Мелкий почерк Врунгеля

Беда капитана ВрунгеляИюнь. Маршрутка. На заднем сиденье мамаша с сыном. Ей – чуть за сорок. Ему, наверное, около десяти. Судя по разговору, ребенку только что поставили укол и женщина старается его отвлечь от букета негативных эмоций, полученных в поликлинике.

-Что ты мне будешь сегодня сдавать? Врунгеля?

- Нет, Врунгеля я сдавать не буду.

- Почему? – на круглом, словно очерченном циркулем лице женщины, скорее любопытство, чем недовольство.

Ребенок голубыми глазами изучает пейзаж, мелькающий за окном,  отвечает задумчиво и рассудительно:

- Ты не представляешь, какой он сложный писатель для моего возраста…

- Чем же он сложный? -  в голосе мамаши слышна ирония. Но сын иронию не замечает. Он отрывается от созерцания улицы, поворачивает к маме такую же, как у нее круглую голову и доверительно сообщает:

- Ты не видела его почерк!

 

- И какой же у него почерк?

- Очень мелкий. – мальчик замечает в глазах матери насмешку и поясняет, - Он не для детских глаз. Ужасный. Я ничего прочитать не могу. Врунгель - взрослый писатель. Вот вырасту, тогда прочитаю.

- Ты книжку-то открывал?

Ребенок чувствует опасность, замечает в ладони у матери горстку мелочи и быстро меняет тему.

- Два билета по восемнадцать рублей – это тридцать шесть рублей. Ма, давай я посчитаю?

- Сама справлюсь.

-Давай, посчитаю и водителю передам!

- Я сказала: сама справлюсь.

- Ну, смотри, как хочешь. – голубые глаза снова погружаются в экран окна маршрутки.

- Может нам недельки на две  в Турцию махнуть?

- В Турцию? – задумчиво, на распев, повторяет название страны мальчик.

- Ну, да. В Турцию.

- В тот же отель?

- А что, он тебе не нравится?

- Почему? Нравится. Только ма,  у меня предложение!

- Какое?

-  Давай поедем не на две недели, а на два года?

- Как на два года? – искренне удивляется мама, - У тебя же школа?

- Я решил: мне пока учиться не надо. Мне надо подрасти. Вот через два года вернемся, и я снова пойду в школу.

- Так не получится!- твердо говорит мама.

- Жаль, - сын теряет интерес к Турции, разговору, маме и всему, что внутри маршрутки.

 

***

 

Я два месяца пересказываю эту историю знакомым детям. Никто, не смеется. Даже свежеиспеченные обладатели аттестатов зрелости  не читали Врунгеля и только с подсказки вспоминают мультик.  Видимо, правда, Андрею Некрасову нужно было писать свою книгу каллиграфическим почерком и шестнадцатым кеглем.  

 

 

    

 

     

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить