой.
Не сработало. Александр Александрович приезжает в Россию. Практически через месяц после объявления в розыск, в столице, в больнице встречается со следователем Владимиром Большуновым, который предлагает подписать признательные показания по эпизоду поджога автомобилей Фрунзика Хачатряна. И поясняет, что срок давности по этому преступлению уже истек. Т.е. уголовно-наказуемых последствий не будет. Придется только освободить занимаемую должность. Солодкин отказывается. Следователь отбирает подписку о невыезде из г. Москва и г.Новосибирск. После возвращения в Новосибирск нарушений условия подписки со стороны Солодкина А.А. допущено не было. Постановление об объявлении в розыск следователь Цыганков отменил.
Тем не менее, фальсифицированная справка ОРБ честно трудилась еще шесть лет. На каждом суде по продлению меры пресечения следователи и прокуратура ссылалась на данный фальсификат, как на основание нахождения Солодкина под стражей. Мол, уже один раз скрывался от следствия, значит, непременно попытается при первой возможности скрыться снова.
А теперь, исходя из полной информации, судите сами насколько близка к истине журналистка Минаева.
Однако, Постулат№2 не может работать в отрывы от постулата Постулат №3. Любые действия органов власти, даже откровенно противозаконные будут одобрены населением, если они удовлетворяют сформировавшийся запрос общества. Иначе говоря, спрятать важную часть правды можно лишь в том случае, если на ширме, которой правду прикрывают, написан лозунг, соответствующий настроению общества.
Вот публикация той же Виктории Минаевой от 16 февраля 2010 года. Напомню, что 16 февраля вице-мэра и его отца задержали, а 18 в Центральном и Заельцовском судах Новосибирска принималось решение об аресте.

«Как стало известно «КП», Солодкина обвиняют в организации серии поджогов иномарок в 2003 году. Сожженные машины принадлежали выжившему после покушения Хачатряну.
- Сегодня на основании собранных по уголовному делу доказательств, следователями произведены задержания Солодкина Александра Наумовича – главного эксперта по спорту Администрации Новосибирской области и Солодкина Александра Александровича – заместителя мэра Новосибирска, являющихся активными участниками преступного сообщества, - заявил «Комсомолке» Василий Усов, руководитель Следственного комитета по СФО. - Следствие намерено предъявить Солодкину-старшему обвинение в подстрекательстве к убийству предпринимателя Фрунзика Хачатряна и участии в преступном сообществе».

О чем пишет Минаева? О том, что высокопоставленные чиновники не просто воровали бюджетные средства, а являлись соучастниками и организаторами откровенно уголовных преступлений – убийств и поджогов. Это изверги и моральные уроды, которые скрытно и коварно заползли во властные структуры, используя деньги криминала. Это монстры, которых власть изобличила и от которых публично избавилась.
И идеологически это очень точно выверенный ход. На фоне экономического кризиса 2008 года у населения РФ сформировалось твердое убеждение в том, что во всех их бытовых проблемах и неурядицах виноваты вороватые чиновники. Во многом это правда. Хотя, лично на мой вкус продвижение экономической политики, способствующей не развитию экономики а, как раз, процветанию казнокрадства страшнее собственно казнокрадства. Поскольку второе является логичным следствием первого. Но это тема для отдельного разговора.
Иначе говоря, после 2008 года сформировался устойчивый спрос населения на борьбу с коррупцией, а дело Солодкиных стало ответом власти на этот запрос. Недаром интернет был переполнен комментариями вроде
«Наконец-то!», «Хоть кого-то», «Жаль, что у нас не Китай и не расстреливают!», «Докатились! Чиновники руководят киллерам!». А уж количество повторов броского лозунга из сериала «Место встречи изменить нельзя»: «Вор должен сидеть в тюрьме!» исчислялось сотнями и тысячами.
Вот конкретные посты, появившиеся на сайте Солодкин.иноф в марте-апреле 2010 года. Т.е., сразу после запуска данного информационного ресурса.
Пишет Гражданин
: «А вы задайте себе "наивный вопрос" откуда у пенсионера Солодкина "с букетом заработанных на государственной службе хронических заболеваний" и совсем молодого вице-мэра Солодкина такие деньги на джипы, особняки, охрану, видеоролики на ТВ и прочие прелести жизни! Одних Вы четко видите, а других стороной обходите, защищая от "милицейского беспредела".
Паслёнов
«А правда говорят, что Ваши родственники вместе с Толоконским - бандиты?»
Игорь. «Тут читал в каком то журнале "Солодкин занял 10 место по влиятельности в городе! Да кто он такой? Оказывается самый заурядный жулик! И я верю следователям, потому что живу в этом городе и многих знаю. Что все они жулики даже вы не отрицаете, но как то пишите что пора бы всем уже все забыть и всех простить. А с какой стати? Новосибирск давно пора встряхнуть, вывести всех влиятельных и авторитетных на чистую воду, и ведь выведут. Почему не раньше? А потому что власть была слаба против этих "князьков и царьков" И это хорошо, что губернатор так хорошо поет, вот когда соберут в СИЗО "команду его молодости" вот тогда они споют так, что все заслушаются......»
Александр.
«Не удивительно, что вам смешон человек, открыто бросивший вызов вашему сыну и мужу. Вам же весело жилось. Что другим нельзя, вам можно. Но теперь пусть ваши веселятся в СИЗО!»
Елена Викторовна. «С логикой и доказательностью это у вас не все в порядке. Противно читать - правда семейка БАНДИТОВ!!! http://www.fedpress.ru/federal/polit/vlast/id_177951.html»
Стоит отметить еще одну деталь: мужчина Александр и женщина Елена Викторовна писали с одного IP-адреса и, вероятно, были одним многополым лицом. Позже, по мере раскрутки сайта таких «писателей» с одного компьютера, стало заметно больше. Не нужно быть гением дедукции, чтобы сделать вывод: организаторы уголовного дела пытались вести активную ПРОПАГАНДУ на интернет-ресурсе семьи Солодкиных и это была часть продуманной и хорошо управляемой игры.
Между тем, публикация Минаевой содержала не только предположения следствия, оформленные как доказанные факты, но и откровенную ложь.
«Солодкина обвиняют в серии поджогов иномарок в 2003 году». Этого журналистке не мог сказать даже бывший руководитель СО СК РФ по СФО товарищ Усов. Согласно версии следствия была разовая акция мести Хачатряну за сожженную машину руководителя департамента мэрии Сергея Андреева. Причем разработал план поджога и дал указания своим подчиненным Хасан Ганеев, а исполнили преступление бойцы из его подразделения: Егоров, Юпинжан, Рассказов. Сразу стоит отметить, что Рассказов до суда над Труновым не дожил, а вот Егоров и Юпинжан в процессе Трунова участвовали в качестве обвиняемых. Егоров получил условный срок за то, что не признал своей вины. А Юпинжана оправдали с правом реабилитации.
Иначе говоря, даже по версии следствия, организатором поджога, а, тем более, серии поджогов Солодкин А.А. не был. Ему инкриминировалось подстрекательство. Якобы Александр Солодкин-младший к слову в то время еще не вице-мэр (назначен в апреле 2009г) и даже не депутат городского совета (избран осенью 2005 г) инициировал собрание группировки дома у Трунова, где сказал, что машину жены Сергея Андреева спалили люди Хачатряна и что требуется отомстить.
По поводу этого поджога и по поводу собрания больше сомнений, чем фактов. Разные свидетели дали разные показания о составе участников. Анатолий Радченко вообще заявил, что Солодкин к поджогу никакого отношения не имеет. Кто-то утверждает, что эта тема обсуждалась не на одном собрании, а на нескольких. Некоторые из ключевых свидетелей, о которых Хасан Ганеев говорит как об участниках данной сходки, дали показания, что о такой теме слышали, но на собрании не присутствовали. А когда в суде защита попыталась восстановить хронологию событий: кто, когда и по чьему распоряжению прибыл к Трунову, то в армии свидетелей обвинения началась форменная паника и неразбериха. Потому, что одно дело заявить, что Рейхстаг спалили коммунисты, а другое - доказать с фактами это утверждение. Но к вопросу поджога автомобилей Хачатряна и технологии «сбора доказательств» мы еще вернемся, и читатель сможет убедиться, что у этого преступления не было главной составляющей – мотива. Его следствие искусственно придумало и бережно сохранило до суда, хотя имела в своем распоряжении 100%-ные доказательства ложности созданной юридической конструкции.
А пока перейдем к постулату
Постулат №4.: источник лжи должен вызывать доверие. Следует отметить, что пул СМИ, использованных пропагандой в интересах заказчиков уголовного дела №10241, был составлен вполне грамотно и рационально: «Комсомольская правда», «Коммерсантъ», «Российская газета», «Вести. Дежурная часть» и «Честный детектив». Крохи от рекламного бюджета перепали, видимо и НТВ, снявшему несколько сюжетов, в том числе, рамках передачи «Русские сенсации».
Четко просматривается целевая аудитория, на которую планировалось воздействие. «Комсомолка» - издание, ориентированное на 40-60-летних россиян, привыкших с советских времен считать этот источник информации заслуживающим доверия. «Коммерсантъ» - основной поставщик новостей для предпринимателей и предприимчивых чиновников.
«Российская газета» - официальный голос российских законодателей.
Телеканал «Россия-1» - популярно разжеванная позиция власти для всеобщего потребления.
Еще одним источником информации являлся Владимир Маркин. Именно он солировал с телевизионного экрана при аресте, при каждом продлении меры пресечения обвиняемым, в истории с медицинским диагнозом Александра Наумовича Солодкина, при вынесении приговора. Вот только информация, которой делился московский чиновник, на самом деле была смесью сплетен, домыслов и оговоров. Представитель Следственного Комитета РФ швырял в информационный океан и камни и обычное, простите, дерьмо. Прекрасно понимая, что и то и другое порождает абсолютно идентичные информационные волны.
Здесь напрямую использовалась магия должности. Попробуйте снять с Маркина мундир, отцепите титры с генеральской должностью и получите на выходе бабульку у подъезда, которая в меру своих скромных умственных способностей и поверхностного знания предмета толкует, подслушанную где-то информацию, толком не помня ни источник ее получения, ни собственно, содержание. По поводу этого гражданина хорошо сказал мэр поселка Кольцово Николай Красников, чье дело Следственный Комитет мусолил около шести лет: «…мне очень бы хотелось, чтобы тот же Маркин когда-нибудь своим московским государственным голосом принёс извинения. Но это не принято, к сожалению.»
О пропагандистской деятельности господина Маркина и его многочисленных профессиональных проколах мы поговорим в отдельной главе. Он вполне заслужил такой чести. Тем более, что мои обвинения в его адрес необходимо подкрепить документами, хотя бы для того, чтобы избежать подозрений в оговоре должностного лица.
Как видим, организаторы дела реализовали рациональную систему распространения ПРОПАГАНДЫ, вбрасывая через «авторитетные источники» идеологически выверенный и сформированный в правильном русле информационный контент, который в последствие, многократно повторялся и дублировался иными СМИ. Иногда повторы превращались в испорченный телефон. Например, Авторадио разместило на своем сайте новость: «Сын бывшего вице-мэра Новосибирска Солодкина заподозрен в афере на 1 млрд. руб.

Сын бывшего вице-мэра Новосибирска Александра Солодкина заподозрен в организации нелегального банка, оборот которого за три года превысил один миллиард рублей, сообщил в понедельник официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин. По версии следствия, в период с декабря 2007 года по февраль 2010 года две группы, объединённые их руководителями в преступное сообщество, занимались на территории города Новосибирска незаконной банковской деятельностью. При этом руководителем одной из этих групп являлся Юрий Солодкин. По предварительным подсчётам оборот «нелегального банка» за три года превысил 1 миллиард рублей, а его клиентами являлись коммерческие организации Новосибирска, в том числе подконтрольные участникам преступного сообщества Александра Трунова, а также государственные бюджетные учреждения», — сказал Маркин.
Все замечательно: миллиард за три года, две преступные группы, клиентская база от бандитов до госучреждений. Только одна деталь: старшей дочери бывшего вице-мэра Новосибирска лишь в 2015 году исполнилось 16 лет. То есть, сын Солодкина возглавил
преступный банк в детском саду. На самом деле, Маркин говорил не о сыне, а о брате вице-мэра. Но и для СМИ и для широкой публики эти тонкости никакого значения не имели и не имеют.
И здесь самое время перейти к Постулату №5. Информация, используемая в ПРОПАГАНДЕ должна шокировать и пугать ее массового потребителя, работать на уровне первобытных инстинктов и фобий.
Кровь, трупы, оружие, громкие заказные дела - словом все, что щекочет нервы обывателя. Каждого из описанных ингредиентов в деле Солодкиных-Андреева намешано тонны.
21 октября 2009 года официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин сообщил, что «следственные органы привлекают заместителя мэра Солодкина в качестве обвиняемого по делу о совершении ряда убийств, вымогательств и других тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в Новосибирске и области с 1997 по 2004 годы 5 ноября Следственный Комитет при Прокуратуре сообщил, что Солодкин объявлен в федеральный розыск»..
Историю с объявлением в розыск мы уже довольно подробно осветили. А вот о каких убийствах и вымогательствах вещал господин Маркин? После оглашения приговора по делу Солодкиных-Андреева можно ответственно говорить о том, что следствием и судом не только не была доказана причастность Солодкина А.А. к какому-либо убийству, но он и НЕ ПОДОЗРЕВАЛСЯ ни в одном составе по ст. 105 УК РФ. То есть, Марки либо предельно некомпетентен, либо бесстыдно лжив? Вероятно, и то и другое, но главное, не мораль и профессионализм. Что ему сказали, то он и озвучил. Главное в том, что необходимо было обильно ливануть крови, чтобы привлечь к делу внимание, сразу обозначить врага и вызвать к нему ненависть. И дальше вся информационная картина строилась по тому же рецепту.
Посмотрите публикации «Комсомольской правды». Например, сайт этого, некогда приличного издания размещает информацию по делу Трунова, но иллюстрирует все фотографиями отца и сына Солодкиных.
Материалы о Солодкиных и Андрееве непременно сопровождаются изображением оружия. И уже не важно: что написано в тексте. Большинство читателей жадно хватает заголовки, бегло просматривает текст и фиксирует иллюстрации. Картинка сложилась: Солодкины убийцы.
Никому не интересно, вменяются ли фигурантам насильственные преступления или нет, имели ли они отношение к оружию или в глаза это оружие не видели. Между тем единственный эпизод с подстрекательством к покушению на убийство предпринимателя Хачатряна был предъявлен Солодкину-старшему. И суд счел вину Александра Наумовича доказанной. Однако, приговор суда как минимум вызывает сомнения, а как максимум противоречит фактам.
О чем, собственно, шла речь? Версия следствия, основанная преимущественно на показаниях
потерпевшего Хатчатряна Ф.К. и криминального авторитета Ганеева Х.Р. В 1997-1998 годах Хачатрян на своем рынке «Тензор», соседствующем с муниципальным рынком (более известным как Гусинобродская барахолка) организовал ночную торговлю. Основной поток оптовых покупателей, приезжавших в Новосибирск из сосдених регионов, перешел с Гусинобродской барахолки на «Тензор». Преступные группировки, получавшие доход с муниципального оптового рынка стали зарабатывать меньше и решили заставить платить Хачатряна Ф.К. за право торговли. В апреле или мае 1999 года Солодкин А.Н. пригласил своего приятеля Хачатряна Ф.К. к себе в новый офис баскетбольного клуба «Локомотив» на ул. Серебренниковская, 23. Гостя Солодкин-старший встретил на крыльце и проводил в свой кабинет, где уже находились представители пяти криминальных группировок, контролировавших рынок на Гусинобродском шоссе. Они предложили Фрунзику Кярановичу отчислять за право торговли по 40 000 долларов в месяц. Хачатрян отказался. Александр Наумович Солодкин, якобы вывел Хачтряна в соседнее помещение и попытался уговорить согласиться с условиями вымогателей. Но гордый предприниматель платить рэкитирам отказался. Порсле чего Александр Нумович, по словам Хасана Ганеева, передал через Анатолия Радченко главе престпуногот сообщества Александру Трунову, что все возможности договориться с Хачатряном исчерпаны и несговорчивого предпринимателя нужно устранить. В июне 1999 года
Как утверждал в своих показаниях Хасан Ганеев, коварный хозяин баскетбольного клуба, якобы, приветствуя приятеля на виду у прохожих, помог идентифицировать бригаде киллеров, сидевших в машине неподалеку, их будущую цель. Именно от баскетбольного клуба киллера начали прослушку телевона Хачатряна с помощью специально приобретенного обоурдования.
В доказательство приводится расшифровка разговора с аудиокассеты, изъятой в гараже Виталия Зайцева в ГСК «Родина». Выемка кассеты, правда, была произведена с нарушением и вообще не понятно: были ли пакеты с кассетами в гараже до начала следственного действия, или в схрон их положили сотрудники ОРБ ГУ МВД, участвовавшие в обыске, но не обозначенные в протоколе следственного действия. Важно не это. Важно поведение горячего кавказского парня после того, как у него на протяжении часа вымогали ежемесячную мзду размером в 40 тыс. долларов.
Вот протокол допроса свидетеля. Фрунзик Хачатрян дает пояснения по телефонным переговорам, записанным на кассету. Первая запись (прил.
001_1, 001_02, 001_03, 001_04,001_5):
М2: Фрунзик?
М1: Да, да.
М2: Ну, можешь подъехать сейчас, а?
М1: А куда, Александр Наумович?
М2: Вот смотри: вот трамвайные пути, вот, где-то от оперного театра идут сюда вниз, к Оби,
М1: Ну, вот по этой?
М2: Вот.
М1: Возле РУОПа?
М2:Нет. Ниже, ниже РУОПа. Вот, где стоит этажерка металлическая, которая не строится, на углу, металлическая, такая, конструкция, дом.
М1: А, эта.
М2:Банк, банк.
М1: Как в обком ехать, да?
М2:А?
М1: Как в обком ехать?
М2:Нет, это, в обком, да, как ехать. А ко мне-то прямо по трамвайным путям, чуть ниже РУОПа, у меня Сребренниковская, 23. Там написано «баскетбольный клуб Сибинтербаскет», там есть эмблема даже.
М1: Я ни разу не был по этому адресу.
М2:Ну, прямо, ну сирена Серебренниковская, 23, скажи: какая у тебя машина будет, я выйду.
М1: А, джип, белый джип Гранд Чероки.
М2:Гранд Чероки. Через сколько ты будешь здесь?
М1: Ну, минут через 7-8.
М2:Давай, через 7-8- минут я выйду (помехи).
М1: Добро.
М2:Значит, Серебренникорвская, 23 остановишься?
М1: Да, там буду стоять.
М2: Да, да, да. Я выйду, да, давай.

Далее идут комментарии Хачатряна.: « Это мой разговор с Солодкиным Александром Наумовичем, который имел место в 1999 году перед покушением на меня, точную дату не помню. Он мне позвонил на мой мобильный телефон и предложил встретиться у него в офисе на Серебренниковской, 23. Во время разговора по телефону я еще не знал, о чем он хочет со мной поговорить, я подумал, что он просто хочет встретиться по какому-то делу, учитывая, что на тот период с Солодкиным А.Н. у меня были нормальные, ровные отношения. Как я уже говорил в моих предыдущих показаниях, по моему прибытию в офис Солодкина А.Н., вместе с ним находились незнакомые мне в то время лица в количестве около 6-7 человек. Как я узнал позже, это были представители ОПС «Трунова»: Радченко Анатолий Леонидович, Ганеев Хасан; ОПС «Первомайское»: Старых Андрей и иные лица, которых я не знаю. Они заявили, что если я хочу продолжать работать на «Барахолке», то должен платить преступным сообществам. Я сразу отказался, после чего Солодкин А.Н. увел меня в другой кабинет, где попытался уговорить платить деньги. Я заявил, что могу подумать, если мне вернут мой участок на Гусинобродском шоссе, который незаконно отобрали. Далее мы вернулись обратно, где я повторил мое требование, на что мне присутствующие, в том числе и Солодкина А.Н. заявили, что не смогут вернуть мой участок, после чего я категорически отказался что-либо платить и ушел».
Разговор, что называется «в масть». Солодкин вызывает к себе Хачатряна на стрелку с Новосибирскими бандитами. Человек, которого Хачатрян считал другом, выступает на стороне рэкетиров и склоняет предпринимателя к ежемесячной выплате 40 тысяч долларов в карман криминальных группировок. После этого, Хачатрян уезжает, а все его переговоры по телефону, по версии следствия, пишутся.
Правда, если если Хачатряна начинают вести от офиса «Сибинтербаскет», то откуда появилась эта запись с назначением встречи? Оставим это несуразицу на совести супер-специалистов Следственного комитета. Но дальнейшая прослушка телефона вызывает полное недумение.
Почему? Потому, что это два часа совершенно спокойного общения. Хачатрян договаривается о кредите. Назначает и отменяет свидания с дамами. Звонит авторитету Акеньшину. Мило общается с заместителем торгового управления мэрии Надежой Сударевой. Интересуется у снохи: как дети и есть ли чего перекусить, если он заскочит. Принимает пару звонков от своего адвоката, судя по всему, по поводу каких-то документов. Шутит с массажистом Виталием Семеновичем. Интересуется новостями у покойного заместителя мэра Пугачева. Выслушивает жалобу по поводу какой-то криминальной машины, приобретенной через некоего Ждана (судя по всему директора рынка «Тензор» Жданова) из-за которой возбудили уголовное дело. Согласовывает время встречи с депутатом от ЛДПР Старковым, и т.д. и т.п. И ни одного слова о только что случившемся бандитском наезде. Более того со Старковым происходит следующий диалог:
Виктор Старков. Фрунзик Кярамович, как у Вас жизнь?
Фрунзик Хачатрян. Да так, местами (не разборчиво)
Виктор Старков. Ну, это нормально. Самое главное, чтобы никаких изменений в худшую сторону не было.
Фрунзик Хачатрян. Да пока нет.

Потерпевший - само спокойствие. Ладно, вываливать эмоции на посторонних людей настоящий джигит не станет. Но Хачатрян говорит по телефону со своими сыновьями, которые являются ближайшими партнерами по бизнесу. И ни звука о возникшей проблеме.
Это тот самый Хачатрян, который спустя 17 лет не может забыть бывшему мэру Виктору Толоконскому постановления о не продлении аренды с рынком «Тензор», этот тот самый Фрунзик Кярамович, который на протяжении всего процесса Солодкиных объявлял, что готов простить Александра Наумовича, если старый друг покается. Но пусть он за свои грехи ответит и отсидит подольше.
Человек, который устроил скандал в кабинете Валерия Марьясова и угрожал ему убийством только за то, что чиновник отказался взять взятку и сотрудничать с Хачатряном на условиях барахольного магната!
Человек, который взрывается эмоциями спустя десятилетия при упоминании фамилий своих врагов, сразу после непростого и опасного разговора ведет себя так, будто только что попил чаю с милой подружкой!
К слову, сын сообщил отцу (на армянском языке), что звонил начальник СОБРа Гришунин. Вот комментарий Хачатряна:
«Это разговор с моим сыном, который сказа мне, что меня ищет начальник СОБРа Гришунин Игорь Федорович, с которым на тот период я был в дружеских отношениях. На тот момент я не знал, зачем он меня ищет. В дальнейшем в тот же день я узнал, что на рынок «Манэ» приехали СОБРОвцы, чтобы закрыть рынок. Я не исключаю, что Гришунин искал меня, чтобы сообщить о решении закрыть наш рынок «Манэ»».
Постойте,комментируя одну и ту же кассету, предприниматель говорит, что начинается она с разговора с Солодкинм А.Н., а в продолжении звучит информация сына о звонке Игоря Гришунина. Но, покушение на Хачатряна – это событие начала июня 1999 года, а закрытие рынка «Манэ» - осень 1998 года. Зачем Гишунин предупреждал Хачатряна о воде СОБРа на территорию рынка, если СОБР там оказался полгода назад? Бред?
Еще одна деталь, после покушения на Хачатряна, Фрунзик Кярамович, едва добравшись до поста ГАИ, т.е. относительно безопасного места, сразу звонит своему сыну и сообщает о том, что в него стреляли, о том, что жив и о месте своего нахождения. Оба сына, живущих в Новосибирске Эдуард и Артур сразу приезжают к отцу. То есть, в семье действительно, близкие и доверительные отношения. А, значит, по логике, после откровенного вымогательства со стороны криминальных авторитетов пяти группировок, деливших сферы влияния на ГБШ, именно сыновей Фрунзик Кярамович должен был сразу поставить в известность. Ничего этого на записях нет.
А далее вообще интересно.
Согласно протокола: Разговор между двумя лицами на нерусском языке.
Пояснения Хачатряна.
«Это разговор на армянском языке, который имел место 19 сентября 1998 года, я запомнил эту дату, поскольку в тот день закрыли наш рынок «Манэ», и в дальнейшем мы оспаривали решение о закрытии, опираясь на эту дату».
Замечательно! По версии следствия точкой отсчета прослушивания сотового телефона Хачатряна являлась весна 1999 года (апрель-май). Как раз накануне покушения. Пленка начинается с разговора Солодкина и Хачатряна, которые договариваются о встрече. Доподлинно установить даты и хронологию записей, вероятно, уже не возможно. Но очень сомнительно, чтобы в процессе слежки и прослушивания, участники этого мероприятия записывали одну сторону кассеты в сентябре 1998 года, а другую в апреле 1999г. Тем более, что Анатолий Радченко в своем видео обращении однозначно указал: кассеты с записями телефонных переговоров ежедневно привозились на автостоянку, где оставлял свой автомобиль офицер ЗС РУБОП Александр Никитин и через сторожа автостоянки передавались Никитину. Т.е., Фрунзик Хачатрян впервые приехал в офис на Серебренниковскую, 23 не в апреле 1999 года, а в сентябре 1998 года. И, даже если какой-то разговор по поводу отчисления денег с рынка «Тензор» с ним в этот день состоялся, хотя это противоречит характеру дальнейшей записи, данный конфликт никак не мог стать непосредственным поводом для покушения на убийство, случившееся спустя полгода.
Иначе говоря, показания Хасана Ганеева об обстоятельствах подготовки покушения на Хачтряна и роли в этом преступлении Солодкина – чистая выдумка. Зачем было Солодкину показывать киллерам Фрунзика Хачатряна в апреле 1999 года, если эта группа вела слежку за Хачатряном и прослушивание его телефонных переговоров с осени 1998 года?
К тому же Хасан Ганеев с начала 90-х «трудился» на Гусинобродской барахолке, регулируя криминальные финансовые потоки и сложно допустить мысль, что он не знал конкурента Хачатряна в лицо.

Маркин. Генера-пропаганда
Владимир Маркин. Золотой голос Следственного комитета. Журналист в генеральских погонах.
Вот, что говорит ВикипедиЯ о данном персонаже.
«Родился в 1956 году в Челябинске.

Образование
В 1985 году окончил факультет журналистики МГУ.
В 2009 году заочно окончил юридический факультет
Института экономики и культуры (Москва) по специальности юриспруденция. В 2011 году Генеральной прокуратурой были выявлены факты многочисленных нарушений в этом институте. Рособрнадзор лишил учебное заведение лицензии на шесть месяцев и аннулировал диплом Маркина 9 сентября 2011 года[6].
По итогам проверки 28 декабря 2011 года Рособрнадзор возобновил лицензии Института экономики и культуры, а диплом Маркина был признан действительным.


Работа в СМИ
После окончания МГУ вернулся в родной город и стал корреспондентом газеты «Вечерний Челябинск». В 1986 году Маркин переехал в Москву и работал на Всесоюзном радио, вёл радиопрограммы «Время, события, люди» и «Человек и закон». В 1991 году стал работать на Центральном телевидении СССР, позже во Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании, был автором и ведущим ток-шоу «Карьера». В 2001 году Маркин вернулся на телевидение, был продюсером информационного вещания на канале НТВ и исполнительным продюсером телеканала «Россия». С октября 2015 года - ведущий программы «Следствие покажет с Владимиром Маркиным» на «Первом канале» по субботам в 17:15.

Работа на государственной службе
В 1997 году Маркин исполнял обязанности директора по связям с общественностью международного фонда «Реформа», который занимался вопросами экономических и социальных реформ и приватизации в России. Затем он был назначен на должность первого заместителя министра по делам печати и информации Московской области. На этом посту выступал против объединения подмосковных телеканалов в медиа-холдинг на основе канала «Московия», который так и не был создан. В 2004 году Маркин стал директором по связям с общественностью Фонда интеллектуальных технологий, который занимался вопросами сотрудничества между органами власти и научными организациями, общественными институтами и промышленными предприятиями.

Следственный комитет
В сентябре 2007 года был создан Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации (СКП России), а Маркин был назначен на пост руководителя управления взаимодействия со средствами массовой информации. Маркин заявил, что СКП России должен стать «открытой структурой» и «более плотно» работать со средствами массовой информации.
20 июня 2011 года
Указом Президента Российской Федерации назначен руководителем управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета.
Владимир Маркин неоднократно озвучивал заявления Следственного комитета по уголовным делам, причисляемым рядом независимых источников к «политическим».
8 декабря 2012 года Маркин в комментарии на сайте Следственного комитета выразил неудовольствие по поводу замечаний премьер-министра
Дмитрия Медведева в адрес следователей, проводивших обыск у режиссёра документального фильма «Срок» Павла Костомарова: «Очень странно было услышать комментарии, не только оскорбляющие следователей СК России, но и подрывающие авторитет всех правоохранительных органов страны». Позднее комментарий был удалён с сайта из-за «неоднозначности формулировок», однако сам Маркин не отказался от резких слов про Медведева.
7 мая 2013 года Маркин в авторской статье в газете «
Известия» раскритиковал заместителя председателя правительства Российской Федерации Владислава Суркова за критические высказывания в адрес Следственного комитета, сделанные им в Лондонской школе экономики]: «В случае чего банальное уголовное преследование за хищения можно представить как политическое преследование. Славу в соцсетях заработать можно, а то и право на убежище в Лондоне. Отдельные виртуозы политпиара ухитряются делать подобные пируэты, даже находясь в руководстве власти, против которой протестуют». В ответ Владислав Сурков заявил: «Я графоманию не комментирую», а «источник в правительстве» напомнил о истории с аннулированием диплома Маркина и неизбрании его в депутаты от «Единой России». 8 мая 2013 года Путин уволил Суркова с поста заместителя председателя Правительства Российской Федерации — с формулировкой «по собственному желанию».
По мнению автора издания
Slon.ru Лолы Тагаевой, к весне 2013 года Маркин стал одним из главных политических спикеров в России, а «силовики» — автономным от администрации президента политическим субъектом».
Что обращает на себя внимание в это биографии?
Нет, не сомнительный юридический диплом. Понятно, что он был необходим только для того, чтобы иметь основания зачислить нужного человека в штат в правоохранительные органы и поощрять особо ценного специалиста очередными, и, главным образом, внеочередными званиями. Иначе говоря, это те же бюрократические игры, наглядно отражающие уровень чистоплотности ведомства и самого Маркина. Не больше и не меньше.
Не так вызывающе выглядит и блестящая карьера Владимира Ивановича: за восемь лет из рядовых необученных в доморощенные генералы. В жизни всяких чудес хватает. Вот, например, Александр Меньшиков из денщиков в князья выбился, а прокурор Марина Морковина за два года участия в процессах Трунова и Солодкиных-Андреева доросла от капитана до полковника.
На самом деле, обращает на себя внимание другое. Отношение Следственного комитета РФ к своему управлению по взаимодействию со СМИ. Именно это подразделение превратилось в очевидно ключевое. Т.е. популяризация позиции органов следствия превалирует, в понимании ведомства, над собственно процессом следствия.
И это довольно легко объясняется двумя факторами:
- Следственный комитет был создан, когда рынок государственных юридических услуг уже был поделен между конкурентами. Отсюда и войны с Генеральной прокуратурой за сферы влияния.
- Низкий профессиональный уровень специалистов, в значительно степени молодых юристов без сколько-либо весомого опыта работы в следствии
.
Налицо конфликт между возможностями и амбициями.
Владимир Маркин и его структура были призваны в глазах власти и населения создать иллюзию эффективности и всесильности Следственного комитета. И, нужно отдать господину Маркину должное, операция подмены следствия ПРОПАГАНДОЙ проходит вполне успешно. Публичное обвинение в адрес экс-президента РФ Дмитрия Медведева и бывшего вице-премьера Владислава Суркова, конечно, из разряда Моськи и слона. Однако, определенная часть населения наверняка подумала: «Знать, Следственный комитет силен, коль лает на премьер-министра!»
И понятно, что дело Солодкиных-Андреева, едва ли не первое громкое дело, которое ведомство Александра Бастрыкина, передавало в суд уже в качестве самостоятельной государственной структуры, вышедшей из-под опеки Генеральной прокуратуры, должно было стать символом успешности СК РФ. В чем, собственно, Владимир Маркин нечаянно признался уже в ноябре 2015 года, заявив:«Преступления, долгое время оставались нераскрытыми в силу колоссального влияния в городе этих людей. Но после создания Следственного комитета ситуация кардинально изменилась. Значительно активизировалась совместная работа следователей и оперативных подразделений, итогом которой стало изобличение всех членов труновской преступной группировки, большая часть которой уже отбывает наказание».
И не то, чтобы генералу Маркину невдомек, что дело Солодкиных-Андреева к моменту создания Следственного комитета РФ было фактически расследовано и готовилось к передаче в суд. Генерала Маркина факты не интересуют в принципе. Факты – не его проблема. Он решает задачи по созданию иллюзии. И если истина мешает его работе, то Владимир Иванович без тени сомнения будет оперировать удобной ложью. Ну, кто из массовых потребителей информации СМИ станет сверять дату привлечения в качестве обвиняемого Александра Солодкина (14.11.2009 года), дату передачи материалов дела на ознакомление, т.е. фактическое завершение следствия (август 2011г. ) и дату образования СК РФ(15.01.2011г.)? Никто. И Маркин это прекрасно понимает.
А теперь потопчемся по пропагандистским спичам генерала в хронологическом порядке.
И так, в ноябре 2009 года говорящая голова СКП РФ (напомним: не Следственного комитета, а именно Следственного комитета при прокуратуре) еще в чине полковника проинформировала общественность о том, что
«в отношении Солодкина в рамках уголовного дела вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в организации совместно с Труновым умышленного уничтожения чужого имущества (статья 167 УК РФ)».
Как видим, здесь пока нет речи об участии или руководстве подразделением ОПС Трунова. Но говорится о совместном поджоге. Напомню суть обвинения.
2003 год. Ноябрь. Солодкин, якобы, инициирует собрание лидеров Труновской группировки на квартире у Трунова. На собрании он информирует присутствующих, что у Андреева С.В. заместителя начальника департамента потребительского рынка мэрии, в недавнем прошлом партнера Солодкина А.А. по работе в ОАО «Искитимцемент» сожжен автомобиль Мерседес Геленваген. Сжечь машину мог только Фрунзик Хачатрян, у которого был конфликт с Андреевым по поводу рынка «Манэ» на ГБШ. Необходимо Хачатряну отомстить. Трунов и компания принимают решение сжечь два «Гранд Чероки» Хачатряна. План поджога разрабатывает Хасан Ганеев, а осуществляют его подручные. Накануне Дня Милиции 10 ноября 2003 года владелец рынка «Манэ» лишается своего автотранспорта.
Выделим из этой версии главное – мотив:
месть Хачатряну за сожженный Мерседес.
А теперь откроем материалы уголовного дела 10241. В нем содержится протокол очной ставки между Хачатряном Ф.К. и Андреевым С.В.
Фрунзик Кярамович Хачатрян дает следующие пояснения (Прил.
002_003): «Мне позвонил Андреев С.В., на тот момент был начальником департамента потребительского рынка и сказал, что он действует по поручению мэра г. Новосибирска и должен обсудить со мной возникшие вопросы. Мы договорились встретиться на Гусинобродских рынках. Эти события происходили примерно в 2 сентябре 2003 года. После этого мы с Андреевым С.В. встретились на территории бывшего «Славянского» рынка… На данной встрече обсуждался вопрос о выделении мне земельного участка, Андреев сказал, что мэрия г. Новосибирска может мне выделить на территории бывшего Славянского рынка до 4 гектаров земли для строительства крытого рынка... После этого я пришел к заместителю мэра г. Новосибирска Воронову и сказал, что они готовы выделить мне под строительство крытого рынка земельный участок, за что я должен буду передать им 50% площадей. Я снова обратился к Городецкому для обсуждения этого вопроса, он посчитал и сказал, что готовы выделить мне земли при условии передачи им 18% построенных площадей. Я сказал, что передам 20%. Все это стало затягиваться. Я неоднократно созванивался с Андреевым С.В., но он постоянно находил причины, чтобы со мной не встречаться. До настоящего времени мне участок выделен не был.»
Как видим, конфликт налицо. Следствие движется в правильном направлении. Но очная ставка на этом не заканчивается.

Вопрос к Андрееву С.В.: подтверждаете ли Вы показания Хачтряна Ф.К.?
Ответ Андреева С.В.: В сентябре 2003 года встречи между мной и Хачатряном Ф.К. на «Славянском» рынке г. Новосибирска не было. Эта встреча состоялась зимой 2005 года по поручению мэра Новосибирска, на этой встрече мы предлагали взять в аренду муниципальный торговый модуль. Я разговоров по выделению земельного участка с Хачатряном Ф.К. не вел ни по поручению мэрии, ни самостоятельно. Я был назначен на должность начальника департамента потребительского рынка и поддержки предпринимательства в августе 2004 года. До того времени Хачатрян со мной не общался.

Вопрос к Хачатряну Ф.К.: Подтверждаете ли Вы показания Андреева С.В.?
Хачатряну Ф.К.: Да, действительно, зимой 2005 года я встречался с Андреевым С.В., это была наша 5 или 6 встреча. На этой встрече Андреев С.В., действительно, как представитель мэрии г. Новосибирска предлагал мне взять в аренду муниципальный модуль. Я не знаю: в какое именно время Андреев С.В. был назначен на должность. Мне это не важно. Для меня было важно, что он, как представитель мэрии г. Новосибирска, обсуждает со мной вопрос выделения мне земельного участка».

Уважаемый Фрунзки Кярамович, конечно, мог игнорировать хронологию назначения на должность Андреева и последующих разбирательств по перспективам рынка «МАНЭ» на том основании, что для него «это не важно». Но для установления наличия мотива поджога автомобилей хронология событий оказалась очень даже важна.
«Вопрос Андреева С.В.: когда именно состоялась вышеописанная Вами встреча с заместителем мэра Вороновым?
Ответ Хачатряна Ф.К. : эта встреча с Вороновым состоялась после моей встречи с Андреевым в конце 2003 года, начале 2004 года.
Пояснения Андреева С.В.: Воронов В.А. вступил в должность первого заместителя мэра г. Новосибирска летом 2004 года. Соответственно ни каких указаний для встречи с Хачатряном Ф.К. он мне дать не мог»

И Хачатрян неожиданно заявляет, что:
«в настоящее время я вспомнил, что моя встреча с Андреевым С.В. на территории бывшего Славянского рынка произошла в 2004 году».
Напомним, поджег автомобилей – случился осенью 2003 г, т.е. за год до конфликта между Андреевым и Хачатряном.
Но и это еще не вся правда! Ф.К. Хачатрян сильно лукавил, рассказывая о 4 гектарах, о которых, якобы, договаривался с Андреевым.
В ходе расследования дела 13435 и выделенного из него дела 10241 были получены показания бывшего вице-мэра В. А. Воронова, в которых, Виктор Александрович пояснил, что Сергей Андреев в принципе не мог вести какие-либо переговоры по поводу выделения земли Хачатряну, поскольку работал в департаменте Потребительского рынка и содействия предпринимательству, а земля находится в ведении департамента Земельных отношений и имущества. Точка!
Иначе говоря, ни поводов для поджога автомобиля Андреева С.В. Хачатряном Ф.К., ни поводов для мести за сожженный «Геленваген» в 2003 году не было и не могло быть. Версия следствия – выдумка в чистом виде. Попытка подогнать под обвинение факты, связать которые между собой можно только с помощью машины времени.
Это понятно всем, кроме следователей и того, кто озвучивает их официальную версию - Владимира Маркина. Точнее, понятно и им, но если следовать логике фактов, то мгновенно умрет логика ПРОПАГАНДЫ, а с ней и впечатляющие успехи Следственного Комитета РФ.
Не менее эффектно Владимир Иванович жонглирует цифрами. И здесь не слишком утруждая себя точностью и последовательностью. И он прав: потребители пропаганды не запоминают конкретных цифр. Они оперирую понятиями: «много» и «очень много», «кошмар, что творят!», «совсем офигели!».
Вот что генерал Маркин накануне начала судебного процесса:
«В ходе расследования допрошено более 500 свидетелей, проведено более 100 выемок и обысков. Причем в начале, потерпевшие неохотно давали показания, опасаясь за свою жизнь».
А вот что звучало буквально месяц спустя:
«Допрошено более 300 человек, назначено и проведено 189 экспертиз и 50 обысков. Обвиняемыми было совершено четыре убийства, два покушения, в том числе в целях передела сфер влияния, хулиганство с применением насилия в отношении сотрудников милиции, поджог автомобилей с нападением и причинением тяжкого вреда здоровью охранника, вымогательство у предпринимателя и мошенничество в отношении бывшего участника сообщества».
И ведь, самое интересное, что уличить во лжи Владимира Ивановича практически невозможно. Потому, что уголовное дело № 10241 было выделено из основного дела № 13435, возбужденного в июне 1999 года по факту покушения на убийство Фрунзика Хачатряна. И, внимание, расследуемого до сих пор, хотя все обстоятельства этого конкретного эпизода, по мнению следствия, выяснены, участники преступления установлены и, за исключением одного человека – Анатолия Радченко – осуждены.
Но фишка в том, что к уголовному делу 13435 в ходе расследования присоединяли другие уголовные дела, потом, произвольно в интересах следствия какие-то дела выделялись в отдельное производство и передавались в суд. Поэтому, количество следственных и процессуальных действий, в принципе, можно считать совершенно произвольно и оперировать цифрами от десятков до тысяч. И ни что не будет ложью.
Кроме того «материнское» уголовное дело дает следствию еще, по крайней мере, три серьезных бонуса.
Во-первых, в рамках этого дела, можно начать производить следственные действия практически в отношении любого человека. Поскольку там имеется замечательная формулировка: «и других неустановленных лиц». Следователям не требуется возбуждать отдельное уголовное дело даже по тем статьям и эпизодам, которые в рамках у.д. 13435 не расследовались . Что и случилось, например, с Солодкиными и Андреевым, когда им предъявили ч.3 ст.210 без возбуждения уголовное дела. Да, Верховный суд и Конституционный суд считают такую практику недопустимой. Однако, например, судью областного суда Новосибирска Ларису Чуб мнения вышестоящих инстанций ничуть не заинтересовало. Потому, что прокуратура и Следственный комитет придерживаются перпендикулярной позиции. А мнение этих двух уважаемых ведомств на местном уровне значительно весомее, мнения московских небожителей.
Во-вторых, следователи рассылают массу запросов по различным ведомствам и коммерческим структурам. Всякий запрос начинается вводной частью (Прил.
004): «В производстве следственной группы следственного отдела Следственного комитета по Сибирскому Федеральному округу находится уголовное дело №13435 возбужденной 18 июня 1999 года следователем прокуратуры Заельцовского района г. Новосибирска по признакам состава преступления ч.3ст.30 – ч.1 ст. 105 УК РФ по факту покушения на убийство Хачатряна Ф.К.»
И кто откажется содействовать раскрытию покушения? Никто и никогда. Это же не гоп-стоп на ГБШ и не карманная кража в метро в час пик. Все понимают: следствие безжалостно борется с организованной преступностью. И уже не важно, почему под этой шапкой следователь Кодзасов А.Ю. пишет запрос в «Сибирскую лизинговую компанию»: покупал ли Солодкин А.А. через данное почтенно финансовое учреждение какой-то автомобиль или нет. И уже ни у кого не возникает вопрос: какое отношение автомобили Солодкина А.А. могли иметь к покушению на Хачатряна? Причем здесь покушения на Хачатряна и Солодкин А.А.? Почему с 1999 года это покушение до сих пор не расследовано?
И «Сибирская лизинговая компания»(«СЛК») честно и оперативно присылает ответ, которого так ждет следователь Кодзасов, что Солодкин А.А. никогда не пользовался услугами «СЛК» с целью приобретения автотранспорта. А следователь это знал и сам. Более того, товарищ Коздасов был проинформирован, что стороной сделки по приобретению автомобиля «Мерседес Геленваген» был не Солодкин, а компания «Сибирский транспортный терминал» («СТТ») - бизнес, в котором Солодкин А.А. являлся одним из собственников. А на себя Солодкин А.А. оформил данное автотранспортное средство уже после полного расчета между «СТТ» и «СЛК».
Но Кодзасову эта информация не нужна. Ему необходимо автомобиль уложить в прокрустово ложе версии следствия, согласно которой: дорогую немецкую машину Солодкину А.А. подарили участники «Труновской» группировки.
Поэтому господин Кодзасов ставит в данном расследовании точку, приобщает ответ из лизинговой компании к делу. Так выходит, что Солодкин А.А. соврал, утверждая, что машину купил сам в лизинг на свои деньги и расплачивался частями в течение длительного времени. А раз вице-мэр соврал, значит прав Ганеев, который уверяет следствие и общество, что Солодкину на машину скидывалась труновская братва.
Да, в суде факт законного приобретения был установлен. Только машина к этому времени шесть лет находилась под арестом, ею не пользовались, зато регулярно поступали счета на оплату налогов и сборов. Но главное, что «бронированный» «Геленваген» все это время продуктивно трудился на имидж следствия.
В-третьих, сколько за это бесконечное расследование сменилось следователей! Их тьмы и тьмы. А, значит, в конечном итоге спросить будет не с кого. Как, например, в случае с фальсификацией допроса Дмитрия Буоля. Да, следователь Владимир Большунов вынужден был признать, что напортачил и совершил должностной подлог. Да бедняга заливался краской стыда, выслушивая материнские наставления судьи Чуб. Да, протокол допроса (к слову, незаконно произведенного за рамками окончания следственных действий) был признан недопустимым доказательством. Но в адрес Следственного комитета по Большунову суд не вынес даже частного определения. Зато сделал все, чтобы не допустить адвокатского расследования иных многочисленных преступления следствия.
Но вернемся к истории с Mercedes Gelandewagen. Вот один из ранних образцов использования Мерседеса Солодкиных в PR-обеспечении действий СК РФ.
«По данным газеты «Коммерсант», в середине сентября следственное управление по Сибирскому федеральному округу СКП РФ обратилось в суд с ходатайством об аресте бронированного Mercedes Gelandewagen, который был в совместной собственности супругов Солодкиных. Представители СКП также попросили суд арестовать автомобили Renault и ВАЗ-2109, на которых, согласно показаниям свидетелей, охрана обычно сопровождала Mercedes вице-мэра. По данным СКП, автомобили хоть и не принадлежали Солодкину, однако были приобретены на средства преступной группировки, предполагаемым лидером которой являлся знакомый Солодкина Александр Трунов».
Свои «данные» журналист газеты «КоммерсантЪ» Константин Воронов черпал непосредственно из кабинетов ОРБ ГУ МВД по СФО и СК РФ по СФО. Его информация не просто отражала версию следствия, она формировала мнение перепечатывающих её СМИ и, как следствие, мнение публики в формате, заданном заказчиками дела. Среди которых ключевыми фигурами являлись как раз высокопоставленные офицеры ОРБ ГУ МВД по СФО: руководитель данного подразделения Прощалыкин Юрий Михайлович (в последствии возглавил ГУ МВД по СФО, а сейчас, уйдя в отставку в связи с реорганизацией региональных управлений, трудится вице-губернатором НСО по безопасности) и его заместитель Никитин Александр Дмитриевич.
Свои отношения с данными персонажами Константин Воронов даже не пытался скрывать. Например, во время допроса Никитина А.Д. в качестве свидетеля в судебном процессе Солодкиных-Адреева весь обеденный перерыв журналист и к тому времени уже не полковник, а генерал Никитин провели вместе. Понятно, что приятельские отношения с генералом – это скорее достижение журналиста, чем его грех. Грехом для журналиста является распространение непроверенной или заведомо ложной информации. Давайте проверим: как обстоит дело с журналистскими грехами в данной конкретной публикации.
Имущество действительно было арестовано судом по ходатайству следствия. Это чистая правда. А вот Mercedes Gelandewagen бронированным не был. Бронированными были только стекла. В чем разница? Во-первых, в цене. Установка бронекапсулы предъявляет совершенно отдельные требования к подвеске и мощности двигателя.

Во-вторых, в идеологии. То есть, чего опасался Солодкин А.А. его близкие? Опасались, что киллер из стрелкового оружия расстреляет видимую мишень. Почему возникли опасения? Потому, что в 2005 году, накануне приобретения Mercedes Gelandewagen было совершено покушение на приятеля Солодкина А.А. Радченко А.Л. Да, да, того самого Радченко, которого следствие и свидетели из бывших «Труновских» назначили руководителем бригады киллеров.
Машину Радченко расстреляли в самом центре города у Медицинской академии. Из пистолета в упор. Радченко и его водитель были ранены. Киллера Вячеслава Калашникова и двух его подельников задержали сотрудники милиции, оказавшиеся случайными свидетелями покушения. В ходе расследования покушения выяснилось, что стрелок являлся личным охранником Боженко А.П. – главного финансиста Трунова А.А.
И, заметим, главного финансиста уголовных дел против Трунова А.А., а позже, против Солодкиных и Андреева.
Вот, как эти события комментировала газета «Вечерний Новосибирск» 15.06.2006 года в связи с задержанием Анатолия Радченко по обвинению причастности к убийству оперуполномоченного Дзержинского РОВД Зайцева в материале «Бывшая жертва предпочла сменить имидж»

«Покушение на Анатолия Радченко случилось 4 января прошлого года в самом центре Новосибирска. Киллер выскочил на дорогу и расстрелял всю обойму в проезжающий мимо «Мерседес». Жертва душегуба — бизнесмен Анатолий Радченко получил множественные огнестрельные ранения. Досталось и его телохранителю Александру Ушакову, который по совместительству работал и водителем. Окровавленный охранник умудрился вывезти себя и начальника из зоны стрельбы. Телохранитель примчался в НИИТО и тем самым спас жизнь своему шефу, который получил шесть огнестрельных ранений. Выжить Анатолию Радченко, получившему шесть пуль, помогло своевременное медицинское вмешательство. Успешно прооперировали и его охранника.

Но самое любопытное в этой истории, что несостоявшегося убийцу задержали всего через несколько минут после расстрела. Все преступление от начала до конца видели сотрудники вытрезвителя. Мало того, они даже заметили место, куда преступник выбросил ствол. На допросе задержанный назвался жителем соседнего Кемерово Георгием Романовым. Однако по отпечаткам пальцев сыщики установили настоящее имя арестованного — лицензированного сотрудника новосибирского охранного предприятия «Преграда» 30-летнего Вячеслава Калашникова.

На следствии обвиняемый сначала говорил что-то невнятное. Якобы он хотел проверить автомобиль бизнесмена на пуленепробиваемость, но затем заявил, что с бизнесменом Радченко он решил разобраться из-за личной неприязни. Якобы бизнесмен, с которым они когда-то работали вместе, регулярно оскорблял его и унижал: «Мне хотелось поставить его на место и объяснить, как надо вести себя с людьми». Но сам замдиректора «Варяга» вспомнить о конфликтах с Калашниковым не смог. Из нелепых объяснений Калашникова следует, что в декабре позапрошлого года он нашел на помойке пистолет, обоймы к нему, а также глушитель и патроны. Узнать о маршрутах передвижения потенциальной жертвы преступнику помогли его знакомые, которые проходили по делу в качестве свидетелей. Один из них 4 января позвонил и сказал, где находится Анатолий Радченко».

Так выглядит официальная точка зрения, которая и прозвучала в суде. Скорее всего, все было несколько иначе, но доказательств тому нет и вряд ли уже появятся. Во время суда обвиняемый искренне раскаялся и попросил у потерпевших прощения, а те в свою очередь заявили, что к подсудимому материальных претензий не имеют, и больше в процесс не приходили. Как бы то ни было, суд признал Калашникова виновным в покушении на убийство, умышленном причинении вреда здоровью и хранении оружия. Итог — десять лет лишения свободы в колонии строгого режима»
А вот точка зрения на случившееся событие певца ЗС РУБОП, бывшего сотрудника МВД Виктора Антропова. Цитирую выдержку из материала «Новосибирский рэкет вчера, сегодня, завтра»:

«Совокупность названных деталей возвела нелепость покушения на Радченко в такую степень, что не осталось сомнения в его (покушения) провокационности. Задача же провокации, по–видимому, состояла в том, чтобы развязать реальную бойню внутри ОПС Ленинского района. То есть, как только левобережной братве стало бы известно, что в Радченко стрелял охранник Боженко, так с последнего поспешили бы спросить по всей строгости, отыскав его хоть на краю света. И не посчитавшись с его ранением. А дальше — пошла бы цепная реакция... Насколько «НН» известно, ничего подобного у «ленинцев» не произошло — разум восторжествовал. Насколько «НН» известно, левобережная братва благодарна за это одному старшему офицеру при довольно начальственной должности, о коррумпированных связях коего с труновцами болтают не только «майцы». А раз так, информация такого рода наверняка попадет (если уже не попала) и в ФСБ, и в облГУВД (тем более что пока не ясно, где и кем задумывалась вышеочерченная провокация с пальбой — не исключено, что это была специальная операция с нетрадиционными методами). Чтобы при получении такой информации чекисты или «областняки» не наделали ошибок, им следовало бы сопоставить, когда тот офицер находился в городе, а когда отсутствовал. Следует и учесть: его помощь вообще–то (сообразно сплетням о связях) могла быть и более ощутимой, а с осмыслением происшедшего и без него справились бы...
Что же касается официальной стороны дела, пока расследование посленовогоднего покушения надежно скрыто под завесой тайн. И к каким выводам оно придет — догадаться практически невозможно. Обнадеживает лишь то, что расследование сие находится в ведении окружного управления генпрокуратуры. А значит, к нему будет больше доверия».

О каком офицере говорит Антропов? Догадаться не сложно. В своем видео обращении Радченко говорит: «Пока я находился в больнице около месяца, Боженко, Лобачев и Закузеный не вернулись из Тайланда. Скрылись и перестали контактировать. В это время со мной встретились представители криминальной милиции ГУВД Новосибирска. Предлагали дать показания. Начать сотрудничать с ними. Высказывали желание раскрыть это преступление. Меня удивило, что они владели многой информацией. На моё нежелание (сотрудничать прим.авт.) они ответили, что все равно будут работать. Чтобы я еще подумал. И сказали, что дело хотят забрать из районной прокуратуры в следственный отдел окружной прокуратуры. Что к делу проявляют интерес представители ОРБ и лично Никитин. На тот момент сообщники: Шмарев и Анисимов, который был сводным братом Боженко, находились «в бегах» и велся их активный поиск. В скором времени меня пригласили по повестке в следственную часть окружной прокуратуры к следователю Цыганкову Роману Михайловичу. Мне пояснили, что я обязан давать показания, как потерпевший. Хотел бы заметить, что я был информирован по связям Никитина с прокуратурой округа и тому факту, что у Романа Михайловича дядя – ветеран РУБОП. Поэтому, на все следственные действия я приглашал квалифицированного адвоката. Я не был убежден на тот момент в степени причастности или непричастности каких-либо лиц. А предположения делать я не стал. Мне показалось странным, что существует тайна следствия, однако после моих первых показаний, в которых я пояснил, что не знаю причин нападения и вероятного организатора покушения, сразу же объявились скрывавшиеся Шмарев и Анисимов. Они добровольно пришли именно к следователю Цыганкову и были квалифицированны им как свидетели… На этом фоне сотрудники ОРБ, господа Цимбалюк и Плутенко, периодически беседовали с моими знакомыми и утверждали, что покушение связано не с Боженко, а носит сугубо бытовой характер». Руководитель же Цимбалюка и Плутенко – Александр Никитин рекомендовал потерпевшему Радченко не сотрудничать с областным уголовным розыском и обещал, что ситуация для всех разрешится самым наилучшим образом. Как она разрешалась – я расскажу более подробно чуть позже. Для тех, кто так и не разгадал ребус Виктора Антропова подскажу напрямую: автор статьи старательно прикрывал от возможных претензий со стороны ФСБ и областной криминальной милиции именно Александра Никитина. Чем, по сути, и выдал причастность данного субъекта не только к выведению из-под удара организаторов покушения, но и, к собственно, инициированию стрельбы.
И еще пара штрихов. Следователь Роман Цыганков – хороший давний друг Александра Дмитриевича Никитина.
Андрей Павлович Боженко открыто декларировал свою дружбу с Александром Никитиным в ходе допроса по уголовному делу № 13435. (Прил.
000)
Но и это не конечная точка в клубке сложных взаимосвязей власти и криминала. Андрей Павлович Боженко является племянником бывшего вице-губернатора Новосибирской области Владимира Анисимова. А участвовавший в покушении на Радченко друг киллера Вячеслава Борисовича Калашникова Анисимов, признанный позже свидетелем - не однофамилец, а близкий родственник вице-губернатора.
А теперь риторический вопрос: возможно ли было, хотя бы теоретически найти заказчиков покушения, при таких дружеских и родственных связях между прокуратурой, МВД, высокопоставленным областным чиновником и криминалом? Конечно, нет.
И еще один риторический вопрос: имея перед глазами подобный пример безнаказанного покушения и циничного следствия имел ли основания предприниматель Солодкин А.А. (заметим еще не депутат и, тем более не вице-мэр) подстраховаться и приобрести автомобиль, защищенный, по крайней мере, от такого демонстративного нападения?
Ну, и, заканчивая историю с арестом автомобилей Солодкина А.А. Суд не нашел подтверждения предположению следствия о том, что автомобили Renault и ВАЗ-2109 были приобретены на средства группировки Трунова. Шесть лет владельцы машин ждали: когда им вернут их собственность, непонятно на каком основании арестованную следователями в обеспечение непонятно какого ущерба, нанесенного непонятно кому Солодкиным А.А.
Но, вернемся к нашему генералу-ПРОПАГАНДА.
21 октября 2009 года официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин сообщил, что
«следственные органы привлекают заместителя мэра Солодкина в качестве обвиняемого по делу о совершении ряда убийств, вымогательств и других тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в Новосибирске и области с 1997 по 2004 годы».

Осенью 2015 года Владимир Иванович так же уверенно вещает на публику: «Следствием и судом установлено, что находясь на различных должностях, Александр Солодкин-старший влиял на деятельность хозяйствующих субъектов города, получая возможность перераспределять финансовые потоки. Со временем его сын Александр также стал использовать свое положение на посту заместителя мэра Новосибирска в целях обогащения преступной группы (имеется в виду банда Трунова — прим. ред.). Роль Солодкиных в группировке заключалась в том, что они подыскивали, а затем и контролировали объекты экономики, получая незаконную прибыль, которая служила источниками финансирования для преступной организации. Преступления долгое время оставались нераскрытыми в силу колоссального влияния в городе этих людей».
Так, подождите, а куда за эти шесть лет делись убийства и вымогательства, которые с пеной у рта декларировал тогда еще полковник Маркин? Декларировал уверенно и авторитетно, от лица серьезной государственной структуры. Где трупы, где несчастные ограбленные предприниматели? Да там же, где и влияние «на деятельность хозяйствующих субъектов города», где «перераспределение финансовых потоков», «незаконная прибыль, служившая источником финансирования для преступной организации». Все это в стране фантазий, в галлюцинациях следователей, в миражах генерала Маркина.
Но попробуем обойтись без эмоций.
И так, говорящая голова Следственного комитета заявляет как о доказанном факте, что: «со временем его сын Александр также стал использовать свое положение на посту заместителя мэра Новосибирска в целях обогащения преступной группы».
А теперь попробуем выбраться из болота фантазий на твердую почву фактов. Вице-мэром Новосибирска Солодкин А.А. был назначен в апреле 2009 года. 16 февраля 2010 года Солодкина-младшего вызвали на допрос в следственный отдел Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Сибирскому федеральному округу, где и задержали. 18 февраля Солдкина А.А. арестовали по решению суда Центрального района г.Новосибирска.
Крайний эпизод, который следствие предъявило Солодкину-младшему датирован 2008 годом, когда он, якобы, используя свое служебное положение депутата Городского Совета, воспрепятствовал проведению обыска в помещении по адресу Серебренниковская, 23. То есть, ни одного обвинения вице-мэру Солодкину А.А., связанному с занимаемой должностью, следствие даже не предъявляло. Генерал Маркин этого не знал?
Но вернемся к воспрепятствованию следствию.
Обвинение это судом было снято в виду отсутствия состава преступления. Следователь, чьим следственным действиям «помешал» Солодкин А.А., в суде красочно повествовала об обстоятельствах случившегося, при этом ни Солодкина-старшего, ни Солодкина-младшего в зале суда как участников конфликта не опознала. Человека, препятствовавшего её работе описала как мужчину в годах. В ходе судебного процесса выяснилось, что общался со следователем депутат областной думы Игорь Гришунин.
Две характерны детали.
1. На момент дачи показания в суде следователь была уже уволена, и сама находилась под следствием.
2. При каждом продлении меры пресечения, включая последнее, уже непосредственно перед вынесением приговора, прокуратура мотивировала необходимость содержания Солодкина А.А. под стражей, в том числе тем обстоятельством, что он оказывал противодействие следствию, а, значит, может заняться этим снова, едва окажется на свободе.
Несмотря на очевидную абсурдность данной конструкции, она, как и конструкция со Справкой ОРБ за подписью Никитина А.Д. безотказно работала шесть с половиной лет.
Но следуем за фантазиями Маркина далее. «Следствием и судом установлено, что находясь на различных должностях, Александр Солодкин-старший влиял на деятельность хозяйствующих субъектов города, получая возможность перераспределять финансовые потоки».

С таким же успехом Владимир Иванович мог сообщить, что представители цивилизации глюкомотов из созвездия Альфа Центавра тайно внедрились в тела руководителей департамента Транспорта мэрии Новосибирска, завладели метрополитеном и стали получать неучтенные доходы на которые содержались преступники всей Галактики и межзвездного пространства.
Если бы генерал хотя бы посмотрел: в чем обвиняется Александр Наумович Солодкин, то с удивление обнаружил, что председателем Областного управления физической культуры и спорта администрации НСО Солодкин А.Н. работал 5 лет с 2003 по 2008 год. До этого, в 90-е занимался бизнесом.
А теперь совместим с занимаемой должностью: что и в какой период его жизни Солодкину-старшему попыталось инкриминировать следствие.
1999 год. Покушение на предпринимателя Ф.К. Хачатряна. Об обстоятельствах покушения я уже рассказывал довольно подробно.
2000-2001 год. Вымогательство у предпринимателя Филиппова. Претензии Филиппова не убедили даже вполне лояльную к следствию судью Ларису Чуб. Все обвинения с Солодкиных по данному эпизоду были сняты. Более подробно по вымогательству, по которому сам потерпевший заявил, что не понимает: почему следователь решил, что у него кто-то что-то вымогал, мы поговорим в главе «Стратегия и тактика следствия».

2002-2003 год. Мошенничество в отношении, (внимание!), одного из руководителей группировки Трунова Андрея Павловича Боженко. Причем ни следствие, ни суд не удивил тот факт, что один член преступного сообщества совершил имущественное преступление против другого члена той же тайной организации. А главный признак ОПС, между прочим, сплоченность, без которой невозможно безнаказанно совершать тяжкие и особо тяжкие преступления.
Если изложить фабулу следствия в двух предложениях, то по версии авторитетного предпринимателя Боженко последний попросил Солодкина А.Н. решить в арбитражном суде вопрос о правах собственности ОАО «Запсибзолото» на здание по адресу Красный пр., 1 за тысячу долларов в месяц. Эти деньги Андрей Павлович вместе со своим партнером Шаравиным через директора Южина ежемесячно передавал Солодкину. Вопрос решен не был. Деньги платить перестали. А после ареста Солодкиных решили впустую потраченные средства вернуть.
И вот, ведь, что забавно, все, подчеркиваю, все платежи были оформлены, как спонсорские взносы на баскетбольный клуб «Локомотив» (Прил.
005). Который, к слову, ОАО «Запсибзолото» спонсировал и до введения в состав учредителей потерпевшего Боженко А.П.
Расходно-кассовые ордера имеются в материалах дела. Свидетели показали, что Шаравин и Боженко регулярно приезжали на матчи клуба, и на фуршетах для спонсоров общались с первыми лицами города. В баскетбольном зале висел баннер ОАО «Запсибзолото». В судебном процессе к материалам дела были приобщены буклеты, в которых «Запсибзолото» указывалось в качестве спонсора. Стороной защиты были представлены фотографии, на которых Южин и Шаравин вручали памятные подарки ветеранам баскетбольного клуба, завершавшим свою карьеру (Прил.
006). В суд были представлены записи с расчетом расходования средств, поступающих от спонсоров. А расходы мужского баскетбольного клуба «Локомотив» были вполне себе значительные. Потому, что именно в это время в зарплатной ведомости появились фамилии легионеров. БК «Локомотив» пригласил иностранцев одним из первых в России. Фактически перед судом отчитались по полному списку спонсоров команды, поступлению и расходованию спонсорских средств.
Но оказалось, что все многочисленные вещественные доказательства, документы и показания вполне законопослушных граждан с незапятнанной репутацией ничего не стоят и верить можно только словам бизнесмена-рецидивиста Боженко. На том основании, что этого требовало следствие, на этом настаивала прокуратура и так решил суд…
Однако, даже если согласиться с Приговором суда, то в данном эпизоде невозможно найти признаков перераспределения финансовых потоков в пользу ОПС Трунова. Потому, что по идее прокуратуры и суда А.Н. Солодкин, деньги, полученные от Боженко и Шаравина, использовал по собственному усмотрению. И это вполне логично: перераспределять «денежный поток» в тысячу долларов США в месяц в пользу ОПС, как-то не серьезно…
Идем далее.
2006 год мошенническое присвоение бюджетных средств ходе 2 этапа Первой летней Спартакиады молодежи по боксу и борьбе.
Данный эпизод, конечно, можно было бы трактовать, как перераспределение финансовых потоков. Только, извините: причем здесь ОПС Трунова, если таковое вообще существовало, а главное, куда и какие потоки перераспределились?
Версия следствия такова. Цитирую обвинительное заключение.:
«В период с 21.04.2006 года по 31.05.2006 года, более точное время следствием не установлено, с целью реализации своего преступного умысла на растрату, Солодкин А.Н., находясь в неустановленном месте в г. Новосибирске, предложил неустановленному лицу совершить хищение части денежных средств УФКиС Новосибирской области и Федерального бюджета РФ. Неустановленное лицо, находясь в неустановленном месте в г. Новосибирске, действуя из корыстных побуждений, согласилось с предложением Солодкина А.Н.».
Я уже писал, что дело о покушении на Ф.К. Хачтряна следствие превратило в безразмерный отстойник для юридических нечистот. В этой трясине из слов и домыслов легко прячутся все обстоятельства и факты, публичное освещение которых не выгодно Следственному комитету. В частности, уже невозможно точно установить авторов этих потрясающих формулировок. Был ли это Алексей Лебедев, подписавший обвинительное заключение или сменивший его Владимир Большунов или еще кто-то из таких же «профессионалов». Факт тот, что мы имеем типичную подмену формы содержанием. УПК РФ требует от следователя установить место, время, обстоятельства и участников преступления. Хочется спросить Владимира Ивановича Маркина: «Читая это бред, Вы по-прежнему готовы утверждать, что сотрудники СК РФ способны бороться с организованной преступностью? Не отчитываться о проделанной работе в условиях тотальной лояльности судов, согласных с любыми изобретениями следователей, а реально бороться с коррупцией и оргпреступностью?»
Позже, отдельной главой с удовольствием процитирую выступление в прениях Солодкина А.А., поражавшегося экстрасенсорными способностями следователей и прокуроров. А пока попытаюсь удивиться самостоятельно: откуда следствие получило эти сведения?
Солодкин А.Н. таких показаний не давал. Неустановленное лицо, возможно, и сообщило бы нечто подобное под нажимом «важняков», да его «важняки», почему-то не установили. По какому наитию следователи поняли, что встреча состоялась именно в Новосибирске, а не в Кыштовке или Карловых Варах, в которых именно в описываемый период времени находился Солодкин с супругой? С какой стати они решили, что неустановленное лицо действовало из корыстных побуждений? Да и невозможно понять: каким образом следствие узнало, что лицо согласилось? А вдруг, это лицо до последнего отбивалось и дало согласие только, когда его основательно попортили?
Ладно. Поскольку я не являюсь специалистом по бредовым состояниям, предлагаю перейти к тому, что, все-таки, было установлено хотя бы частично.
«С 11.05.2006 года по 17.05.2006 года Солодкиным А.Н. и неустановленными лицами было организовано проведение соревнований по боксу в рамках 2 этапа Первой летней спартакиады Молодежи России в Некоммерческом партнерстве - клубе спортивных единоборств «Первомаец».
Как можно было не установить лиц, ответственных за проведение соревнований? Диву даешься. Но, хотя бы время и место соревнований следователи обнаружили, что уже утешает.
И последняя цитата из обвинительного заключения, демонстрирующая выдающиеся математические способности сотрудников СК РФ:
«Таким образом, в период времени с 19. 05.2006 года по 04.06. 2007 года Солодкин А.Н., действуя с корыстной целью, с использованием своего служебного положения, и права распоряжаться вверенными ему денежными средствами… совершил хищение путем растраты… в сумме 1056620 рублей.»
То есть, где, кто и как деньги из бюджета изымал, осталось неизвестно, зато выяснена полная сумма, которая, о чудо, соответствует особо крупному размеру, то есть самому тяжелому составу ст.160.УК РФ. И не случайно. Дело в том, что базовая для Солодкиных и Андреева статья (210 УК РФ) по участию и руководству организованным преступным сообществом говорит, что ОПС создается для совершения именно тяжких и особо тяжких преступлений. Исходя из этого посыла, формировались все обвинения по конкретным эпизодам: Солодкины и Андреев должны были совершать исключительно преступления по тяжким и особо тяжким составам.
Внимательного читателя наверняка заинтересовал временной промежуток. По версии следствия Солодкин А.Н. до июня 2007 года изымал из бюджета средства по соревнованиям, завершившимся в мае 2006 года. Я думаю, разобрав ситуацию до конца, мы поймем, почему потребовалось больше года для «совершения преступления».
В суде, правда, эпизод растраты был довольно странно переименован в мошенничество (ч.3ст.159). Но и данная квалификация, откровенная уступка следствию и прокуратуре. Почему? Да потому, что к моменту вынесения приговора уже было точно установлено то, что не пожелало установить следствие: ни мошенничества, ни присвоения бюджетных средств не было. Хотя имели место нарушения финансовой дисциплины. Но без этих нарушений, к сожалению, провести данное крупное спортивное мероприятие было невозможно.
Судите сами. Согласно обвинительному заключению
«правовой основой для проведения соревнований по боксу и греко-римской борьбе : приказ № 520 от 02.05.2006 года исполняющего обязанности начальника УФКиС Новосибирской области Веселова А.М.»Почему Приказ подписан и.о.? Потому, что Солодкин А.Н. в период подготовки к соревнованиям по боксу и борьбе находился в отпуске за рубежом.
Соревнования по боксу проходили с 11.05 по 17.05 2006 года. В клубе спортивных единоборств «Первомаец». На питание, размещение спортсменов тренеров и представителей, питание и оплату работы судей, аренду помещения и «скорой помощи» было потрачено 1442981 рубль.
Приказ № 648 от 05.06.2006 года уже подписал Солодкин А.Н. Потому, что к открытию Спартакиады он вернулся из отпуска. На те же цели в ходе проведения соревнований по греко-римской борьбе было потрачено 672380 рублей.
Мероприятие финансировалось из средств Федерального бюджета через очень хитрую московскую фирму ООО «ФГУП «Агентство спортивных мероприятий», которое в 2006 году выиграло тендер на организацию финансирования всех спортивных мероприятий на территории РФ, проводимых по календарному плану Госкомспорта.
Условия финансирования были следующие. Из федерального бюджета перечислялось 30% предоплаты. 70% средств поступало по факту проведения мероприятия после утверждения отчета. На момент начала соревнований по боксу, так называемая «предоплата» на счет Управления ФКиС НСО не поступила. Иначе говоря, проводить соревнования было не на что.
В распоряжение Управления финансов и налоговой политики денежные средства на сумму 1.695.717, руб. поступили только 14.06.2006 г. Следует отметить, что к этому моменту уже закончились соревнования не только по боксу и борьбе, но и еще по двум видам, за организацию и проведение которых отвечал Новосибирск – фехтованию и бадминтону. Замечу сразу, что все расчеты при подготовке сметы соревнований производились исходя из расценок, утвержденных в Москве. Смета была утверждена так же в столице. Но несмотря на это, фактически понесенные расходы проводящей организации (УФКиС НСО) в рамках утвержденной москвичами сметы были компенсированы распорядителем бюджетных средств ООО «ФГУП «Агентство спортивных мероприятий» не в полной мере. Хотя мероприятие получило высокую оценку от участников соревнований и столичных чиновников, а финансовый отчет был принят без замечаний.
В суде было установлено, что Солодкин А.Н. предвидел возможность отсутствия средств на момент подготовки и проведения Спартакиады и перед отъездом в отпуск передал в бухгалтерию 1 миллион рублей наличными, поскольку понимал, что никто сотни участников соревнований бесплатно селить, кормить и судить не будет. Факт передачи денег подтвердили сотрудники бухгалтерии УФКиС Голяткина и Катукова. Из их показаний следует, в период отсутствия федеральных денег, использовались средства управления, а также наличные деньги, которые дал Солодкин А.Н. При получении от Солодкина А.Н. средств ему выписали приходный ордер, а после возврата денег Солодкину приходный ордер уничтожили.
Участников соревнований по боксу и борьбе разместили в профилактории стрелочного завода, учебном центре ГУФСИНа и в клубе «Первомаец». Спортсменов старались селить ближе к месту проведения турнира, чтобы не тратили лишнее время на дорогу, имели возможность удобно организовать учебно-тренировочный процесс, кроме того, компактное расселение снижало для участников риск заплутать в незнакомом городе. По месту проживания было организовано питание спортсменов и тренеров.
Однако, например, учебный центр ГУФСИНа, готов был по письму организовать проживание и питание, но лицензии на оказания гостиничных услуг не имел. А потому не было формальных оснований для заключения договора с УФКиС НСО. Оплата наличными решила проблему организационную. Но, как оказалась позже, создала проблему правовую. Деньги, которые в проведение спортивного праздника молодежи вложил Солодкин и иные лица, нужно было вернуть. Т.е. поступившие с опозданием из федерального бюджета безналичные, превратить в наличные.
Требовался посредник. И судья международной категории по боксу Никулин таких посредников нашел. Через фирмы «ВИНАТ» и «Правовое единство» бюджетные средства были обналичены. Ими частично закрыли расходы по питанию, проживанию, оплате судей и услуг медперсонала, награждению победителей и участию артистов в культурной программе открытия и закрытия мероприятия. Согласно документам, собранным следствием, обналичено было чуть более миллиона рублей под 2- 2,5% от суммы обналички. За исключением этих 2 или 2,5 % все деньги были переданы исполнителям услуг. Что следует из оглашенных прокурором Егоровой записей из ежедневника свидетеля Гладышева. Иначе говоря, нецелевым образом было использовано около 20 тысяч рублей.
Чем должно было заняться следствие? Ну, хотя бы выяснить: почему профилакторий Стрелочного завода, учебный центр ГУФСИН и клуб «Первомаец» не провели официально по бухгалтерии деньги за оказанные услуги и нарушили налоговое законодательство. Но тогда бы сами собой отпали обвинения в растрате, присвоению бюджетных средств Солодкиным А.Н. в особо крупном размере. А перед сотрудниками СК РФ не ставилась задача разобраться и наказать виновных. Задача была поставлена иначе: наказать А.Н. Солодкина вне зависимости от степени вины. И следствие поверило в то, что все три поставщика услуг приютили, накормили и напоили участников соревнований на сумму миллион рублей совершенно безвозмездно. Т.е., как говорила Сова в мультике о Винни Пухе: «Даром».
Так гении сыска скроили дело на миллион и, не задумываясь ни на секунду, вписали в обвинительном заключении, что неустановленное лицо сформировало пакет документов финансовой отчетности и передало его Солодкину через куратора соревнований Гладышева. «Подождите, подождите!» - воскликнем мы, представители неискушенной бюрократическими играми, публики, - «Если документы передавались через установленного вами господина Гладышева, то кто мешает Вам установить у Гладышева: кто передал документы ему?».
«Спокойно, почтенная публика», - ответят следователи, - «мы же не формалисты. Мы люди творческие. Ну, установим, кто готовил пакет документов на подпись Солодкину. Ну, выясним, у кого договоры брал Гладышев. И что? Окажется, что Солодкин не причем. И куда нам после этого? Только в отставку без выходного пособия! Так что, извините, но лица у нас останутся неустановленными, а виновным будет Солодкин А.Н.!»
Теперь о том, почему бюджетный миллион Солодкин на пару с неустановленным лицом изымали из бюджета до июня 2007 года. Ларчик открывается просто. Деньги из Москвы, те самые 70% поступили не сразу. И, даже не целиком в 2006 году. Поэтому и долг перед заемщиками облспорткомитет гасил частями и больше года.
Вот собственно, и все составы, которые вменялись Александру Наумовичу Солодкину. И где здесь влияние на хозяйствующие объекты и перераспределение средств в пользу ОПС «Трунова»? Владимир Иванович? Где?

Дело Солодкиных-Андреева. Стратегия и тактика

На самом деле, говорить о стратегии у.д.10241 не совсем корректно. Поскольку само дело являлось лишь частью большой стратегии по смене элит в Новосибирской области. Ни отец с сыном Солодкины, ни полковник УФСКН Андреев не являлись самоцелью. Их устранение дало только локальные преимущества организаторам уголовного дела. Локальные и временные. Более того, сегодня можно уверенно говорить, что заказчики дела Солодкиных-Андреева действовали во многом спонтанно, переоценили свои ресурсы влияния и не имели четко проработанного плана действий, в том числе на случай, если все пойдет «не так». Но это тема отдельной главы.
А пока имеет смысл все же выделить стратегическую задачу данной операции и расшифровать тактику, с помощью которой замышлялось добиться запланированного результата.
И так, стратегическая задача, которую поставили перед группой исполнителей в СКП, и позже СК РФ и ГУ МВД по СФО заключалась в формировании обвинений по ст. 210 УК РФ (создание и участие в преступном сообществе, ОПС).
Почему именно ОПС?
Во-первых, это один из самых тяжких составов, гарантирующий мощнейший резонанс в обществе и впечатляющие сроки наказания преступникам. Солодкиных и Андреева организаторы дела планировали переселить за колючую проволоку лет на двадцать. В том числе и для того, чтобы гарантировать себе спокойную жизнь и тихую старость.
Во-вторых, на 2009 год переданные в суд дела с этой квалификацией были еще экзотикой. А раскрытие организованного преступного сообщества, в котором совместно орудовали представители криминалитета и влиятельные чиновники областной власти, сулило ордена, звания и повышения по службе. И в этой части заказчики дела не просчитались. Наградное оружие, ордена, как минимум два ключевых игрока, получивших генеральские погоны – достижения очевидны.
В-третьих, под существующую в УК РФ формулировку и не сложившуюся правоприменительную практику в дело можно было скидать все, что попадет под руку. Что называется, всяко лыко в строку. Именно так и случилось. Дело №10241 в окончательном варианте, после вынесения приговора, перебравшееся через рубеж 200 томов, как минимум на ¾ состоит из мусора, не имеющего отношения ни к обвиняемым, ни к обвинениям.
В-четвертых, была поставлена задача не только отправить за решетку тех, кого планировали посадить, но и вытащить из-под меча правосудия тех, кто являлся полезным союзником, но по уши увяз в делах группировки «Трунова А.А.». К последним, за небольшим исключениям относилась вся верхушка «Труновских»: Боженко Андрей, Елькин Виктор, Лунев Марк, Закузеный Сергей, Лобачев Александр, Ганеев Хасан, Останин Олег. В этот же отстойник попала и рыбка помельче, например, Юпинжан Константин, не относившийся к элите группировки, но сегодня, фактически, управляющий всеми бизнесами Хасана Ганеева. Формулировка, содержащаяся в ст. 210 УК РФ, о том, что участник преступного сообщества освобождается от уголовной ответственности в случае выхода из сообщества и активного сотрудничества со следствием, позволила решить эту задачу практически идеально. Реальный срок заключения получил только Хасан Ганеев. Но это было сбоем системы, организованным извне. Иначе говоря, участник как минимум двух заказных убийств и покушения на убийство, должен был вообще избежать тюремного срока.
Обтекаемая формулировка «активное содействие следствию» следствием была превращена в фарс. Руководители ОПГ «Трунова» в один голос, а подчас и одними и теми же словами рассказывали о преступлениях своего шефа – Трунова А.А., по мере возникновения спроса корректировали свои показания в отношении Солодкиных и Андреева, не жалели красок, расписывая преступные бизнесы. Однако, их личное участие в преступлениях оказалось сведено к одному случаю вымогательства у предпринимателя Добрынина, по которому, естественно, срок уголовной ответственности к моменту суда истек.
Характерно выступление Андрей Павлович Боженко в суде по делу №10241, где он заявил, что все участники ОПС Трунова ложились спать и вставали с утра с мыслью о преступлениях. Но не об одном противозаконном действии, совершенном им лично, ни суду, ни следствию не сообщил.
Таким образом, активизация ст.210 УК РФ в данном деле позволила организовать громкий резонансный процесс, обеспечить нужные показания активных руководителей группировки Трунова, вывести всех «свидетелей» из под удара и, что немаловажно, легализовать бизнесы, которые были названы в у.д. 13435 преступными.
Тактика «расследования» сводилась к использованию нескольких принципов.
1. Брать за основу реальные события из показаний Солодкиных или А. Андреева и привязывать их к обвинениям с помощью ложных показаний участников «Труновской» группировки, заключивших досудебное соглашение.
2. Под каждое судебное заседание по изменению меры пресечения создавать новый эпизод в качестве предлога для продолжения следствия и продление ареста.
3. Ограничивать распространение конкретной информации по уголовному делу, закрывая судебные заседания от СМИ, но оперативно продвигать в средства массовой информации сообщения о возбуждении уголовных дел по новым эпизодам.
Попробуем рассмотреть технологию на конкретном обвинении, предъявлено Солодкину А.Н.
06.08.2009 года Солодкина А.Н. допрашивают в качестве свидетеля. На вопросы, касающиеся взаимодействия с бизнесами Трунова Александр Наумович говорит (Прил.
007, 008, 009, 010 ):
«Фирма «Сибмегаполис» давала деньги команде «Локомотив». Я полагаю, что это происходило в 2000 году по 2008 г. Ранее фирма «Запсибзолото» перечисляла по 30 000 рублей ежемесячно для команды».
Заметим, что до осени 2009 года Солодкин А.Н. не проходил в качестве участника или руководителя какой-либо преступной группы ни по одному делу учета в МВД или ФСБ. Солодкин сам предоставляет следствию информацию по спонсорам баскетбольной команды и не находит ничего криминального в том, что предприятия А.А. Трунова поддерживали профессиональный баскетбольный клуб.
Полученная от Солодкина А.Н. информация складируется в материалах дела № 13435 и лежит без движения до сентября 2010 года. То есть, до того момента, когда возникает потребность найти основания для продления сроков следствия и, как результат, меры пресечения.
15 сентября 2010 года(за два месяца до очередного продления) неожиданно всплывает некто Южин В.Г. Бывший директор ОАО «Запсибзолото». У Южина производят выемку документов. Конкретно – 18-ти расходных ордеров в каждом из которых указана сумма в районе 30.000 рублей, и назначение платежа – «спонсорская помощь». Иначе говоря, следствие получает доказательство правдивости слов Солодкина.
Далее происходит осмотр вещественных доказательств и допрос Южина.
Две любопытных детали.
Протокол выемки, осмотра, допроса Южина в у.д. 10241 вшиты дважды в два различных тома. Теперь не установить: была ли это ошибка следователя «бланшировавшего» дело (напомню, именно так выразился сотрудник СК РФ по СФО), запутавшегося в терриконах макулатуры или намеренное действие, с целью создания этих терриконов.
В следственных действиях участвовали понятые Мартухович Виктор Юрьевич и Васильев Илья Срегеевич. Эти случайные свидетели, буквально сторожили следователей у подъезда на Каменской, д.38. Их автографы остались в массе протоколов следственных действий. Они подписывали документы обычно в паре, реже порознь: 04.06.2011, 15.09.2010г, 22.09.2010г, 29.09.10г, 09.06.2011г. Можно провести углубленное исследование этой темы и найти десятки протоколов имени Мартуховича и Васильева. К слову, суд отказал стороне защиты в вызове этих свидетелей в суд.
Но вернемся к господину Южину. В первом допросе (с 9:00 до 10:50.) он дает следующие показания.
«При наших встречах Солодкин А.Н. неоднократно подчеркивал, что деньги идут на развитие баскетбольного клуба… Денежные средства Солодкин получал ежемесячно с января 2002 года по август 2003 года».
Далее Южин утверждает, что после августа деньги давать перестал. Солодкин к этому отнесся спокойно.
Но, несложные подсчеты подсказали следователям, что 18 месяцев по 30 000 рублей не дают ущерба, превышающего 1 миллион рублей или, по классификации УК РФ – особо крупный размер ущерба. Чего ни пришей - статья выходит легкая, срок небольшой, овчинка выделки не стоит. Это раз.
Второе – спонсирование клуба не является уголовным преступлением. Даже если спонсор нарушает налоговое законодательство, а, по словам бывшего директора «Запсибзолото», деньги передавались черным налом, нигде не приходовались и являлись личными деньгами Боженко А.П. Здесь, уж скорее проблемы возникнут не у Солодкина, а у директора и главбуха ОАО «Запсибзолото».
И в тот же день с 15:20 по 16:35 Южина допрашивают повторно
:«Точную дату окончания всяческих отношений с Солодкиным А.Н. указать не могу из-за давности происшедшего, возможно, денежные средства передавались Солодкину А.Н. и после августа 2003, но утверждать не могу, так как расписок в получении после августа 2003 года в настоящее время я не нашел».
Не нашел он их и позже, хотя сумму понесенного убытка следствие все же довело до особо крупного размера. Но простого увеличения ущерба для уголовного дела мало. Нужен умысел на мошенничество. И на свет появляется версия, что Южин от учредителей слышал: данные деньги Солодкину платили за то, что он в арбитражном суде решит вопрос о сохранении за ОАО «Запсибзолото» незаконно захваченного здания по адресу Красный пр., 1. Эта гениальная формулировка – «решали вопросы»- весь процесс кочевала из обвинения в обвинение, из публикации в публикацию из одного выступления Маркина в другое. Но главное не то, что Солодкин пообещал что-то, не являясь даже сотрудником Арбитражного суда, в котором рассматривался иск государства к ОАО «Запсибзолото». Чтобы достать редкое лекарство вовсе не обязательно работать в аптеке. Главное то, что, Солодкин А.Н. за спиной несчастных предпринимателей подговаривал чиновников НЕ РЕШАТЬ вопрос по ОАО «Запсибзолото». Откуда такая информация? А ею, по словам Южина с ним по секрету, тет-а-тет поделился Виктор Тимонов (Прил.
011). И здесь уже признаки мошенничества просматриваются без увеличительного стекла, бинокля или радара. Однако, возникает вопрос: с чего бы это Тимонов, видевший Южина до этого только однажды, стал посвящать его в тайные замыслы Солодкина?
Ладно. Предположим, что так. Но следователи честно отработали версию и допросили Виктора Александровича Тимонова 22 сентября 2010 года.
«Вопрос следователя: Говорили ли Вы когда-нибудь Южину В.Г. о том, что к Вам обращался кто-либо еще по поводу указанного здания?
Ответ Тимонова В.А.: Я ему такого не говорил и не мог сказать, так как между нами не было личных доверительных отношений».

Что и требовалось доказать.
Однако, чтобы не путать читателя, рассмотрим эпизод в хронологическом порядке.
Южин приносит бухгалтерские документы 15 сентября, а 20 сентября следователь Бархотова в кабинете № 4 принимает заявление от А.П. Боженко (Прил.
012)по поводу действия Солодкина А.Н. имеющих признаки ст. 159 УК РФ (мошенничество).
Странно, не правда ли? Лошадь стучит копытами позади телеги. По логике сначала Боженко должен был придти с Заявлением, и уже в рамках разбирательства следователь могла выйти на Южина и произвести выемку бухгалтерских документов.
Но ни у следователя, ни у прокуратуры, ни у суда не возник вопрос: с какой стати Южин В.Г. явился с этими расписками. Причем не в ближайшее ОВД, а сразу в окружной главк следственного комитета? Какой криминал он обнаружил в расходных ордерах? И по собственной ли воле встречался с госпожой Бархотовой?
В заявлении авторитетный предприниматель Боженко указывает, что деньги Солодкину А.Н. передавал директор ОАО «Запсибзолото» Южин В.Г. в период с 2001 года до середины 2005 г. включительно. И обозначил сумму 1.440 тыс. рублей Подождите, скажете вы, но Южин утверждал, что с 2002 по 2003 год?
-Не смешите, - отвечу вам я, - все обвинения в деле Солодкиных-Андреева построены исключительно на словах преступников, «вышедших» из так называемого ОПС «Трунова». Ни следствию, ни суду, ни прокуратуре иных доказательств вины не потребовалось.
Вы скажете: «Так не может быть!»
Судите сами.
21 сентября обвиняемый Боженко А.П дает Объяснения следователю Бархотовой (Прил.
013_014).«Несколько раз в бытность Солодкина А.Н. руководителем спортивного комитета Новосибирской области за этими деньгами приезжал участник структурного подразделения «Труновской группировки» под руководством Солодкина А.А. Васильев Юрий.»
И этот абзац отправил в СИЗО Президента БК «Локомотив» Юрия Васильева. Доказательств его причастности к ОПС Трунова в последствие добыто не было, однако полностью развалить клуб, лишить его управления, инфраструктуры (общежития для молодых иногородних баскетболистов) удалось на основании того, что бесконечно уважаемый следствием Андрей Павлович Божденко произвольно причислил предпринимателя Васильева к группировке Трунова. Причем, в данном случае это даже не была попытка отъема бизнеса или сведения счетов. Просто требовалось «расширить штат» так называемого экономического подразделения ОПС Трунова под руководством Солодкиных.
И таких жертв «масштабирования» ОПС можно насчитать десятки. Кто-то вынужден был уехать из России, кто-то уехать не успел и оказался без каких-либо оснований в СИЗО, а кто-то попал под суд и получил реальный приговор. Ни у следствия, ни у прокуратуры в ходе решения производственной задачи по созданию ОПС не возникло даже тени сомнений в этичности той работы, которую они выполняют.
И далее Боженко поясняет мотивы своего поступка: …
«В связи с тем, что у меня имеется достаточно доказательств, которые изобличают Солодкина А.Н. в совершении указанного преступления, я решил во исполнение заключенного со мной досудебного соглашения о сотрудничестве заявить о данном преступлении».
Вообще, досудебное соглашение предполагает полное раскаяние, подробное изложение в первую очередь собственных грехов и грехов своих подельников. Если бы Андрей Павлович Боженко сказал, что он с Шаравиным и Южиным десять лет мошенническим способом получал доход от сдачи в аренду помещений административного здания по Красному пр., 1, принадлежащего государству, а Солодкин А.Н. являлся соучастником преступления и способствовал не возврату имущества законному владельцу, тогда, да. Тогда сотрудничество в рамках досудебного соглашения. А здесь чистой воды сведение счетов и оговор. Но у следователей есть Великая и Могучая ст. 210 УК РФ, в которую крупным шрифтом и заглавными буквами можно вписать все, что угодно!
24 сентября 2010 года старший советник юстиции Бархотова Н.В.(Прил. 015_016) выносит Постановление о продлении срока проверки сообщения о преступлении, где уже вполне себе формулируется реальное обвинение:
«В ходе доследственной проверки установлено, что в один из дней в период 2001 года к. Солодкину А.Н., занимающему должность директора ТОО «Сибинтербаскет-Динамо» и по совместительству директора АОЗТ баскетбольный клуб «Динамо-Спорт» обратились акционеры ОАО «Запсибзолото» Боженко А.П. и Шаравин Ю.А., а так же директор этой организации Южин В.Г. с предложением помочь выиграть арбитражные процессы, связанные со спорными помещениями, расположенными в здании по Красному пр., д1.»
Гениальная логика, неправда ли? Раз человек выигрывает матчи с баскетбольной командой, то он легко выиграет арбитражный процесс! И далее разъясняется:
«Из материалов проверки следует, Солодкин А.Н., сообщивший Боженко А.П., Шаравину Ю.А. и Южину В.Г. о своих связях с влиятельными чиновниками г. Новосибирска, пообещал, что в случае ежемесячной передачи ему денег в сумме эквивалентной 1000 долларов США, последний, используя свои связи, поможет рассмотреть в арбитражном суде дела по спорным помещениям в пользу ОАО «Запсибзолото».
Так, одним прикосновением к клавиатуре компьютера госпожа Брахотова превратила спонсорство ОАО «Запсибзолото», подтвержденное, между прочим, расходными ордерами, в мошенничество. И её не смутило, даже дополнительные пояснения, полученные в этот же день от А.П. Боженко:
«Одно время в спортивном зале в Первомайском районе г Новосибирска где проводились матчи баскетбольного клуба «Динамо-спорт» (Локомотив-Ростелеком), висел плакат «Запсибзолото». Изготовление данного плаката заказывалось по просьбе Солодкина А.Н., мной было оплачено, так как Солодкины А.Н. сказал, что повесить плакат необходимо для того, чтобы губернатор обратил внимание, что ОАО «Запсибзолото» является спонсором. Плакат провисел в баскетбольном зале два сезона».
Следствие вообще мало утруждало себя реальной следственной работой. Его не интересовала доказательная база. И вполне логично, потому, что в тот момент существовала стопроцентная уверенность, что как бы ни были слабы доказательства вины, приговор будет таким, каким его хотят видеть заказчики дела. Почему? Этот вопрос мы подробно рассмотрим в последней главе. А пока вернемся к технологии.
20 сентября 2010 года. (Прил.
017) Бархотова допрашивает свидетеля Шаравин Юрия Алексеевича и текст этого допроса слово в слово повторяется 22 сентября в допросе уже другого следователя. Т.е. была произведена перепечатка одной и той же информации фактически вдвое увеличившая объем материалов и количество следственных действий. Цитирую: «В 1993 году произошла приватизация государственного предприятия, в результате которого было образовано ОАО «Запсибзолото» и этой организации было передано указанное здание. В этом здании располагалась организация ГУП «Сибгипрозолото», которая, начиная с 1997 года стала оспаривать в Арбитражном суде приватизацию указанного здания, а, соответственно, и передачу здания в собственность ОАО «Запсибзолото». Судебные разбирательство по этому делу продолжались около 10 лет и в итоге, приватизация была признана недействительной и все имущество перешло государству…
«Запсибзолото» занималось тем, что сдавала в аренду помещения, расположенные в здании по адресу Красный пр., 1. Акционеры ни разу не получали прибыль от деятельности ОАО «Запсибзолото», т.к. вся прибыль уходила на текущую деятельность организации, а так же на судебные издержки…

Т.е. ОАО «Запсибзолото» 10 лет сдавало в аренду помещения, принадлежащие государству, затягивало с помощью многочисленных апелляций и кассаций возврат чужого имущества. Между делом у здания по Красному пр.,1 при довольно странных обстоятельствах сгорела кровля и, в результате пожара был надстроен еще один этаж. Причем, здание имело статус памятника истории, и какие-либо конструктивные изменения в него вносить никто не имел права.
И вот, за это недвижимое имущество, приносящее одни убытки и проблемы, велась война с государством не на жизнь, а на смерть! Ну, кто, кроме нашего сверхчувствительно следствия мог поверить в эту историю?
«Мы так же не требовали от него (Солодкина А.Н. прим. авт.) сказать, каким образом он поможет оставить в собственности указанное здание, т.к. нам было безразлично, каким образом он это сделает, но, естественно, в рамках закона.»
Подождите! Юрий Шаравин, между прочим, профессиональный юрист. Как он себе представляет возврат незаконно захваченного здания законным способом, через связи в кругу высокопоставленных чиновников? Бред? Но только не для следствия, прокуратуры и суда. Потому, что если вникать в смысл сказанного, то получается, что Боженко, Южин и Шаравин затевали аферу, в которой предложили соучаствовать Солодкину А.Н.
« Я лично ходил в судебные заседания, однако никакого решения в нашу пользу принято не было. Я несколько раз спрашивал Южина В.Г., есть ли какой-нибудь результат от деятельности Солодкина А.Н., на что тот отвечал, что результата нет.
Платили мы примерно полтора года».

И опять детский лепет. Человек с высшим юридическим образованием ходит в судебные процессы, а потом у своего директора спрашивает: если ли результат? Бессмысленное заявление? Отнюдь. Этой фразой Юрий Шаравин как бы подтверждает, что Южин был в курсе всех договоренностей между Солодкиным А.Н. и учредителями ОАО «Запсибзолото». Таким образом, появляется еще один компетентный свидетель обвинения.
Далее Юрий Шаравин обозначает временной промежуток сотрудничества с Солодкиным-старшим и объясняет, почему они не попробовали вернуть деньги сразу (Прил.
018).
«Денежные средства я передавал в период времени с 2001 года по 2003 год…
Боженко также не имел возможности потребовать деньги обратно, так как в 2004 году на него было совершено покушение, он долго лежал в больнице.»

Значит, нахождение в больнице стало препятствием для заявления требований по возврату денег? Хорошо. Пусть так. Не станем придираться к явной нестыковке по времени между прекращением платежей (2003 год) и ранением Боженко, из-за которого он оказался в больнице (начало 2004 года). Но куда деть показания А.П. Боженко о том, что Солодкин Александр Наумович приезжал к нему в больницу и просил выделить квартиру в жилом комплексе «Солярис»некоему высокопоставленному чиновнику. Иначе говоря, раненному Боженко даже не нужно было дожидаться выписки, чтобы предъявить претензии Солодкину-старшему.
Кроме того, в ходе судебного процесса были получены показания, что Андрей Павлович выжил во многом благодаря Солодкину, который задействовал все свои многочисленные дружеские связи, чтобы доставленному в лечебное учреждение Боженко была оказана самая квалифицированная врачебная помощь.
Здесь стоит дать некоторые пояснения по обстоятельствам покушения. По первоначальной версии, в том числе озвученной в новостных разделах СМИ, объектом нападения считался предприниматель Лисов. В результате стрельбы на микрорынке у метро «Студенческая» именно он был убит. У тяжелораненого Боженко было найдено удостоверение сотрудника ЧОП и его сочли охранником Лисова. Как и с какими последствиями лечили бы обычного охранника? Может быть, все сложилось бы хорошо. А, может, и не очень. Все зависело от квалификации дежурной смены врачей. Лотерея… Вмешательство Солодкина обеспечило в этой лотерее гарантированный выигрыш.
Сами собой возникают, как минимум, два вопроса.
Первый. С чего бы «мошенник» Солодкин стал спасать человека, который являлся потенциальной угрозой и мог инициировать против Александра Наумовича уголовное дело?
Второй. Какой нужно обладать наглостью, чтобы обобрать человека, а потом придти к нему в больницу и просить какую-то квартиру?
На самом деле, данный эпизод уголовного дела прекрасно иллюстрирует и характер Солодкина-старшего и жизненные принципы авторитетного предпринимателя Боженко.
За шесть лет работы редактором сайта Солодкин.инфо я выслушал множество сюжетов от людей, не входивших в близкий круг общения Солодкиных о том, как Александр Наумович помогал доставать редкие лекарства, еще в советские времена дефицитные запчасти к «Жигулям», устраивал чьих-то тяжело больных родственников в хорошие больницы к хорошим врачам. И это не было бизнесом в прямом смысле. Единственной прибылью от этой деятельности являлся постоянно расширяющийся круг общения и знакомств среди людей, являющихся лидерами в своей сфере деятельности.
С другой стороны - Андрей Павлович Боженко. Типичный представитель новой элиты. Той, что нахапала денег в лихие 90-е, не сковывая себя рамками морали. Привычка ставить выгоду выше этики стала для них второй натурой. Вот и здесь, появилась возможность с выгодой для себя оклеветать человека, которому обязан жизнью, и Андрей Павлович воспользовался этой возможностью, не задумываясь.
Однако, вернемся к показаниям юриста Шаравина.
«В настоящее время полагаю, что действиями Солодкина А.Н. мне был причинен материальный ущерб при приблизительном подсчете не менее 300 000 рублей, из расчета, что деньги Солодкину А.Н. передавались на протяжении 1,5 лет».

И так, потерпевший соучредитель ОАО «Сибмегаполис» Юрий Шаравин заявил сумму претензий.
24 сентября появляется на свет Постановление о продлении проверки сообщения о преступлении следователя Брахотовой (Прил.
015_016), завизированное старшим советником юстиции Ануфриевым В.П. Об этом господине позже я скажу отдельно. В данном документе уже фигурирует сумма 594570 рублей.
Но, как я уже говорил, сумма ущерба менее одного миллиона никак не вписывалась в стратегию следствия. Госпожа Бархотова осуществляет научно-фантастический подсчет на звездах и пишет 24.09. 2010 г. запрос (Прил.
019): « В связи с проведением мною проверки в порядке ст.144-145 УПК РФ по заявление Боженко А.П. о совершении Солдокиным А.Н. в отношении него и Шаравина Ю.А. хищения путем мошенничества денежных средств в сумме 1 млн. 440 тыс. рублей прошу направить в мой адрес копии процессуальных документов из уголовного дела 13435».
Так спонсорские 600 тысяч превратились в уголовные полтора миллиона. Где доказательства? А спросите у Брахотовой. Только вот беда, она уже не работает в СК РФ по СФО, а скорее всего, сидит дома и сочиняет фантастические романы.
Но, может быть, никакого спонсорства не было?
Вот, что поэтому поводу свидетельствует «потерпевший» Боженко А.П на допросе обвиняемого от 20 сентября 2010 года:
«Солодкин А.Н. лично познакомил меня с Тереховым, Можейкиным, Люзенковым и Симоновым. С указанными лицами я познакомился в разное время при решении вопроса, связанного с оформлением аренды, в служебных кабинетах, при всех этих встречах между мной и указанными людьми присутствовал Солодкин А.Н., меня он представлял как спонсора баскетбольной команды».
Т.е., спонсором Боженко было необходимо быть для решения его вопросов органах власти. И если бы компания Андрея Павловича не являлась спонсором, то этих бы встреч не было. И хлебал бы сейчас господин Боженко баланду, потому, что не было бы у него финансовых ресурсов, для закрытия многочисленных уголовных дел из его веселой криминальной биографии.
А вот показания свидетеля Лемайкина Владимира Ивановича на допросе 20 сентября 2010 года.
«Вопрос следователя: Знакома ли Вам организация ОАО «Запсибзолото»?
Ответ Лемайкина В.И.: Первый раз я узнал о ней, когда находился на спортивном соревновании, то видел, что спонсором БК «Локомотив» являлось ОАО «Запсибзолото». Это было еще до моего назначения на должность заместителя руководителя департамента имущественных и земельных отношений…»
Владимир Иванович факт спонсорства подтверждает даже без наводящих вопросов следователя. Но категорически отрицает свое участие в судьбе здания по адресу Красный пр., 1. И основания для отрицания железные:«Я не мог оказать по этому вопросу содействие, т.к. это не входит в мои полномочия».
Это логично: фрезеровщик не может лечить зубы, хотя и у него и у дантиста фреза является основным инструментом.
В русле той же логики дал показания 21 сентября 2010 года свидетеля Рудый Георгий Борисович:
«Солодкин А.Н. ко мне никогда не обращался по поводу регистрации здания по ул. Красный пр., 1 и он не мог ко мне обратиться с этим вопросом, т.к. я действовал по распоряжению генерального директора ФГУП «Федеральный центр логистики» в г. Москва и не мог самостоятельно принимать какие-либо решения по регистрации указанного здания».
А теперь уточним разницу между показаниями свидетелей и показаниями обвиняемого - в данном случае А.П. Боженко.
Свидетель до начала допроса предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний и за ложь может быть наказан, в том числе, реальным сроком. Ст.307 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы до 5 лет, если лжесвидетель обвиняет человека в тяжких или особо тяжких преступлениях.
В отличие от свидетеля, обвиняемый имеет право защищаться любым способом, в том числе и давая заведомо ложные показания. В переводе на данную ситуацию: Боженко за ложь наказать нельзя, а Лемайкина и Рудого вполне себе можно. Но следствие, суд и прокуратура дружно оказывают доверие именно тем, кто имеет законное право врать!
Может быть, Солодкин А.Н. лукавит и БК «Локомотив» никогда не нуждался в спонсорской поддержке? Нет, без денег спонсоров клуб существовать не мог в принципе.
Вот объяснения главного бухгалтера управления ФКиС НСО Субочевой Веры Михайловны от 23 сентября 2010 года(Прил.
020) «До 2008 года Управление физической культуры и спорта выделяло деньги команде только на проведение спортивных мероприятий в пределах утвержденных норм».
Куда, замечу, не входили: приобретение экипировки, выплата заработной платы всем сотрудникам клуба, в том числе оплата по контрактам игрокам, аренда иных помещений, кроме спортзала, оплата коммунальных платежей.
Но эти статьи расходов чем-то покрывать было нужно. Завесу над тайнами финансирования приподнимают показания Гавриловой Ольги Ивановны, бывшего бухгалтера НП БК «Локомотив», которая работала в клубе с 1994 года, т.е. пришла в него на год раньше А.Н. Солодкина. Она подтвердила наличие спонсорских денег, которые до 2003 года оформлялись расписками.
Здесь позволю себе небольшое отклонение от основной темы. Ольга Гаврилова стала бухгалтером, в тот момент, когда президентом клуба был Денисенко В.С.
Денисенко имел свой бизнес – фирму «Зима». Компания специализировалась на продаже шуб и дубленок и на доходы от деятельности «Зимы» содержалась мужская баскетбольная команда. С приходом А.Н. Солодкина, спонсорская база расширилась, а Денисенко сосредоточился на бизнесе.
В 1996 или1997 году складские помещения «Зимы» были обворованы. Весь запас товара преступники вывезли. Владелец написал заявление в милицию. Было возбуждено уголовное дело. Мысль следствия текла вяло и вскоре иссякла вовсе. Хотя сложно представить: как можно совершенно бесследно вывезти сотни шуб и сбыть их. Нужен транспорт, помещение для хранения украденного, точки сбыта. Не раскрыть преступление реально, разве только в том случае, если органы следствия имели серьезный стимул уголовное дело не раскрыть.
Так вот, владелец, разочаровавшись в способностях сотрудников МВД, стал искать выходы на лидеров преступных сообществ, рассчитывая на то, что через них удастся найти товар и вернуть его хотя бы частично. Стоит ли говорить, что кража сказалась и на финансовом положение БК «Локомотив».
Денисенко С.В., знал, что Солодкин-старший был знаком с тренером Александра Трунова и попросил Александра Наумовича попросить у бывшего боксера Трунова помощи в розыске украденного имущества. Александр Наумович договорился о встрече с Труновым. Так состоялось их личное знакомство.
К сожалению, ни Трунов, ни кто-либо иной из лидеров преступного мира, не смогли помочь в поисках украденного. Что толоько усиливает подозрения о причастности правоохранителей к данному, вызывающе наглому ограблению.
Но вернемся к БК «Локомотив». Два специалиста, имевших непосредственное отношение к работе с финансами в спорте утверждают, что баскетбольный клуб до 2008 года не мог существовать без спонсорской поддержки. А все преференции, которые получило предприятие Боженко А.П. с помощью Солодкина А.Н. являлись прямым следствием спонсорской поддержки баскетбольного клуба «Локомотив». Боженко помогал баскетболу, Александр Наумович помогал ОАО «Запсибзолото».
И так, если подвести итог, мы получили идеальное применение тактики, когда было взято реальное обстоятельство (оказание спонсорской помощи организацией «Запсибзолото» баскетбольному клубу), реальные платежные документы, вокруг которых с помощью ложных показаний и непонятных арифметических действия был сформирован тяжкий состав ст.159 УК РФ. И случилось данное событие как раз накануне очередного суда по продлению меры пресечения.
Однако, именно это уголовное дело для продления срока содержания под стражей было использовано позже. Вот публикация

РИА "Новости", 19.10.2010, "Вице-мэру Новосибирска и его отцу предъявлены новые обвинения": Следственные органы предъявили главному эксперту по спорту администрации Новосибирской области Александру Солодкину и его сыну — заместителю мэра Новосибирска Александру Солодкину новое обвинение, сообщил РИА Новости во вторник официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин.
Они обвиняются, в частности, "по признакам преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 210 УК РФ (участие в преступном сообществе и руководство структурным подразделением преступного сообщества с использованием своего служебного положения), пункту "а" части 3 статьи 163 УК РФ (вымогательство в целях получения имущества в крупном размере, совершенное организованной группой), части 3 статьи 294 УК РФ (воспрепятствование производству предварительного расследования, совершенное лицом с использованием своего служебного положения)", сообщил Маркин. […] "В настоящее время в суд направлены ходатайства о продлении обвиняемым сроков содержания под стражей до 16 февраля 2011 года».
Из сообщения видно, что к 19 октября Следственный Комитет подготовил целый букет обвинений. Букет, который, замечу, к приговору полностью завял. По всем трем эпизодам судом обвинения были признаны необоснованными. Однако, поставленные тактические задачи следователи решил сполна. Отец и сын Солодкины сохранили прописку на Караваево,1 в СИЗО-1 г. Новосибирска.
А в СМИ данное продление вообще отработало идеально. Была создана видимость бурной деятельности следственных органов (раскрытия посыпались как из Рога изобилия), а уж с позиции компрометации обвиняемых данную акцию переоценить просто невозможно. Ну и, наконец, три эпизода создали отличную почву для ударного бумагомарания.

В 2015 году, в момент вынесения Приговора, все выглядело не так бравурно.
Например, история «вымогательства» кафе «Пикник» - это 5 томов мусора. Подчиненные Александра Бастрыкина старательно писали запросы в налоговую инспекцию, устанавливали данные девушек, которые должны были быть трудоустроены в качестве официанток, собирали показания исполнителей работ по отделке помещения, сантехнике, электрике. Составляли списки понесенных затрат. Отправляли запросы в инстанции, выдающие разрешительную документацию, подшивали в дело уставные документы предприятия, пытавшегося открыть кафе (ООО «Пикник-АВС»), фирмы соучредителя, компаний арендаторов данного помещения, въехавших вместо несостоявшегося учреждения общепита.
Между тем, вся эта суета не имела ровным счетом никакого смысла. И вот почему.
24 февраля 2010 года, то есть спустя шесть дней после ареста Солодкиных, господин Филиппов явился в помещение следственного комитета по СФО, где был допрошен следователем Кодзасовым А.Ю. и дал следующие показания:
«По существу уголовного дела могу показать следующее: в настоящее время я готов рассказать органам предварительного следствия о совершенном Солодкиным Александром Наумовичем, Солодкиным Александром Александровичем, Солодкиным Юрием Александровичем, Бляхером Львом, Радченко Леонидом. В 2001 году указанные лица угрожали мне, моей супруге физической расправой с целью отобрать у меня бизнес. В тот момент я занимался предпринимательской деятельностью, у меня было кафе «Пикник». Путем угроз указанные лица захватили у меня бизнес, потом продали его. Материальный ущерб, который мне был причинен составляет около 50 000 долларов США.»
- Рэкет чистой воды!- обрадовались следователи.
На следствии, а позже в суде Вадим Филиппов с дрожью в голосе рассказывал, сколько сил он потратил на проект, пороги каких инстанций истоптал лично, как ночевал в ремонтируемом помещении, для чего установил прямо на стройплощадке раскладушку.
Следователи следовали показаниям «потерпевшего» и старательно писали запросы в различные инстанции. И исправно получали однотипные ответы, что никаких запросов от ООО «Пикник-АВС» в 2000-2001 году не поступало, никакого Вадима Филиппова не знают.
Вот стандартный ответ на запрос следователя С.В. Мацкевича из Управления государственного пожарного надзора по НСО(Прил.
021): «… гражданин или частный предприниматель Филиппов В.Г., а равно, как фирма «Пикник» для получения заключения о размещении кафе по адресу : г. Новосибирск, ул. Державина, 9 не обращались.
В свою очередь для размещения кафе по данному адресу обращалась фирма ЗАО «Мария» в лице президента Давыденко В.Н…»

Если бы перед следователем Мацкевичем стояла задача: установить обстоятельства дела и наличие признаков уголовного преступления, он, я уверен, без труда разобрался бы в притязаниях Вадима Филиппова и отправил «потерпевшего» лечить нервы. Потому, что владельцем помещения являлся как раз Давыденко В.Н., Филиппов же владел исключительно идеей: обустроить по данному адресу кафе.
Как любят писать следователи: «реализуя свой замысел», Вадим Филиппов заключил договор аренды на помещение, которым владел Давыденко. В связи с невозможностью реализовать проект за счет собственных средств, пригласил в качестве партнера Солодкина А.А., который ставил свой автомобиль на автостоянку Филиппова. Солодкин от участия в проекте отказался, сославшись на отсутствие времени (А.А. Солодкин в тот момент возглавлял «Искитимцемент» ), но предложил в соучредители Льва Бляхера. Ремонт и обустройство помещения частично шло в зачет арендной платы. Иначе говоря, арендные платежи были вложены в стены, пол и потолок помещения, принадлежавшего Давыденко.
На финише реализации проекта выяснилось, что невозможно получить необходимые для работы кафе мощности по электроэнергии (Прил.022), пожарные выставили жесткие ограничения по количеству мест (Прил.023), а лицензию на продажу алкоголя вообще не дали.
Проект умер. Филиппов, как утверждают свидетели, ушел в запой и перебрался с раскладушки в кафе «Пикник» на койку в Железнодорожной больнице. Убытки понесли и Филиппов и его партнер в равной мере.
И бизнес у Вадима Геннадьевича никто не отнимал. Согласно ответу из налоговой инспекции на запрос следствия директором ООО «Пикник-АВС» на момент ликвидации предприятия в 2008 году значился именно Филиппов.
Отремонтированное помещение осталось владельцу и позже было выкуплено Львом Бляхером у В.Н. Давыденко.
Претензии к бизнесмену Филиппову никто не предъявлял, несмотря на то, что он был инициатором аферы и втянул в свой прожект третьих лиц. Более того, исходя из показаний Филиппова, именно он ходил к Солодкину А.Н. и настаивал на содействии в возвращении потерянных им денег.
Два дополнительных штриха к портрету героя.
В у.д.№10241 имеется справка(Прил.
024024_1) о том, что Филиппов Вадим Геннадьевич состоит на учете в Железнодорожном ОВД как домашний дебошир и по нему возбуждалось уголовное дело по ст. 112 УК РФ (умышленно причинение средней тяжести вреда здоровью).
В феврале 2010 года Филиппов В.Г. явился в администрацию Октябрьского района, где Солодкина Е.А. (дочь Солодкина А.Н. ) работала заместителем главы и предложил в обмен на 300 тыс. долларов США отказаться от подачи заявления в Следственный комитет о «преступлении» её отца и брата. Вымогателя выставили вон. Заявление, как мы убедились Филиппов подал. Правда, сумму компенсации скорректировал. С февраля по сентябрь следователи трудились в поте лица, увеличивая объем макулатуры. Суд признал обвинения несостоятельными.
О воспрепятствовании следствию (ч. 3 ст.294 УК РФ)я уже писал. И подробно останавливаться на нём не вижу смысла.
Суд, также, отказался от обвинений в руководстве преступным сообществом с использованием должностного положения (ч.3 ст.210 УК РФ). Что вполне логично. Мало того, что практически все преступления, которые инкриминировали Солодкиным и Андрееву совершены ПРОТИВ участников группировки Трунова, но и ни у кого, кроме Андрея Андреева вменяемые им преступные эпизоды по хронологии не совпадали с занятием каких-либо должностей.
И опять тактическая схема четко прослеживается во всех трех обвинениях. Есть некая исходная фактическая информация, на скелет которой наращивается тело нужных показаний, после чего формируется обвинение, используемое позже для создания видимости активного расследования, увеличения бумажного объема у.д., продления срока содержания под стражей и ПРОПАГАНДЫ через подконтрольные СМИ.
В заключение данной главы немного статики.
Из 176 томов уголовного дела № 10241, поступивших в Новосибирский областной суд, первые 80 томов имеют весьма условное отношение к Солодкиным или Андрееву. Это история группировки Трунова: кто когда вошел, кто куда вышел, в кого из чего стреляли и где оружие хранили. Массу бумаги следователи потратили на запросы по всем банкам Новосибирска о личных счетах вышедших и оставшихся с боссом членов группировки Трунова. Вдвое увеличили объем переписки ответы банков. Сотни страниц составили уставные документы и данные из налоговой инспекции различных предприятий, не имевших никакого отношения к Солодкиным и, тем более Андрееву, предпринимательством не занимавшемуся.
Том №96 целиком посвящен отчету налоговой инспекции по учетным данным БК «Локомотив». Замечу: никакого криминала не обнаружено.
Том №97 полностью состоит из данных налоговой инспекции по БК «Локомотив» и ОАО «Запсибзолото».
Два тома посвящены вымогательству у предпринимателя Добрынина, которым не то что Солодкины с Андреевым, но даже Трунов никакого отношения не имел. К этому замечательному вымогательству мы еще вернемся. И т.д., и т.п.

Следователи, конечно, трудились в поте лица и своими запросами заставляли трудиться сотни людей в государственных учреждениях и частных компаниях. Все эти потраченные человека-часы ровным счетом ничем не помогли правосудию, ничего не дали городу, стране, цивилизации. Впустую выброшенное время, свое и чужое… Яркий пример должностного бюрократического преступления против человечества.

Экстрасенсорика
Статья 73. Уголовно-процессуального кодекса РФ требует от правоохранителей установить обстоятельства, подлежащие доказыванию

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;
8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Из всего этого списка следователи, как правило, устанавливают только виновность (на уровне декларации), а так же характер и размер вреда. Имущество, подлежащее конфискации признается таковым без доказывания. А зачем напрягаться? Конфисковать лучше все, а что не понадобится, всегда можно вернуть. И это общий подход, касающийся не только дела Солодкиных.
Так, у автора этих строк, 01 февраля 2008 года следователь Фомин А.В. провел обыск и изъял компьютер, все электронные носители, цифровой фотоаппарат, под тем предлогом, что меня подозревали в создании сайта экстремисткой направленности. В течение дня выяснилось, что я никакого отношения к сайту не имею. Более того, обыск у меня был произведен по ошибке. На мою тираду, мол, ладно, ошиблись, ладно, не извинились, но изъятое-то верните, юрист третьего класса, пряча глаза, сообщил что, поскольку все уже оформлено протоколом, уложено в мешки и опечатано, то вернуть можно будет только после производства всех следственных действий.
И когда?- спросил я.
- Ну, месяца через полтора. Нам же нужно все изучить…
И, действительно, изучали содержимое дисков и компьютера больше месяца. И счастье, что вообще вернули.
Что уже говорить об имуществе Солодкиных и Андреева. На обысках сметалось все по методу сумасшедшего пылесоса.
У Александра Наумовича, находившегося, между прочим, в статусе свидетеля, изъяли зарплату, которую он вез баскетболисткам «Динамо» вместе с ведомостями и расписками: у кого и сколько занял Солокдин А.Н., чтобы выплатить спортсменкам, хотя бы часть задолженности. Заниматься этим вопросом обязан был начальник клуба. Но полковник МВД, назовем его А., самоустранился и свалил проблему на председателя попечительского совета БК «Динамо» Солодкина А.Н. Следователи сочли эти финансы преступными. Деньги были возвращены только спустя несколько месяцев после выхода Александра Наумовича на свободу.
С Андреевым вообще смешно. Человек всю жизнь служил за одну зарплату. Что и было доказано в суде. Правда, Председательствующая Лариса Чуб вписала в Приговор противоречащий разуму пассаж, мол, несмотря на то, что у Адреева А.В. не было обнаружено имущества, наличных средств и средств на банковских счетах, которые могли бы быть добыты преступным путем, судья согласна с прокурором и уверена, что бывший зам. начальника областного УФСКН по НСО оказывал содействие ОПС Трунова за денежное вознаграждение. Волшебно: преступного дохода нет, а статья есть.
Так вот, у Андрея Владимировича были изъяты из сейфа деньги, приготовленные для выкупа путевок. Он с семьей собирался в отпуск. Половина суммы являлась личными накоплениями. Вторая половина была взята в кредит в банке. Все документы имелись. Сумма кредита и время получения средств полностью совпали с теми пояснениями, которые дал следователям Андреев.
Историю с «Геленвагеном» я описывал раньше. У полковника Андреева также арестовали автомобиль. И ничего, что машина была получена в наследство от предпринимателя-отца. Суд данное имущество возвратить отказался.
Были арестованы все квартиры, находившиеся в собственности у Солодкиных. В том числе однокомнатная хрущевка на пл. Маркса, принадлежавшая Юрию Солодкину. Арестованная следователями квартира на Челюскинском жилмассиве, оформленная на Александра Александровича Солодкина была побольше. И в той и в другой квартире на безвозмездной основе проживали приглашенные из других городов баскетболисты БК «Локомотив». Больше не проживают.
В кабинетах следственного комитета по СФО исчезли два изъятых компьютера. Один принадлежал Солодкину-младшему, а второй буквально перед арестом был им куплен для дочери.
В момент задержания 16 февраля 2010 года в автомобиле Александра Наумовича был произведен обыск. Мародеры забрали 2 сотовых телефона, следы которых в уголовном деле удалось отыскать с огромным трудом уже при вынесении приговора. Где-то в сейфах следователей пропал заграничный паспорт Александра Александровича Солодкина. Тот самый, в который была вложена «грин карт» и в котором содержались все отметки о въезде в Россию и выезде за рубеж. Т.е.документ, подтверждавший, что Солодкин А.А. с 1995 по 1998 год не находился в России и не мог войти в это период в ни в группировку «Трунова», как это утверждал Хасан Ганеев и хор соглашенцев из бывших «Труновских», ни в какую-нибудь иную.
Не удержались следователи и от безвозмездного изъятия металлической пластинки с двумя миниатюрными бриллиантами и надписью «1 миллион долларов». Цена вещицы едва ли превышает пару тысяч рублей и подарили её Александру Александровичу избиратели в благодарность за активную и полезную работу депутата Солодкина на территории округа.
Следователи на обысках хватали все, что под руку попадет. У Андрея Андреева дома изъяли: кассеты, диски, фотоальбомы, список бригады охотников(!), лист бумаги ЗАО «Сибирь-Н», его первое служебное удостоверение, «3 фотографии с изображением Андреева А.В. и неизвестных мужчин на охоте»! Зачем следователям понадобились неизвестные мужчины? Ну, добро бы это был подлинник Василия Перова «На привале»!
У Солодкина-младшего утащили, даже кассеты дочери с детскими фильмами.
Но первобытная страсть к собирательству нередко ставила в глупое положение «высоких профессионалов» из СК РФ и их компетентное начальство.
Снова цитируем генерала от мифологии Владимира Маркина
«Для возмещения ущерба, причиненного преступлениями, по инициативе следствия на имущество обвиняемых общей стоимостью более 90 миллионов рублей наложен арест. Это квартиры, дорогостоящие автомобили, крупные суммы денежных средств и ценные бумаги. В случае признания Солодкиных виновными за счет этого имущества будет возмещен ущерб 17 потерпевшим.»
Начнем с дифирамбов и арифметики.
Ах Маркин, Маркин! Если бы с Гербертом Уэлсом встретились Вы, а не Владимир Ульянов-Ленин, то удивления писателя фантаста «кремлевским мечтателем» померкло бы перед Вашим поразительным талантом бреда наяву.
17 потерпевших – это кто? Следственная группа по у.д. 13435? Новая порция друзей Оушена?
Давайте загибать пальцы. Потерпевшими по делу Солодкиных-Андреева следствие сочло:
-Шаравина, Боженко, Закузеного , Лобачева. Квартет трех мушкетеров-рэкетиров и Д’Артаньяна –юриста, которые хапнули акции Центрального рынка и сравнительно честно увели большую часть активов Александра Трунова;
- семейного дебошира Филиппова с бывшей супругой, в отношении которой он и дебоширил;
- представителя группировки Трунова на Гусинобродской барахолке Сергея Надеина. На том основании, что Надеин, якобы дал взятку полковнику Андрееву через Александра Соодкина-младшего за освобождение от уголовной ответственности своей жены- наркоторговки. К этому эпизоду мы еще вернемся.
- бывшего лидера Труновской группировки, представлявшего отцов-основателей – Виктора Елькина, за которым, зачем-то «следил», используя служебные возможности Андрей Андреев;
-охранника автостоянки Зайцева, избитого людьми Хасана Ганеева. Хотя он исковых требований не заявлял, потерпевшим себя не признал и в суд не явился. И вот ведь что характерно: по логике, возмещать нанесенный ущерб за сожженные автомобили и нанесение телесных повреждений должны были в первую очередь организатор и поджигатели, чья вина очевидна и доказана: Ганеев Х.Р., Юпижан К.В и ЕгоровП.В. Но потерпевшего Фрунзика Хачатряна, его сына и его водителя, на которых были оформлены сгоревшие машины, директора автостоянки за Водным институтом и собственно НГУВТ, возместивших в судебном и досудебном порядке ущерб Хачатрянам, следствие инициировало заявить исковые требования именно к Солодкину А.А., а не к ранее, фактически оправданному судьей Билюковой и прокурором Морковиной Косте Юпинжану или позже осужденному Хасану Ганееву.
И еще один вопрос. Если НГУВТ и директор автостоянки возместили убытки, то как официальные владельцы сгоревших джипов Хачатрян-младший и водитель Хачатряна-старшего стали потерпевшими?
Горевшие черный и белый
JeepGrandCherokee были позже проданы. Во время следствия оба автомобиля следователи осмотрели. Следов обгорания не обнаружили. Т.е. автомобили были полностью восстановлены и реализованы третьим лицам.
Более того, в СМИ проходила информация, что машины Хачатряна имели страховку от несчастного случая. Вывод: кто пострадал, а кто заработал, можете сделать сами.
Я не знаю, как товарищ Маркин учился в школе и что имел по арифметике, но количество потерпевших в деле 10241, даже если брать всех скопом и не подвергать сомнению их процессуальный статус, никак не бьется с цифрой 17.
Желающие могут проверить.
А теперь об 90 миллионах. На фоне Московских коррупционных скандалов сумма убогая, да еще и в рублях. Но, беда в том, что и она, как и все о чем вещает Маркин, высосана из его мизинца левой руки.
В эту сумму вошли, например, 30 простых векселей на 2 520 020 долларов США. Это бумаги, которые были эмитированы компанией «Сибирский транспортный терминал» как обеспечение по кредиту. Из 90 миллионов рублей, о которых вещал Маркин, приблизительно 70 миллионов - векселя ООО «СТТ». Стоимость их меньше нуля. Потому, что эту бумагу можно только сдать в переработку на гофротару. Вряд ли претенденты на возмещение ущерба, будь их 12 или как у Маркина 17 согласились бы получить в виде компенсации это сокровище. Суд вполне резонно решил вернуть макулатуру, тем, кто ее приобщил к делу: СО по СФО СК при прокуратуре РФ. То есть, ведомству, которое не существует уже пять лет!
А теперь с удовольствием займусь плагиатом и уступлю сцену подсудимому Солодкину А.А. Его выступление в прениях как нельзя лучше характеризует, то как обвинение реализовало два первых пункта требований ст. 73 УПК РФ и доказывало :
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
Александр Александрович сначала цитирует выступление в прениях прокурора Егоровой, а потом комментирует суть сказанного государственным обвинителем.

«В неустановленное время» - эта удивительная фраза не только здесь, она в обвинительном заключении написана и перекочевывает из документа в документ!«В неустановленное время, в неустановленном месте Александр Александрович сказал Радченко, что нужна встреча Надеина с Андреевым». Чем это может быть подтверждено? Где Радченко? Где его показания по этому поводу? Я что-нибудь подобное говорил? Более того. Сам Надеин говорил, что его послал в ФСКН Радченко и ничего не говорил об участии Александра Александровича Солодкина. Откуда берет это прокуратура – я не понимаю!
Дальше продолжаем: «Андреев, в неустановленном месте, в неустановленное время сообщил Александру Александровичу, что Надеина введена в заблуждение»
и можно провести операцию мошенничества. Или, как это назвать.
И вот опять – это какая-то экстрасенсорика прокуратуры. Не более того. Мы с Андреевым, на которых ссылается прокурор, ничего подобного вообще по этому поводу не говорили.
Если бы это происходило не в таких условиях, когда ты стоишь за решеткой и от тебя зависит твоя судьба и судьба твоих детей, к этому можно было бы спокойно относится: «Собака лает – караван идет». Но здесь-то другая история! Ведь это же говорит официальный человек, представитель прокуратуры!

«У Александра Александровича Солодкина возник умысел на вымогательство у Филиппова денег, вложенных в кафе и он предложил это осуществить Бляхеру и Александру Наумовичу Солодкину, они, в свою очередь, отдавая отчет своим действиям, дали согласие на вымогательство».
Вот, скажите мне, пожалуйста: в этом разговоре, судя по тому, как представляет прокуратура, участвовали три человека. Александр Александрович Солодкин, Александр Наумович Солодкин и Бляхер Лев Яковлевич. Бляхера нет, он в розыске. Александр Наумович отрицает вообще свое участие и отношение к этому бизнесу, я таких показаний не давал. Скажите мне, пожалуйста, каким гипнотическим образом прокуратура доходит до таких выводов? Чем это подтверждается? Где существуют хоть какие-то доказательства тому, что я кому-то что-то «предлагал»? «Они, осознавая, на это согласились»? С таким же успехом можно было сказать, что Бляхер предложил Солодкину Александру Александровичу, а он согласился. Нет. Все эти пустые слова подгоняются под конструктор уголовного дела. И конструкция должна быть такой, какой ее нарисовали в далеком 2010 году.
«В сентябре 2001 кафе «Пикник» было открыто».
Это кафе, уважаемая Анжелика Эдуардовна, не открывалось никогда. И здесь был получен ряд свидетельских показаний, в том числе и собственника помещения – господина Давыденко, администратора этого заведения Григорьевой и т.д. Масса была показаний и все, как один говорили одну простую вещь: это заведение не открывалось никогда. Оно не могло было быть открыто в этом помещении по причине того, что в этом помещении не могло быть общепита априори. Не было разрешительных документов. И Филиппов обманул Бляхера. Филиппов мошенник. Я заявляю это абсолютно категорично. Мошенник обманул человека, тот, конечно, виноват, что недосмотрел, но, тем не менее, это Филиппов затянул Бляхера в это заведение, утверждая, что в этом помещении могло быть кафе.

«Александр Александрович Солодкин и Лев Яковлевич Бляхера дали указание неустановленным охранникам не пускать Филиппова в кафе».
А не установлены они, Анжелика Эдуардовна, потому, что таких охранников не было, которым бы такие давались указания. В любом другом случае Вы, как представитель прокуратуры, которая здесь поддерживает обвинение, должны были бы таких свидетелей предоставить.
Есть официальное охранное предприятие, которое по сей день работает. По нему проходят проверки. В нем есть люди. Есть договоры, которые можно было бы проверить и уточнить: какой сотрудник стоял на этом объекте. Вызвать его, побеседовать с ним, получить от него показания, в конце концов, по поводу того: давали ему такие указания или нет. И в таком случае Вы бы поняли, что эти заявления абсурдные и пустые, как и все, что он (Филиппов прим. авт.) здесь говорил. Ни один свидетель, Ваша Честь, не подтвердил, что кого-то в это заведение не пускала охрана.

«Александр Александрович Солодкина, Александр Наумович Солодкин, а, так же Бляхер, продолжали оказывать услуги населению в этом кафе».
Какие услуги? Я уже об этом сказал. Кафе никогда не работало. Никаких услуг населению это кафе не оказывало. Никогда. И Вам здесь куча свидетелей это подтвердила.
«Боженко, Закузеный, Лобачев, Елькин вышли из ОПС из-за разногласий по поводу влияния на органы власти». Я не понимаю: откуда это? Ни один из них, даже в их воспаленном мозгу и желании уйти от наказания за совершенные преступления, ничего подобного не говорил. Они говорили, что они бизнес не могли поделить. Им не нравилось, что Трунов тратит деньги на спорт и много чего еще говорили. Но никогда не звучало того, что они не сошлись по поводу влияния на какие-то органы власти.
«Трунов собрал Радченко, Солодкина А.А. и дал им указание: собрать информацию об образе жизни, вышедших из ОПС».
Ни показаний Трунова по этому поводу нет. Ни показаний Радченко не существует. Откуда это взялось? Трунов здесь сидел. По нему проходило разбирательство. По нему был суд. Почему его по этим обстоятельствам не допрашивали? Почему его не привели в наше заседание, когда он был в Новосибирске? Не тогда, когда его уже увезли в колонию и непонятно, что с ним там сделали.
Таких показаний нет, а громкие заявления прокурора – есть, что мне Трунов давал какие-то указания. Толи со звездами общаются, толи с духами!

«Александр Александрович Солодкини решил вопрос через Андреева Сергея Владимировича о том, что ОПС не будет платить деньги в бюджет города с авторынка».
Ваша Честь, я снова возвращаюсь к тому: откуда берет это прокуратура? Мы допрашивали здесь Андреева Сергея Владимировича. Мы допрашивали здесь Воронова Виктора Александровича. Четко и ясно люди объяснили ситуацию, что земельные участки на улице Петухова специально выделялись на таких льготных условиях, для того, чтобы привлечь на них инвесторов. На пустырь людей звали. Именно поэтому дали налоговые каникулы в течение года. Не одному предприятию, а по всем 18 выделенным участкам. Одинаковые льготы. Откуда прокуратура черпает свои выводы? Она предоставила хотя бы одну бумагу, где стояла бы подпись Андреева, где он своим единоличным решением решил бы вопрос о не получении арендных платежей с этого участка?
Сто раз было сказано здесь и сто раз было подтверждено разными свидетелями, что вопросы бюджетного характера решаются коллегиально. Решаются через сессию Городского Совета. И нет такого человека, который мог бы единолично взять и простить кому-то арендную плату. Нет ни одного документа, ни одного подтверждения, зато красиво звучит: «решил вопрос».

Механошин, Ваша честь, никогда не говорил, что
«Радченко его познакомил с Александром Александровичем», а «Александр Александрович брал у него» какие-то там документы и что-то для него решал (Прил. 26, прокурор пыталась привязать Солодкина А.А. к назначению Механошина на должность директора Центрального рынка в 2000 году. Прим. авт.). Этого никогда не было. Более того, Механошин конкретно указал: где, при каких обстоятельствах и когда мы с ним познакомились. И он сказал, что это было у директора департамента в кабинете. И что я в этот момент был уже депутатом. А это не ранее 2005 года. Понимаете? И опять прокуратура абсолютно бездоказательна. Сказала и сказала.
«Солодкины понуждали предпринимателей к оплате в пользу ОПС Трунова. Так, например, Филиппова».
Скажите, пожалуйста, Ваша Честь, прокуратура не понимает: что она говорит? Какие деньги Филиппов заплатил в пользу Трунова? Ну, скажите мне, может быть, я что-то не знаю? Более того, Филиппов сам в своих показаниях сказал, что он никогда не передавал Солодкину Александру Александровичу никаких денежных средств. Так же, как, в прочем и Бляхеру. Не говоря уже об Александре Наумовиче. Так какие понуждения? Какие денежные средства в пользу Трунова? Вы о чем говорите?
Давыденко, это собственник помещения, в котором предполагалось построить кафе «Пикник». Давыденко, как утверждает прокуратура, говорил, что «ему в какой-то момент Бляхер сказал, что он, Бляхер, новый собственник помещения».

Вы просто подумайте: как мог Бляхер придти к собственнику помещения и сказать: «Я теперь новый собственник!»? Это же невозможно просто. Давыденко, давая показания в суде, сказал, что в один прекрасный момент, когда пропал Филиппов, запив в очередной раз, и скрывался от исполнения своих обязательств по отношению к нему, как к арендодателю, он пришел в кафе, искать Филиппова и там встретил Бляхера. Который Давыденко сказал, что с этого момента, вероятно, он будет продолжать с ним отношения по аренде и по оформлению документов. Именно это здесь говорил Давыденко - собственник помещения. Откуда прокуратура взяла, что Бляхер пришел к Давыденко и сказал, что он новый собственник?»
Эти комментарии можно продолжать до бесконечности, потому, что все обвинения в уголовном деле 10241 построены на произвольном тольковании умозрительных предположениях «соглашенцев», которым следователи и прокуратура пытались придать хоть какую-то юридическую форму.
На мой взгляд, главная проблема, с которой столкнулся суд при вынесении приговора, заключалась в том, что интеллектуальный уровень, так называемых, «свидетелей обвинения», являвшихся основными поставщиками компрометирующей информации и интеллектуальный уровень следователей, в большинстве своем не имевших сколь либо значительного опыта работы, уступал интеллекту и опыту обвиняемых и защиты. В результате бандиты под диктовку вчерашних выпускников юридических ВУЗов сочиняли вирши о том, как в их представлении принимаются решения в органах власти.
А на противоположной стороне, на скамье подсудимых, находились профессионалы, реально принимавшие такие решения.
Андрей Владимирович Андреев, без пяти минут генерал, знающий все тонкости оперативной работы, движения информации и порядок доступа к ней в МВД и УФСКН. Конечно, юные следователи и полуграмотные урки могли выдумать обвинения, будто на совместных совещаниях МВД, УФСКН и ФСБ на всеобщее обсуждение выносятся детали секретных операций. Понятно, что насмотревшись фильмов по НТВ они могли предложить версию о том, что Андреев способен проникать в СИЗО-1 к заключенному Радченко, не оставив автограф на посту охраны в журнале учета посетителей. Или, что мог по личному звонку организовать прослушивание телефонных переговоров. Ладно бандиты, но следователи-то должны были озадачиться вопросом: почему штатный сотрудник ЗС РУБОП Александр Никитин заказал прослушку Хачатряна не профессионалам по ведомственным каналам, а дилетантам из ОПГ Трунова? А ответ на поверхности. Потому, что на данное ОРД необходимо получить санкцию начальства, согласие прокурора и постановление суда. Только после этих процедур Постановление суда попадает в соответствующую службу ФСБ, которое занимается снятием информации с электронных каналов связи. И как тогда инициатору ОРД организовывать покушения на объект прослушки? Да никак. Вот и сгодились труновцы с примитивным комплектом оборудования, как на суде охарактеризовал сам А.Д.Никитин, использованную при прослушивании технику.
А Андреев все процедуры и ведомственные инструкции знает назубок и ложь свидетелей раскладывает по полочкам, так, что государственному обвинению приходится демонстративно затыкать уши, дабы не услышать безальтернативную правду.
Впрочем, с затыканием ушей, как мы убедились выше, у прокуратуры все обстоит замечательно.
Или Александр Александрович Солодкин, изнутри изучивший систему принятия решений на уровне городского совета и мэрии. Можно, конечно, писать фразы, вроде того, что Солодкины решили вопрос со снижением аренды для «Праздничного зала». Только куда деть порядок принятия решения и оформления документов, существующий в мэрии и городском совете? И получается, что снизить аренду на словах легко, но документы этим словам противоречат. Что делает воспетое Маркиным следствие и контролирующая следствие прокуратура? Они оставляют слова и убирают документы. Для СМИ подмена документов словами прокатывает, как гоночный боб по хорошей ледовой трассе. А вот суду нужно чем-то обосновывать принцип превалирования слов над доказательствами.
А Александр Наумович Солодкин? Специалист, создавший первый хозрасчетный баскетбольный клуб в СССР. Эксперт в спорте и на уровне его организации и на уровне экономики.
Конечно, А.П. Боженко вполне убедительно мог поведать следователям, что спонсором БК «Локомотив» никогда не был. Что баннер сделал потому, как попросил Солодкин, а отказать было неудобно. Что в программках к матчам среди спонсоров значилось «Запсибзолото» по недоразумению. Что Южин и Шаравин посещали баскетбольные матчи из чистого любопытства, а на совместных послематчевых банкетах спонсоров клуба и первых лиц города и области учредители «Запсибзолота» пили, ели и общались с высокопоставленными чиновниками по недоразумению. То есть, спонсорские бонусы ОАО «Запсибзолото» получало, а денег на баскетбол не давало.
Все, кто связан со спортом, дружно посмеялись над изобретением А.П. Боженко. Но следствие, прокуратура, а вслед за ними и суд легко поверили. И не потому, что не способны отличить враньё от правды. Потому, что враньё вписывается в канву обвинения, а правда эту канву рвет на нитки.
«Великий мыслитель современности» Хасан Ганеев на радость обывателям с телевизионного экрана делился впечатлениями от того, как «Труновские» совместно с Солодкиным А.Н. пилили областной бюджет.
После вынесения приговора возникает определенная неловкость: если Солодкин А.Н. и «Труновские» бюджет действительно пилили, почему нет переданных в суд уголовных дел по распилу государственных средств?
А если не пилили, то кто и почему позволил обвиняемому Ганееву, заключившему, между прочим, сделку с правосудием, давать сольные концерты, и вбрасывать заведомо ложную информацию?
Так вот, всю эту липкую пакость, неясного происхождения с отсутствием гарантий от ботулизма, пришлось переваривать суду.
Правдивость оказаний Хасана Ганеева отлично иллюстрирует ситуация с так называемым «общаком». В ходе одного из первых допросов бывшего казначея «Труновских» следователь задает вопрос (Прил.025_0):
«-Кто держал общую кассу в преступной группировке?
Ответ Ганеева Х.Р.: Общей кассы, как таковой, не было. Просто деньги, которые я собирал ежемесячно делились между членами группировки, способом, который я ранее указывал в допросах, если были нужны деньги на деятельность группировки, то деньги выделялись мной тому человеку, на кого указывал Трунов А.А.»
Такой ответ следствие не устраивает: нет «общака» - нет ОПС! Нет ОПС – нет громкого уголовного процесса. И так все очень зыбко. Даже, казалось бы, такой выигрышный, с точки зрения обвинения объект как Барахолка на Гусинобродском шоссе логично вписать в статьи УК РФ не удалось. Потому, что на начальном этапе преступные группировки скупали у администрации Гусинобродского рынка оптом талоны на торговлю, а потом их перепродавали. После реорганизации МУП в ОАО «Гусинобродское» предметом перепродажи стали контейнеры. И в том и в другом случае, с позиции Закона уязвимым местом был только сговор между администрацией муниципального рынка и лидерами преступных группировок. Но администрация рынка – это бывшие ответственные сотрудники МВД со всеми вытекающими последствиями. Кто же против них станет возбуждать уголовные дела? Их партнеры в погонах?

И вот 2 июня 2010 года следователь по особо важным делам Алексей Лебедев проводит проверку на местности показаний Хасана Ганеева как раз по поводу «общака» Труновской группировки. Хасан Раисович с важным видом показывает какую-то квартиру в Калининском районе, в которой некогда проживала родственница Анатолия Радченко и повествует о сейфе с общаком. Потом везет экскурсию в промзону на ул. Зорге и тычет пальцем в окно офисного корпуса, где, якобы, одно время также хранился сейф с общими деньгами группировки. А завершает прогулку, как все уже догадались, на Серебренниковской, 23. Так «общак», которого не было, оказался на хранении у Солодкина А.А.
Сейф, правда не такой, кокой описывал Хасан, на Серебренниковской нашли, а вот драгоценного «общака» обнаружить не удалось. Но это не помешало суду и государственному обвинению вменить хранение общих средств группировки Трунова Солодкину А.А.
Уважаемые читатели, кому интересно, могут посмотреть этот спектакль на YouTubehttps://www.youtube.com/watch?v=qoVm3RIhqxs
Следователям, если начальство потребует, написать «В неустановленном месте, в не установленное время у Имярек созрел преступный умысел» - как дважды два сосчитать.
Прокурору Семчишину установить рекорд по скорочтению, изучить 180 томов уголовного дела за 5 дней и не найти изъяна, тоже большого ума не надо. Кто с него спросит: «Дорогой, ты поддержал обвинение по 12 статьям, а суд половину из них забраковал. Ты куда глядел?». Никто не спросит! Он же генерал! Почти памятник!
Государственные обвинители в процессе тоже могут, как выразилась прокурор Марина Морковина - «при раздаче слонов» - попросить высшую меру социальной защиты, а потом согласиться с условным сроком. Не они же отвечают за приговор.
А судья оказывается как раз на линии огня. Под Приговором его подпись. Не хотелось бы мне оказаться в судейской мантии за столом Председательствующего никогда, а в деле Солодкины-Андренева особенно. Потому, что за три года вполне можно понять, что следствие изобрело событие преступления, но не установило: время, место и способ его совершения. Что, впрочем, вполне объяснимо.
Проблема суда, главным образом, заключалась в том, что отсутствие доказательств не мешает заранее вынести приговор в СМИ и публика не поймет, если приговор суда будет значительно отличаться от приговора, вынесенного обществом. И никому не объяснишь, что свидетели лгали, следствие фальсифицировало доказательства, а чиновники, о Боже (!) невиновны. Для этого придется погружать обывателя в конкретные детали и обстоятельства. Но обыватель не имеет времени и желания разбираться с деталями. К тому же, люди готовы поверить в заряженную Кашпировским воду, в предсказания Джуны и Ванги, но к вере в невиновность чиновников они не готовы.
Да и какие СМИ разместят разъяснения суда? Для новостных изданий и передач, из которых в основном черпали свои знания по делу Солодкиных-Андреева народные массы, аналитика, что называется, не формат. К тому же, как «Комсомольской правде» или «Вестям. Дежурная часть», шесть лет злобно бубнившим про клан Солодкиных, вдруг расписаться в своём непрофессионализме, неосведомленности и ангажированности? Это уже не вопрос принципа. Это вопрос финансирования и выживания.
В результате, суд, во-первых, не имеет возможности объективно разбираться в обстоятельствах дела, и, даже при наличии желания, установить вину, а не назначить виноватых.
Во-вторых, судья никогда не посмеет вынести приговор, противоречащий сформированному ПРОПАГАНДОЙ общественному мнению.
Как видим, ПРОПАГАНДУ, заказчики дела 10241 использовали не только для зомбирования населения, но и как инструмент влияния на суд.
Использовали постоянно и, по большей части, добиваясь нужного результата.

Диагноз: синдром следственного беспредела

Уважаемый читатель! Всю книгу с полной раскладкой по действующим лицам и персонажам, управлявшим новосибирской мафией в 90-х и 2000-х, с фото-копиями реальных документов из следственного дела Вы можете приобрести, фактически, по цене бутылки пива. Согласитесь:это мизерная цена за возможность расширить кругозор, разобраться с тем, кто, на самом деле руководил организованной преступностью, как работает современная правоохранительная систем России и кого слушает суд.
К тому же, не выпитое пиво - пусть небольшой, но всё же взнос в сохранение Вашего здоровья.
приятного чтения!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить